Вверх
Вниз

Akuma Project

Объявление



Добро пожаловать на Akuma project! Здесь вы сможете раскрыть множество тайн, сразиться с невероятно свирепыми врагами, отыскать новых друзей и стать частью закрученной истории! Начать знакомство с нашим форумом вы можете с темы игрового мира.

Игровое время: месяца Вайдэма, Анхема и Роугира. Создавать эпизоды после месяца Роугира - нельзя

  • Новости форума
    Наша история уже приблизилась к логическому завершению. В скором времени форум будет доигран, поэтому приём новых игроков более не ведётся. Впрочем, вы можете свободно общатсья во флуде и неблюдать любые интересные вам игровые темы. Спасибо за внимание.


  • Топы


    Рейтинг форумов Forum-top.ru

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Akuma Project » События настоящего » Castle of Glass


    Castle of Glass

    Сообщений 1 страница 30 из 52

    1

    1. Участники: Сэлем Веритас, Anna Yasuda
    2. Время/место: 28 Вейдема. Пригород Текумо.
    3. Погода: Прохладно, относительно снежно.
    4. Описание: Дорога, тишина, умиротворение, приключение, тайна, писатель, загородная резиденция, тьма. Как столь много веще сошлись в одном месте? Каким образом Сэлем и Анна могут быть оба связаны со всем этим, и зачем им нужно обыскивать особняк в столь отдаленном от города месте? Всем ответам - свое время.
    5. Дополнительно:
    Приключения, ужасы, мистика

    Отредактировано Сэлем Веритас (2016-12-28 09:13:45)

    0

    2

    Одинокая дорога. Странно, как часто в последнее время мужчине приходится наслаждаться этим зрелищем, просто тонкая полоса асфальта проходящая через природу. Да, пространство открыто, ты можешь дотянуться взглядом до горизонта во все стороны, но при этом... ты все равно чувствуешь, что все, что тебе принадлежит, это - вот эта тонкая полоса асфальта. Шаг влево - шаг вправо и ты попадаешь на абсолютно чужую, почти запретную для себя территорию.
    Легкий смешок. Он не помнил, когда в последний раз позволял себе такие "глубокие" размышления. Чаще всего, он просто обдумывал свою работу, когда отправлялся в путь. Чаще всего, он просто ехал вперед, стараясь, как можно быстрее, добраться из точки в точку б, но сегодня все было не совсем так. Последнее время все было не так, возможно, частично проблема заключалась в том, что мужчина практически ничего не знал о нынешней работе. Вернее... он даже точно не мог быть уверен, на самом ли деле это - его работа. Что бы было понятнее, на самом деле нужно вернуться на несколько недель назад.
    С тех пор, как Анна и Сэлем, а если точнее, то одно из его Амплуа - "Снеговик" - разобрались с культом "Сестер Крови", прошло несколько недель. Они успешно остановили женщин с склонностями к реализации своих иллюзий и приношения в жертву мужчин, но при этом, обнаружили две других проблемы. Одной из них была банда Винсента Лоу - нигилиста, желающего уничтожить мир и умереть в этом уничтожении. Ими был похищен старый артефакт, который однако был демонтирован давным давно. Не то, что бы угрозы не было, но проблема заключалась в поиске самого Лоу. Мужчина был наемником, хорошо прятался и заметал следы. Пока, что он не всплывал на поверхность после своего удачного "нападения". С другой стороны - странный фантом, обладающий способностью сливаться с чужим эфиром просто сбежал. Существо было слишком опасным, что бы оставлять его в таком состоянии, поэтому, используя видения, которые были у Анны при контакте с ним, Веритас и Ясуда в течении долгого времени искали ниточку, что бы обнаружить странные пещеры, и странный дом, где мужчина нашел свою смерть.
    Благодаря силе самой девушки, доступу Линдермана, а так же друзьям самого Сэлема, им удалось обнаружить возможный след. Человек, смерть которого видела Анна, вероятно был Юалдом Бредли. Не самым удачливым, но популярным в некоторых кругах автором мистических и научно-фантастических рассказов. Не слишком популярный среди широкой общественности, Юалд все же смог позволить себе достаточно крупный особняк в отдаленном пригороде Текумо. Сейчас молодая предсказательница и наемник направлялись именно туда, что бы проверить догадку. В конечном счете, какой еще у них был выбор.
    Хлопья медленно падающего снега придавали всему происходящему странную Атмосферу... достаточно странную, что бы мужчина задал вопрос, которого никогда от себя бы не ожидал.
    - Как провела день Дайкне? Встреча с родителями, путешествия по заснеженному тихому городу, праздничные покупки? - что-то в этом вопросе было настолько обычным, банальным, но при этом... абсолютно родным, что на секунду выражение лица самого "Снеговика" тут же изменилось. Взгляд с которым он посмотрел в зеркало заднего вида, что бы увидеть собственное лицо не говорил ни о чем другом, кроме того, что он ожидал увидеть в нем совсем другого человека. Лучшее определение было даже трудно и подобрать.
    Но после удивленно поднятых бровей, все вновь вернулось на место. Это было что-то вроде признания, что иногда и такие чудеса могут случиться.
    Тем временем, медленно, но верно дорога сменялась, начинала слегка извиваться и заворачивать. Заворачивать к тяжелым железным открытым воротам, слегка раскачивающимся от слабого ветра, ощутимо скрипящим, но все равно, стоящим на месте, как призраки, охраняющие покой хозяина. Несмотря на то, что за местом давно никто не ухаживал, на черном железе не было никакой ржавчины, казалось даже снег не соглашался на них падать... конечно же, это нисколько не настораживало.
    А затем был крупный дом, относительно крупный, конечно. Три этажа, широкий проезд. Куда больше, чем может понадобиться одному единственному человеку. К тому же, у дома была небольшая пристройка. Что-то вроде наружной кладовки для того, что бы складывать садовой инвентарь. И, поскольку дом находился слегка на холме. Часть его была украшена камнем. В добавок, рядом с домом располагалась небольшая часовня-мавзолей. Никто не мог сказать, кому именно она принадлежала. Поэтому по большей части ее воспринимали, скорее, как деталь интерьера. И все же... Что-то во всем этом аккуратном чистом убранстве, которому было плевать на отсутствие хозяина не нравилось наемнику. О чем он правда не говорил.
    - Приехали. Ну что же, теперь пора убедиться, что это было лишь пустой тратой времени. - только вот, чем дольше мужчина рассматривал все, что располагалось вокруг, тем меньше он сам верил в это.

    Отредактировано Сэлем Веритас (2016-12-28 08:22:50)

    +1

    3

    Который раз Анна ехала в этой машине. Который раз за рулем был Снеговик. И в который раз девушка понятия не имела о том, что происходит за пределами автомобиля. Но если во все предыдущие разы еще это волновало, что сейчас предсказательница чувствовала себя совершенно спокойно. Во многом это зависело от того, что девушка, наконец, смирилась с тайной личности напарника и решила больше не загоняться по этому поводу. В конце концов, неразумно кусать руку, которая кормит.
    А «кормили» Ясуду хорошо. За те восемь дней, что провела провидица в лаборатории Грауса произошло много изменений. Начать хотя бы с того, что вспышки приступов паники практически прекратились. Конечно, порой все е «накрывало». Бывало что пророчица просыпалась по ночам со слезами и криками, снова увидев во сне что-то жутко-пророческое, но лишь только вернувшись в реальность, она быстро приходила в себя. Приступы по время бодрствования были же теперь большой редкостью. А если и случались, но друзей за врагов она больше не принимала.
    Изменения произошли и во внешнем виде девушки. Очки она больше не носила. В какой-то момент совсем прошла нужда прятаться и, если быть откровенной, и желание тоже. Смирившись с собой пророчица стала принимать себя такой, какая есть. Стиль одежды снова перетерпел изменения. Теперь, на смену классическим и изящным нарядам пришли практичные и удобные вещи. Плотные спортивного кроя брюки, обувь на плоской подошве, футболки, толстовки. Привыкшая в любой момент включиться в тренировку, Ясуда не позволяла себе всякие женские излишества.
    Но последней каплей было то, что Анна обрезала волосы. Не совсем, конечно, но от кудрей, достающих до середины спины пришлось избавиться, после того, как Гастли, схватив ее за волосы, несколько раз приложил об пол во время тренировки. Теперь волосы предсказательницы не доставали даже до плеч. Конечно, от этого Гастли не перестал использовать это слабое место, но вырваться теперь было проще. И Ясуда уяснила раз и навсегда, что отращивать волосы можно только тогда, когда точно знаешь, что этим преимуществом твой враг не сможет воспользоваться. Что добавило Снеговику еще один плюс в копилку Анны. Теперь она смотрела на его локоны с завистью. Но заимела привычку накручивать свои коротенькие прядки на палец. Что она собственно и делала, сидя в машине на задних сидениях, вытянув ноги.
    Настроение было не самое располагающее на разговоры в этот раз, они ехали на задание, которое было связано с фантомом, удравшим из пресловутых катакомб. Вернуться туда Анна не хотела бы. Да и приятных ассоциаций фантом не вызывал. Ну, разве что мысли о Флетчере Ренне. Мертвом Флетчере Ренне. Неудовлетворенно вздохнув, девушка положила руку на стекло, «выглянув» наружу.
    «Как всегда зимой. Одно и то же. Снег, снег, снег…»
    В любом случае, поездка могла быть вполне обнадеживающей дальше. Узнав настоящее имя этого порождения Эфира, Анна была искренне поражена. Он был писателем, которого она очень любила читать в подростковом возрасте. Конечно, его книги были несколько жутковаты, но всегда крайне захватывающими.
    - Как провела день Дайкне? Встреча с родителями, путешествия по заснеженному тихому городу, праздничные покупки?
    Голос в машине отвлек девушку от мыслей. Она даже не сразу нашла что ответить.
    - М? Что? – и всего пара секунд, чтобы осознать, что именно спросили, - А! Ну, ничего себе спросил! Спустя столько времени! Ничего из того, что ты перечислил. Я ублажала потребности пьяного Ямато! – серьезно сказала девушка, а потом засмеялась. – Ладно, дуратская шутка! Не было у меня тогда желания что-либо делать. Я сидела дома, слушала музыку и пила чай. А когда он закончился, нашла вино. Правда, было весело!
    Анна с улыбкой вспомнила тот вечер. Она действительно провела его одна. И это пошло ей на пользу. Порой полезно отдохнуть наедине с собой.
    - А чем занимался ты? – стараясь сохранять бодрое расположение душа спросила Анна, сев по-другому и положив подбородок на спинку соседнего сидения.
    Наконец, они достигли места назначения. Снеговик через лобовое стекло внимательно осматривал все вокруг. Анна выжидающе молчала. Когда же он, наконец, высказался, Ясуда невольно поежилась.
    - Вроде бы ничего не сказал, но мне теперь не по себе. Давай уже делать что-то, - хмуро проговорила предсказательница и поспешила покинуть траспорт.

    +1

    4

    - Прости. Сам не знаю, что на меня нашло. - проговорил мужчина, отвечая на недоуменный вопрос девушки. Признаться... Признаться, он и сам не понимал, что случилось в машине, откуда возникло это любопытство, откуда взялся этот вопрос.  Возможно, что наконец его безумный жизненный распорядок взял верх над ним, и всякое соотношение со временем призрак находящийся вне его потерял безвозвратно. Эту гипотезу только подтверждал ответ мужчины, когда Анна спросила о его праздничных похождениях.
    - Не уверен, если честно. Охотился скорее всего. С этой работой не так трудно потерять счет времени, как кажется, особенно, когда тебя мотают в одного по всему свету. Вот она, жизнь героя без романтического флера, под началом человека выжимающего из тебя все соки! - последнюю фразу мужчина произносил с пафосом, очевидно слегка подтрунивая над вечным рабочим настроем Ками, с которой эти двое пересекались несколько раз. Чаще всего именно от нее они получали информацию о продвижении расследования в последнее время. Неудивительно, учитывая шумиху вокруг закрытия ячейки сестер крови. Большое дело - большой резонанс - большие требования от начальства, приложенные, что бы все закрыть. Разница в сравнении с обычными бюрократами здесь заключалась лишь в том простом факте... Варгарите не было дело до отчетов и представлений. Все, что ее волновало - полное устранение угрозы и любых проблем с ней связанных. Результат превыше репутации. Такой подход не мог быть простым, даже когда ты - самая могущественная женщина политик в мире. Особенно, когда тебе нет и двадцати пяти лет.
    Как только они покинули машину, мужчина заговорил вновь, на этот раз, дополнив слова действиями.
    - Лови. - легким движением, мужчина бросил Анне кобуру и три обоймы. Не самое удачное действие, учитывая слепоту девушки. И восемь дней назад "Снеговик" бы ни за что такого не сделал, но эти восемь дней, которые растягивались в стране чудес, где не было ни голода, ни усталости, весьма серьезно, меняли очень многое. Девушка впитывала знания, как губка. Сейчас она была больше, чем просто эспером. Временами, когда наемник находился достаточно глубоко в своем "панцире", что бы его невозможно было прочитать, он смотрел на эту девушку с большой гордостью. Почему не открыто... А что бы лишний раз не зазнавалась. Это было бы уже перебором. Но речь не об этом.
    Бросок - верно. Кобура под одежду и три обоймы, но куда важнее то, что было в кобуре и обоймах.
    В кобуре находился пистолет. Небольшой, легкий, с небольшим узким дулом. По характеристикам пистолет больше походил на игрушечный, но даже несмотря на относительную легкость, в нем чувствовалась достаточная сила. Пули в обоймах были под стать оружию. Небольшие, тонкие, с острым наконечником. Они не походили на те, какими она пользовалась раньше, как и это оружие не походило на оружие, которым она пользовалась раньше.
    - Алиса просила передать тебе. Хотела что бы ты опробовала. Пять-Семь. Оружие специально сделанное для оптимизации силы и нагрузки на руки. Специально рассчитанное под патроны в обоймах. Они меньше, что означает, что даже в случае попадания, они не нанесут таких повреждений, какие нанес бы выстрел из обычного оружия. Но они компенсируют это пробивной силой. А это - как раз то, чего тебе чаще всего не хватает в бою. Они пробьют большую часть бронежилетов без каких либо проблем. Противоэффирные смогут справиться с определенным уровнем эфирной брони. Но помни, что из-за разнице в разрушительной силе, тебе придется быть куда точнее. - он не мог сказать, что отдавал ей пистолет сделанный для того, что бы убивать с максимальной точностью с легким сердцем. Но он учитывая то, что видела девушка, учитывая самого фантома... было бы глупо не подготовиться ко всему, что можно.

    Шаги вперед. Не слишком робкие, но все же осторожные. Если что-то здесь и было, то оно не оставило особенных следов... но сам факт, что на покинутых дверях не было пыли... что же, это не внушало никаких приятных мыслей. Даже тот факт, что двери из красного дерева не скрипели не добавлял уверенности и не способствовал радостным мыслям.
    Но внутри... все же хотя бы внутри дома был определенно покинут и определенно давно. Все было вполне себе аккуратно. Но холод проходивший по помещению был обычным холодом пустого большого дома.  Несколько полок с наградами на виду. Пара книжек в твердых переплетах на виду. Большая гостиная, которая сразу бросалась в глаза... потому, что она выглядела в точности так, как ее описывала Анна. Камин, резное кресло, ковер, даже картина с Медведем, осматривающим мир. Все было здесь, там, где и должно было быть. Только... только здесь не было мертвого тела... Не было никаких следов мертвого тела, никаких намеков на смерть, ранение, даже потертостей или маленьких капель крови. Лишь комната и множество книг вокруг. 
    - Ты уверена, что видела именно это место? - мужчина задавал этот вопрос не без сомнений. Не в девушке, а скорее в себе. Если что-то он и знал, так это то, что Анна не ошибалась в том, что видела в своих ведениях. Во всяком случае, в отношении прошлого. Скорее, он задавался вопросом относительно собственных способностей. Подобное он делал редко.

    Отредактировано Сэлем Веритас (2016-12-28 15:21:25)

    +1

    5

    Не было особо времени задуматься над словами и извинениями мужчины. Где-то в голове она отметила вспомнить о том, что товарищу требуется отдых, но сейчас был совершенно не подходящий для подобных  мыслей момент.  Поэтому в ответ провидица только сочувственно улыбнулась.
    Анна понимала о ком он говорил. И эта дамочка ее пугала. Их первая встреча не была той самой случайностью, когда у Ясуды была возможность себя зарекомендовать, поэтому, не смотря на невозможность подобного, она пыталась, по возможности, избегать Варгариту. В большинстве случаев – получалось.
    Наконец они покинули автомобиль. Лишь только выбравшись, девушка потянулась, подняв руки наверх. Мышцы предательски привычно заболели. Все последнее время она подвергала себя нагрузкам, которые раньше считала совершенно не реальными для ее хрупкого тела. Прочем, за те же последние дни, проведенные в большинстве своем «Стране чудес», уже сказались на ней. Правильное питание – и болезненная худоба ушла, а физическая сила и ловкость начали увеличиваться. Конечно, говорить о видимых результатах было еще рано, но то, что не было видно Анна чувствовала изо дня в день.
    «Ох, как же все болит! Нужно просто привыкнуть жить с этим».
    - Лови.
    Слова удивили больше, чем действия. Привидение – удобная штука, когда умеешь им пользоваться. А Анна училась. В свободное время, когда не была занята тренировками с «великолепной братией», она училась контролировать свой Эфир. Раньше ей и в голову не приходило, что силу пассивной способности можно так же регулировать, как и использовать активную. Но теперь предсказательница уделяла этому очень важное место в расписании своего дня.
    В прошлое Анна больше не смотрела, пока не было такой необходимости, отказаться от этой возможности было сложно, есть вариант, что потому что ее Акума любит прошлое больше всего. Но то, какой запас Эфира на это тратился нельзя было игнорировать. Поэтому, одно ограничение Ясуда себе поставила. Дальше, она старательно ограничивала свои возможности «зрения» в настоящем, когда не было в этом необходимости. Это так же позволяло сохранять Эфир. К тому же, она стала лучше ориентироваться в пространстве вслепую, насколько это возможно, стала развивать слух и интуицию. В общем, все интересы Анны теперь концентрировались вокруг тренировок.
    Девушка ловко поймала все брошенные ей предметы, убрала обоймы в карманы куртки и достала пистолет из кобуры. Он действительно прекрасно ложился ей в руку и не был так тяжел как те, на которых они тренировались. Не сдерживая счастливой улыбки, Анна поблагодарила друга и поспешила надеть кобуру и спрятать оружие.
    Судя по словам Снеговика, он не был в курсе, как стреляет провидица. Она не промахивается. Вообще никогда. Ее проблема была в том, что слишком много времени она тратила на то, чтобы сделать выстрел. Слишком много различных вариантов попаданий было в ее голове и основной проблемой был выбор траектории. А еще техника, инстинкты и многое другое. Но не меткость, нет. Именно этим Валкери упорно занималась с Анной. Им сложно было найти общий язык, но с каждой следующей встречей Ясуда убеждалась в наличии какой-то внутренней связи между ними, которую не видно невооруженным взглядом.
    В любом случае, комментировать слова Снеговика Анна не стала. Да и зачем, если можно просто принять к сведению и кивнуть.
    Через некоторое время они зашли в дом. Для Анны это было большое событие. Побывать в доме кумира отрочества было потрясающе. Поэтому, несколько даже забыв об опасности девушка шла по коридору и любопытно все оглядывала:
    - О, смотри! Я давным-давно смотрела по телевизору, как его награждали этим! – Ясуда говорила восторженно-взволнованно, но все же шепотом. – А вот эту дали за лучшую книгу года в своем жанре!
    Конечно же, человек в белом был слишком сосредоточен на работе, поэтому в гостиную он прошел вперед. Когда же в комнате оказалась Анна, выражение ее лица совершенно точно сменилось. Комната была той же. Совершенно точно, той же, что и в иллюзии. Но что-то совершенно точно было не так.
    Несколько раз Анна глубоко вдохнула, а потом «заглянула» далеко в прошлое этой комнаты, чтобы ответить на вопрос, заданный товарищем. За последние двадцать лет в этой комнате совершенно точно никто не умирал.
    - Я.. уверена, - все же неуверенно ответила девушка. – Комната выглядит так же. Только.. за последние двадцать лет, а я могу видеть прошлое только приблизительно на такое … расстояние,  здесь никто не умирал.
    Предсказательница еще раз «осмотрелась».
    «Здесь точно что-то не так. Не могу же я так ошибаться? Чертовы иллюзии!»
    Решив, что конкретные предметы могут сказать больше, чем вся комната, Ясуда подошла к креслу и уселась в него.
    - Ну, что, я гляну? – спросила Анна у Снеговика, уже готовая положить ладони на подлокотники. Перчаток девушка больше не носила.

    Отредактировано Anna Yasuda (2016-12-29 10:54:29)

    +1

    6

    Воспоминания - маленькие кристаллы опыта, заключённые в физическую оболочку. Возможно, что они - самая важная часть нас самих, какую мы только можем представить. Вся наша суть заключена в них. С другой стороны, если так... То почему весь наш мир может встать с ног на голову, стоит нам только обратиться к нашей памяти в другом эмоциональном состоянии? На этот вопрос у Сэлема ответа не было, не могло быть. Но почему тогда воспоминание о нем вообще всплыло в его сознании? Вот здесь же у наёмника ответ был. Частично дело было в поведении самой девушки, частично в отношении человека в белом к ней.
    Подобный живой восторг, чистая радость, удовольствие от воспоминаний о чем-то, что произошло даже не с тобой? Сэлем не должен был понимать этого. У него не должно было быть достаточно внутреннего пространства, для того, что бы осознать, через что проходит Анна. Но даже в его серой памяти все равно находились красочные осколки - воспоминания о маленькой девочке, которая беззаветно радовалась историям о далеких местах, легендам о давнем прошлом... Чужая жизнь. Все это было давно уже чужой жизнью, но дикий не моготказаться от неё, как бы сильно порой это не было необходимо.
    - Мы нашли фанатку, ну надо же. - весь объём раздумий, который буквально разрывал призрака на части выразился лишь в этой короткой, слегка насмешливой, но в добром смысле этого слова, фразе. Когда Веритас хотел держать карты близко, он делал это умело. - Ну что же, так даже лучше. Теперь это уже, получается, совсем личное.
    Осмотр большой гостинной, проверка через способность Анны... И все мимо, даже несмотря на то, что все было точно так, как описывала Ясуда. Даже несмотря на то, что сама девушка подтвердила, что это было тем же самым местом... Все это заставляло задумываться.
    Конечно же они шли по следу из хлебных крошек, которые оставила им иллюзия. Но насколько можно было ему доверять? Насколько настоящим был след найденный в специально заготовленной ловушке для сотен иллюзионистов? Разве не могло все это быть лишь обманным следом фантома или самой банды Фо? К счастью, ответ здесь тоже был достаточно очевидным. И этот ответ - "нет". Для таких манипуляций нужен был умелый "чувствующий". И хоть Облок и обладал силой проникать в сознания, но для подобных манипуляций он был недостаточно умел, изящен и умён. Фантом же и вовсе не смог бы манипулировать чужим эфиром. Учитывая все увиденное, Веритас мог утверждать с большой вероятностью, что та тварь с которой он столкнулся могла использовать эфир в качестве топлива или допинга, но не более того. Но если все было на самом деле так, то тогда какого черта?
    Анна решила, что вместо проверки по площади ей следует уделить внимание конкретным предметам. Это было её правом. Не сказать, что у "героя" были идеи лучше. Даже нынешний след был целиком и полностью заслугой предсказательницы. Но пока девушка собиралась проверять сво догадку...
    - Я осмотрю верхний этаж. Может быть там есть какая-нибудь зацепка? - как бы черноволосый не пытался скрыть эмоции в своём голосе, даже он сам осознавал, что сейчас у него ничего не вышло. Это было смесью из раздражения и паники... Если в этом доме и вправду все было нормально, если и в самом деле он был лишь отвлечением, то по какой же причине даже призрака без возможности чувствовать пробивала дрожь с самой первой секунды нахождения здесь?

    Кресло не зря привлекало Анну, хотя, возможно, реальная причина несколько отличалась от той, какую девушка нашла сама для себя. Оно располагалось почти в самом центре дома, с него открывался шикарный вид на все уголки комнаты, превосходный уголдля созерцания огня и картины, хотя вряд ли Ясуда могла оценить все это. Но в отношении видений прошлого... Кресло мало чем отличалось от зала. Образы возникающие вокруг были образами одного и того же мужчины, хозяина квартиры. Иногда он сидел в кресле, иногда бродил вокруг него обдумывая новый сюжетный поворот, часами смотрел на картину над камином, ничуть не меньше любуясь танцами пламени и чёрный нагаром на кирпичах. Доставал из нагрудного кармана небольшой камень, который прикладывал ко лбу, держал по несколько минут, затем с осторожностью убирал обратно. На что из этого можно было обратить внимание? Только сама Анна могла понять.

    Тем временем, взобравшись вверх по винтовой лестнице, Сэлем прошёл по небольшому коридору в кабинет мужчины. Здесь находились первые рукописи, большая часть наград, фотографии, но большую часть места занимали крупные шкафы с книгами. Это мало походило на библиотеку, скорее на гигантскую справочную. Что же, такому упорству можно было только позавидовать, как и столу из красного дерева с множеством ящиков, на котором и после смерти хозяина царил творческий беспорядок. Казалось бы, что все вполне по законам жанра... Но Снеговик не мог отделаться от мысли, что он что-то проглядел.

    +1

    7

    Снеговик ушел на второй этаж, а Анна осталась в комнате одна. Теперь, странным образом, сконцентрироваться стало проще. Не то, чтобы мужчина мешал ей «смотреть во время», просто он привлекал к себе внимание провидицы и ее Акумы, которая так и не смогла узнать о нем хоть что-то путем личного контакта.
    Предсказательница глубоко вздохнула, выгоняя из головы лишние мысли, и опустила руки на подлокотники кресла, стараясь внимательно «посмотреть» туда, куда для большинства путь заказан. По большому счету, мало что изменилось. Хозяин дома все так же сидел в кресле, все так же смотрел на огонь и все так же глубоко погружался в свои мысли. Но в этот раз было что-то еще, что-то, что настойчиво хотело, чтобы она обратила на это внимание. Что-то маленькое и что-то очень личное. Лишь «просмотрев» некоторые моменты времени несколько раз, лишь устремив свое внимание на писателя, Анна смогла увидеть нечто, что было слишком мало, чтобы броситься в глаза. Но становится ли оттого, это менее важно?
    «Что за камень? И действительно ли он так дорожит им, как мне кажется? Если нет, то зачем хранить его так близко к телу? И почему он так пристально смотрит на картину?»
    Анна встала с кресла и подошла ближе к камину. До картины она не могла достать, даже если бы встала на цыпочки, да и пододвинуть было нечего, а значит, к вопросу об этом произведении искусства придется вернуться позднее. И не одной.
    «Тогда остается только камень».
    Поспешным шагом девушка вышла из комнаты и бодро взбежала по лестнице вверх. Найти Снеговика было несложно, его передвижения по дому она видела в совсем недавнем времени, а вот хозяин дома, не поднимался по этим ступеням, казалось уже несколько недель. Напарник стоял в центре комнаты, оглядываясь вокруг, будто не зная, за что хвататься. Он выглядел непривычно рассеянным. И Анна была рада, что у нее есть хоть что-то, чем можно поделиться. А если повезет, даже быть полезной. Но, отчего-то, рассказ о том, что ей удалось, хотелось начать издалека. Может быть всему виной творческая атмосфера дома? Или что-то иное?
    - Ты когда-нибудь задумывался о сентиментальности? – начала девушка, входя в кабинет писателя, попутно поверхностно «осматривая» его. – Никогда бы об этом не подумала, но на практике оказывается, что мужчины намного сентиментальнее женщин. И сильнее привязываются к каким-либо памятным вещам. - Ясуда прошла вглубь комнаты и села на массивный письменный стол. – Один мой хороший друг был болезненно привязан к армейским жетонам своих, к сожалению, погибших друзей, другой все время носил наушники, не имея желания отказываться от привычки слушать музыку, а еще один привязался, как ни странно, к бутылке бренди! А Дай Ямато просто фанатеет от кинжала – семейной реликвии. И ни одна женщина из всех, кого я знаю, не относится к вещам так серьезно.
    «Как просто, оказывается об этом всем говорить. Вспоминать о пропавшем Натаниеле. Думать о Яритэ и… Флетчере. Хорошо, что с моим телом крепнет и мой дух. Во всяком, случае, я надеюсь на это».
    Девушка отвлеклась от своих раздумий, соскочила со стола, подошла к мужчине немного ближе, чем обычно и легонько погладила отворот выреза белого одеяния напарника, загадочно улыбаясь.
    - Да и твой костюм, я совсем не удивлюсь, если он является чем-то подобным.
    Выдержав некоторую драматическую паузу, Анна улыбнулась, отошла от Снеговика на пару шагов назад и закончила свою растянутую мысль:
    - Я видела камень в руках Юалда Бредли. Небольшой, в половину моей ладони. Цвет его я не разглядела. Темный, вроде. Он прижимал его к голове и носил в нагрудном кармане. В гостиной он его не выкладывал. Возможно, он где-то здесь. Не хочу думать о том, что этот камень и сейчас где-то с ним, - Анна закусила губу, переживая об этом, убрала прядь волос за ухо. – Может быть, «взглянув» в этот камень, получится узнать больше? Но я правда не имею понятия, где он.
    И еще картина
    ! – торопливо проговорила Ясуда. – Он так внимательно смотрел на нее. Мне кажется, за ней может что-то быть. Впрочем, я, если откровенно, ни в чем не уверена. Этот дом кажется таким обычным.

    +1

    8

    Мысль подобна молнии в туманной гуще. Любая мысль, зачастую. Бесконечно быстрая, яркая, резкая... Она может затмить собой все на свете, может дать жизнь или уничтожить, не оставив и следа. Но именно поэтому, порой, пока твоё сознание охвачено чем-то не тем, ты можешь пропустить сияющий миг, если только кто-то не обратит твоё внимание на самое важное.
    Тот факт, что Анна разобралась со своей зацепкой быстрее, чем это сделал "Снеговик", не был для того новостью. У Ясуды было чутьё и подходящие силы, не говоря уже о знаниях и упорстве, на этом фоне предположения наёмника, его опыт иопределенный талант теряли  свой блеск. Но несмотря на то, что барышня, это было очевидно сразу, что-то нашла, она не спешила раскрыть карты. Дурное влияние человека в белом? Желание покрасоваться? Попытка разрядить обстановку?
    Как бы то не было, Сэлем не был против. Подобная перемена в девушке... Была хорошим знаком. Как минимум, это значило, что Анна привыкает к этой жизни и чувствует себя в ней комфортно. Это дорогого стоило. Те тренировки, через которые проходила девушка закаляли не только ее тело, но и ее сознание, но благодаря характеру самой ясновидещей, они не ожесточили её, как было со многими другими. Веритас был рад этому, возможно даже больше, чем он сам подозревал.
    Барышня завела разговор об одержимости вещами. Не самая знакомая призраку тема, но с другой стороны, очевидно, что это было художественной подводкой к её новой зацепке или зацепкам, а если так... То с законами театральности Сэлем работал не раз и не два. Такие "постановки" рассчитаны не на одного человека поэтому, когда юная девушка обратила свои аргументы на самого призрака... Он был готов.
    - Не стоит путать непоколебимое чувство стиля с одержимостью. - говоря эти слова, мужчина снял с себя шляпу и едва уловимым движением снял с борта несуществующую крошку пыли, после чего вновь водрузил головной убор на себя и поправил его, а затем он разгладил такую же невидимую неровность воротника и манжетов. Франт всегда был рад явить себя свету. - И тем более, речь не о костюме! А о костюмах! - последнее было сказанно просто с невероятным ударением, как если бы разница была не просто огромной а безразмерной, больше, чем между жизнью и смертью. С другой стороны... Может так и было? - Ты же не считаешь меня каким-нибудь мультяшные персонажем с одним набором одежды на всю жизнь. Просто белый мне идёт и потому, общая гамма всегда одна... - и на секунду казалось, что сейчас все просто перерастёт в утомительную лекцию о фасонах пиджаков и костюмов, но к счастью... - Но думаю, что лучше об этом позже расскажет Беспоук. Он уже давно хотел, что бы мы оба заскочили к нему в Ателье. - спасена!
    И не только она одна. Потому, что то, что затем сказала Анна в каком-то смысле стало спасением для самого человека в белом. Ясновидящая даже не представляла насколько серьёзную улику она только что нашла. Если честно, даже Сэлем пока этого не знал, потому, что услышав описание он лишь вопросительно вздернул брови... На его лице застыло удивление и в какой-то мере даже шок, который затем тут же пропал.
    - Нет. Не может быть. Откуда у писателя мог взяться... Да и зачем ему на самом деле... - но мысли призрака приглушило все, когда девушка заговорила о размере камня...
    И суть здесь была даже не в сочетании информации, а скорее в самом этом слове. Оно, как кодовое слово настроило дикого на нужную волну размышлений. Вот почему он не мог успокоиться и почему эта комната доводила его до такого напряжения, дело было в её размере, чертовом размере!
    Легкий смешок и почти хищный осмотр комнаты. Теперь, когда он знал, что нужно было искать... Вместе с тем, его все ещё заботило то, что сказала его напарница, её описание было достаточно точным, что бы узнать странный артефакт, но ведь... Как настолько редкая вещица могла попасть в руки к простому писателю? Или найденные тайны не были всеми, какие хранил этот человек?
    Мужчина прощупывал окружающее пространство аккуратно, избегая контакта с эфиром Ясуды, но даже так, ему не понадобилось много времени, что бы обнаружить...
    - Аха! - прикосновение к книге в шкафу. Книге по спелеологии (можно было и догадаться) и часть шкафа отъезжает в сторону открывая комнату, которая по размерам не уступала самому кабинету. Комната, где аккуратно были составлены многие рукописи в отдельных стеклянных шкафчиках, где находились образчике странных мерцающих лёгким светом камней, но самое главное место в самом центре, на небольшом пьедестале, занимал тёмный камень небольшого размера... Почти плоский. В метре перед камнем, на полу, был нарисован странный глиф... Но даже без этого мужчина уже знал, что это за вещь...
    - Какая вещи внутри меньше, чем снаружи? Комната с потайной комнатой внутри и камень "Эхо", вот какие... К слову, что ты говорила на счёт обычного дома? -  голос Сэлема казался бы даже весёлым, если бы сам мужчина не был настолько поглощён увиденным.

    +1

    9

    «Ох уж эта его самоуверенность!  - раздражительно, но не злобно думала девушка. – Лучше бы был сдержанным и бесчувственным как в «Стране Чудес»!» - но, конечно же, все это было шуткой и преувеличением, однако, раздражительность никуда не девалась.
    - А что не так с моей одеждой?! – импульсивно возмутилась Анна, в ответ на комментарий Снеговика по поводу его костюмов и гипотетического похода в ателье.
    Вопрос, сам по себе, был весьма риторическим, ответа на него Ясуда не ждала. Впрочем, прозвучи он в этом подозрительно непыльном кабинете, она бы ни чуточку не удивилась. 
    То же, что происходило далее и вовсе ввело Анну в ступор. Мужчина с некоторым остервенением начал осматривать комнату. Так четко, внимательно, но при этом достаточно быстро. Девушка же, в свою очередь, стояла в центре комнаты и просто наблюдала за ним. А потом и вовсе стало обидно, когда напарник нашел то, что даже она со своим «сверхзрением» совершенно не уловила.
    «Вот тебе и на!»
    Недовольно скрестив руки перед собой Ясуда, шаркая ногами, зашла следом за Снеговиком. Комната была размером больше, чем кабинет рядом и походила на комнату коллекционера.
    - Не собираюсь отвечать на твои едкие замечания! – язвительно бросила провидица, заходя в комнату и «осматривая» ее. – Я имела в виду воспоминания этого «обычного» дома. Здесь не происходило ничего необычного, необъяснимого или жуткого. Ну, или я не в состоянии это «разглядеть».
    Наконец, девушка уделила внимание главным экспонатам в комнате:
    - Я не думала, что он собирает… камни. Бредли никогда не говорил об этом, насколько я могу знать . А что в шкафах? – предсказательница вопросительно повернулась к другу. – Я не вижу через стекло. И почему ты так внимательно смотришь на пол? Там что-то нарисовано?
    Еще никогда Анна не ощущала нехватку зрения так явно. Ни рисунки, ни надписи не давались ей, а закрытые пространства ограничивали радиус видимости. И это было по-настоящему неудобно. Подойдя ближе, девушка внимательно смотрела на камень, лежащий на пьедестале. Это совершенно точно был тот самый из видения. Но прикасаться к нему она все же не торопилась.
    - Почему он называется «Эхо». Он не обычный, верно? Думаешь, мне стоит в него «посмотреть»?
    Девушка стояла всматриваясь в шероховатости камня. Но он казался почти идеальным. И на нем не было ни одной пылинки. Интересно, почему?
    - А еще меня беспокоит то, как здесь чисто. У тебя нет ощущения, что в этом доме кто-то живет? – Анна ненароком поежилась. От одной мысли, что они вломились в чей-то дом стало не по себе.

    +1

    10

    Порой нас могут вывести из себя буквально самые обычные и стандартные, в общем-то, вещи. Молчание собеседника, односложный ответ, или просто какой-то факт, который всплыл то в общем-то на поверхность совсем случайно. В данном случае, в отношении Анны, таким фактом, очевидно, стало предложение о походе в ателье... Чего, на самом деле, мужчина никак не ожидал. Удивление в его глазах сейчас выглядело куда реальнее, чем когда-либо, просто потому... что такая реакция была последним, на что рассчитывал человек в белом.
    - Эм... Ничего... Просто Гастли хотел сделать тебе набор одежды на заказ с учетом твоего фасона и манеры вести себя в наших маленьких приключениях. По-моему, ты слишком агрессивно реагируешь. Комплексы? - вопрос мужчина задавал уже с откровенно ехидным выражением лица, подтрунивающим над девушкой. И, хоть Анна и не видела, но она не могла не чувствовать, как ухмыляется этот человек. В вопросе его правда не было и грамма серьезности.
    Все это, однако, перестало иметь особое значение, когда они открыли потайную комнату в кабинете просто потому, что ее содержимое было куда важнее любых споров, пускай даже шуточных. Тем более, что и у самой девушки возникло множество вопросов в связи с содержимым. Мужчина был рад ответить.
    - За стеклом... книги... - неожиданный ответ, учитывая, что они находятся в доме писателя, но к счастью, дальше было пояснение. - Изучения природы эфира. Теоретические исследования его возможного происхождения. Различные книги, которые спекулируют на счет того, что такое фантомы и каким образом они появились. Книги по геологии и спелеологии...
    Мужчина принялся перечислять литературу под стеклом не потому, что изначально предполагал, что все они достаточно важны, но скорее для того, что бы выиграть время. Его разум все еще кружил вокруг камня, который находился перед ними. "Снеговик" буквально не сводил с него взгляда именно потому, что точно знал ценность и значение этого предмета... если его действительно носил хозяин этого дома... Но по мере того, как дикий читал названия, он все больше убеждался в том, что они прибыли по правильному адресу... может быть даже по слишком правильному, ведь все эти рукописи...
    Анна задала еще несколько вопросов... все они были связанны с камнем, хотя она еще не совсем знала об этом... самым лучшим способом ответить на них было...
    Сэлем аккуратно взял девушку за плечи, после чего подвел ее и "поставил" на знак, после чего в метре перед камнем возникла фигура... Она была ростом со среднего мужчину с короткими волосами, усталыми глазами, в костюме, который повидал многое, но все же был хорошо скроен.  Но куда важнее было, что этот человек... был самим хозяином этого места...
    - Что?! Кто Вы такие! Как Вы посмели заявиться в мой дом, да еще пробраться в святая святых! Немедленно убирайтесь отсюда! Вон! ВОН! - дикий крик, дикий ужас в голосе соединяющийся со злобой и удивлением! Глаза автора мгновенно выпучились от напряжения. Казалось, что если они не выполнят требований, то писатель просто выстрелит собственными глазными яблоками в нарушителей порядка.
    Однако вместо того, что бы выполнить требования, или спорить, Сэлем просто обхватил Ясуду за плечи и отвел ее на три шага назад от глифа, увеличивая расстояние. В это же мгновение фигура тут же растворилась, как будто ее и не было. Что это значило?
    - Вот это - камень "Эхо". - уже без лишних эмоций в голосе Сэлем заговорил, даже интонацией указывая на гладкий камешек. - Это - чудовищно редкий артефакт. Эфирная реликвия, которая в состоянии записывать, как на флешку отпечаток человека. Тебе нужно лишь взять такой камень, и проходить с ним три месяца, не разрывая прямой телесный контакт. И после этого, у тебя будет полная, хоть и бестелесная копия тебя самого, которая активируется на определенном расстоянии от камня... И отвечая на твой другой вопрос... Нет, если даже ты захочешь к нему прикоснуться, использовать на нем силу тебе не стоит... Эта вещь тоньше любой иллюзии, какую ты можешь себе представить. Стоит тебе  проникнуть слишком глубоко и задеть не ту "струну" и память в этой "навороченной" фигне запутается серьезнее, чем у алкоголика после месячного запоя...
    Вопрос только в том... Какого черта?

    +1

    11

    «Ну, кончено, комплексы! Мне же нужно очень постараться, чтобы увидеть себя!»
    Анна, чисто по-женски переживала на счет того, как выглядит, потому что не могла нормально посмотреть на себя в зеркало и убедиться в том, что выглядит хорошо. Ведь это так важно для любой дамы.
    Ясуда еще раз «взглянула» на Снеговика. Всегда в ослепительном белом. Так идеален, строг и сдержан. Не было ничего, в чем можно было упрекнуть его внешний вид. Мужчина был настолько блистателен, что если бы Ясуда действительно могла бы посмотреть на него, она бы делала это так редко, насколько могла. Вряд ли можно было найти человека, с которым можно было чувствовать себя настолько несовершенно. И это все несмотря на то, что Анна была по-настоящему привлекательной женщиной.  Но знала ли она об этом?
    Выслушав объяснения по поводу того, что находилось в шкафах, провидица кивнула и задумалась:
    «И зачем они тут? Похожие книги были в предыдущей комнате... так почему именно эти здесь?»
    Размышления прервало прикосновение. Прикосновение, от которого мурашки побежали по коже. Ясуда не боялась касаний, но это естественное, будто привычное касание к плечам и настойчивое повеление продвинуться выбило ее из колеи. Снеговик взял ее за плечи и вместо того, чтобы ответить на вопрос пододвинул ее на символ, изображенный на полу.
    Анна замерла, уставившись перед собой.  Она внимательно «рассматривала» эфирное видение писателя, книги которого так любила. И он совершенно точно не был рад их видеть. Но этот эфир не был эфиром человека. Провидица совершенно не понимала, что происходит.
    И снова прикосновение крепких  уверенных рук мужчины отвлекли ее. Стараясь не обращать внимания на так непривычные и необходимые прикосновения, она прислушалась к его словам, которые вносили необходимые пояснения. Ясуда слушала и все меньше хотела прикоснуться к камню. Но при этом все больше вопросов возникало у нее. И она поспешила задать их, когда человек в белом умолк.
    - Скажи, а зачем ему делать эту копию? Единственное, зачем бы стала делать подобное я, так это только для того, чтобы отвлечь внимание от чего-то действительно важного.  Я «вижу», что он нематериален и какой от этого толк? – девушка повернулась к напарнику. – Смысл создавать эфирную копию себя, если она не может быть полезна? И еще... Книги о фантомах... я «видела» его фантомом. Почему?
    Анна была потеряла. Потеряна, возмущена и растеряна. Девушка не понимала, что происходит, но потребность действовать не давала ей покоя. Может именно поэтому, не дождавшись ответа Снеговика она снова спросила, как только вырвалась от его повторного прикосновения:
    - Возвращаясь к камню, - перевела отчего-то сбившееся дыхание Эспер, - я не хочу его «видеть».  И я понятия  не имею, что делать нам дальше, Снеговик.
    Анна отошла от него, знака на полу и камня на несколько шагов. Плечами она все еще ощущала касания его рук и не понимала, какие чувства они вызывают. Предсказательница была словно тропический цветок, который чувствовал себя болезненно от прикосновений, но при этом она была молодой и чувственной женщиной, и каждая ее клеточка жаждала неравнодушных касаний.
    - Слушай, я понимаю, что вопрос не по теме, но... как тебя зовут? Я помню, что ты говорил, что Снеговик – позывной, но разве это не значит, что у тебя должно быть имя?
    Провидица не видела, но чувствовала, что птица взлетает звуком из правой лопатки к нёбу, ветка трескается в руке вверх от запястья к зубам,  а мысль о том, что у этого мужчины должно быть имя идет через лоб и пульсирует на виске, медленно спускается вниз под сердце, в самый его подвал, и маслом оборачивается пламя, шелком делается металл.
    «Что-то точно идет не так. И все эти мысли заведомо запрещенные. Нужно заняться делом и не отвлекаться».

    +1

    12

    Иногда нас могут заставить комплексовать самые простые вещи, самые банальные и, казалось бы, безобидные вещи. Неправильно употребленный предлог, случайная оговорка, невовремя отведенный взгляд - такой уровень неудачных стечений обстоятельств, над которыми никто из нас не властен.  В таких ситуациях, чаще всего, мы сами становимся своими злейшими врагами, которых уже невозможно одолеть. Наши маленькие демоны слишком хорошо нас знают, что бы выпустить просто так.
    Сэлем не мог сказать, что такое было свойственно ему при жизни (мало кто из нас готов вспоминать что-то настолько неприятное, разве нет?), но, очевидно, после его смерти, он изменился сильнее, чем ему бы хотелось, потому что, когда Анна заговорила о незначительности камня и того, что он давал, мужчина почувствовал нечто похожее на ментальную пощечину. Это не было связанно с отношением к его вкладу в общее дело, скорее... с ощущением некоторой "ржавчины" внутри него самого.
    Мужчина привык работать один. Он был бы первым, кто признал бы это. Но хотя бы в глубине души он верил, что эта привычка не повлияла на его умение работать в команде, однако тот факт, что Анна прослушав его слова отмела камень с такой легкостью, доказывало, что донести свою мысль человек в Белом умел уже совсем не так умело. Что же, кто кроме него самого виноват в этом? Никто конечно.
    - Эм, дело к том, что... - мужчина поймал себя на том, что указывает рукой на камень... действие, которое не имело никакого смысла, учитывая, что напарница все равно не могла его увидеть, но "Снеговик" лишь качнул головой. Если это помогало ему сосредоточиться - пусть так, сейчас не время спорить со своими привычками. - "Иллюзия", не совсем подходящее слово для описание того, что представляет из себя камень... То, что он выдает - абсолютная копия человека, до малейших привычек. Воспоминания, физический облик, характер, манера речи, голос... Разница между человеком в камне и его реальным "прототипом" начинается лишь с момента после того, как камень полностью принял всю информацию. Фактически, правильнее назвать этого человека - призраком, или клоном нашего писателя. Ведь по сути, он разве что не материален... и не способен появиться самостоятельно, если нет никого в пределах досягаемости печати.
    И хотя все это было до определенной степени познавательно, но все же... следующие слова Ясуды имели значение... Даже если все это было так... то какой им от этого толк? У них было такое количество разнообразных улик, зацепок и деталей, но ничего из этого не складывалось в четкую картину, которая бы помогла им пойти дальше. Они сами выстроили себе тупик в бесконечно тянущемся коридоре.
    Возможно, что именно поэтому девушка перевела тему. Во всяком случае, это было единственной причиной, которая на этот момент возникла у "Сэлема".
    - Имя? - мужчина задумался. В его задумчивости не было страха, не было паники, не было лжи или желания запутать. Но он знал, что подлинную правду он не может сказать. Пока он мог сохранить эту тайну от большинства людей, пока мог обезопасить всех тех, кто был рядом, пока эта информация не могла навредить им... он не собирался раскрывать все карты. Поэтому он сказал ту часть правды, какую мог. - В какой-то мере "Снеговик" - и есть мое настоящее имя... Во всяком случае теперь. - у этой оболочки никогда не было другого. - Когда Мы становимся частью Дредноута, все остальное - лишняя информация, которая может лишь навредить нам самим и близким. - но пока есть лишь "прозвище" человека слишком трудно проверить, слишком трудно опровергнуть ложь, которая и не ложь вовсе. - Но если тебе хочется... можешь звать меня Вайс. Это будет твоим моим именем, если тебе так будет удобнее.В конце концов, эта девушка была его напарником в течении уже долгого времени. Если так ей будет комфортно, то он готов был принять это имя.
    В этот самый момент, наемник осматривал один из стеллажей. Он не мог точно сказать, к чему он конкретно прикоснулся, но в этот самый момент раздался щелчок, который заставил платформу под камнем разойтись и создать новый орнамент... орнамент из кристаллов эфира сочлененных вместе в одну печать. Через секунду камень ожил, и не только он. Фигура рядом с ним вновь появилась, и не похоже, что она была в лучшем настроении, чем раньше.
    - Что?! Вы все еще здесь?! Я же сказал УБИРАЙТЕСЬ ВОН!
    - О боже...

    +1

    13

    Снеговик был так уверен, в том, что проекция, созданная камнем -  самое важное в этой комнате, что провидица не стала спорить. Вообще спорить было не только бесполезно, но и бессмысленно, так как у самой Анны не было ничего, что она предложить как альтернативу. Ничего, что было бы так же явственно важно. Ну, или не явственно. Может именно поэтому она решила, что перевести тему на что-то иное. Что-то что волновало и беспокоило ее, правда, результат совершенно не удовлетворил.
    «Вайс? – девушке показалось, что звучание этого имени похоже на звук открывающейся бутылки с газировкой. – Нееет. Точно нет!»
    Нутро Ясуды взбунтовалось из-за нежелания принятия «твоего моего имени». Она все еще отожествляла Снеговика с Линдерманом и в некоторой степени была готова услышать его имя, а не безликое «Вайс». Хоть от имени и веяло чем-то злым и даже порочным, что определенно давало ему эмоциональный окрас, пророчица отказывалась принимать его. Для нее напарник был одним из самых близких и светлых людей, что она встречала. И раз уж он готов дать ей «твое мое имя», она выберет его сама.
    - Неа, - Анна игриво помотала головой, отчего пряди ее коротких волос мягко ударили по щекам, - это точно не твое имя.
    «Почему-то мне кажется, что твое имя, Снеговик, должно быть как лед во рту! Обжигающе-холодным».
    - Я буду звать тебя Ас! – победоносно заявила Ясуда. – Пусть это тоже больше похоже на прозвище, но зато точно отражает твои качества, - девушка широко улыбнулась, не демонстрируя зубы и подмигнула. – Ты же ас во всем!
    Сам же мужчина в этот момент занялся осмотром стеллажей. Анна же просто «сканировала» комнату, пытаясь «увидеть» что-то, что поможет им. Но, снова запоздало. Повторное появление «клона» писателя не заставило себя долго ждать, а вместе с ним возникла и странного вида печать из эфира, от которой предсказательница интуитивно сделала несколько шагов назад. Эфир из этого странного предмета сочился, будто из фонтана. И ручьи его растекались по полу. Хоть он и не прикасался к Анне, она его четко различала, а ее Акума жаждала прикоснуться к этим кристаллам, что тоже было не самым хорошим знаком. А сама девушка где-то в глубине души снова поразилась тому, как много дает ей ее «зрение» сейчас, когда у нее отсутствует обычное. Но что будет, когда оно вернется?
    - О, боже…
    И да. Восклицание друга определенно не добавляло оптимизма. Ясуда вернулась из размышлений в суровую реальность. Она на аккуратно, обходя комнату почти по стене, приблизилась к Асу.
    - Что это такое? Это мне тоже лучше не трогать? Или все же есть смысл рискнуть? – Анна была готова к решительным действиям. Ради благого дела она могла пойти на все, до последнего сохраняя бодрость духа и веру в то, что из любой ситуации можно найти выход. Что бы ни происходило, она повторяла себе, что еще жива, а значит, не все потеряно. Это убеждение здорово помогало ей в «Стране Чудес». Хотя… там нельзя было умереть, а сейчас вокруг только настоящий мир. И смерть в этом мире вполне может приключиться.
    Умерив свой пыл, но все еще полная решимости, Анна молча рассуждала о том, если ли в этой комнате хоть что-то, что даст ответы, а не задаст новые вопросы.
    «А Юалд Бредли все вопит. Лучше бы помог! Впрочем, не самая плохая мысль! Ладно, попробуем просто поговорить?»
    - Простите за вторжение, Мастер, - кротко начала девушка, сделав шаг навстречу, при этом стараясь не попадать на нити эфира, - но у нас не было другого выхода. Мы ищем здесь… Вас. Где Вы?
    Искренне надеясь, что эта копия понимает, что она всего лишь копия, Анна рассчитывала что не вызовет повторной агрессии от писателя.

    +1

    14

    Сэлем не знал, как реагировать... не предполагал, как вообще можно на это реагировать, поэтому он просто усмехнулся и покачал головой. Это было не столько знаком несогласия, сколько внутренней отметкой невероятной непреклонности девушки. Это и вправду было удивительно. Даже в такой малой детали она отказывалась на какие-либо компромиссы. Такая черта характера - тяжелая ноша для большинства, но если и был один человек, который мог с ней справиться, то им определенно была Анна, в этом Веритас не сомневался.
    - Ну что же, пусть так. - большая часть людей бы услышала в этих словах некий отголосок скромности, а вкупе с странным движением плечами, это тем более создавало подобное впечатление. Но Ясуда достаточно хорошо знала мужчину, что бы увидеть правду, которая звучала, как "Ничего не поделать, если Я настолько хорош". "Снеговик" не был скромным существом по натуре, никогда, особенно, когда ему везло в чем-то...
    Когда комната показала еще один свой секрет, однако, можно было почти физически ощутить остановку движений мужчины. Учитывая, что он находился в собственном ритме в течении всего времени, это походило на резкую остановку планеты... Странно, что по инерции с головы наемника не слетела шляпа. Двигались лишь глаза "героя", они отмечали детали, концентрировались, сканировали. Сейчас любая маленькая деталь могла сыграть им на руку.
    Анна не теряла времени даром. Она собралась в маленькую пружину, готовую к действиям, даже не смотря на то, что для нее все происходящее здесь выглядело куда как хуже, просто потому, что она могла видеть все те потоки эфира, какие человек в белом мог только ощущать и о каких мог только догадываться. У него было подозрение, о том, с чем они столкнулись, но все же...
    - Что значит меня? Я здесь! Я всегда здесь! Я никуда не уйду, пока Вы не покинете мой дом! НЕМЕДЛЕННО! - Ясуда определенно установила контакт с существом, но, очевидно, что он был не самого лучшего сорта. "Клон" похоже был настроен более агрессивно после слов девушки. По какой причине?
    - Моя напарница имеет в виду писателя. - на болоте куда лучше аккуратный и медленный шаг. С кочки на кочку.
    - Я и есть писатель! Я! А теперь, раз Вы выполнили свою задачу, прошу Вас покинуть частную собственность. ВАМ ЗДЕСЬ НЕ РАДЫ! - призрак все еще был зол, но уже не настолько... Что-то в предыдущем вопросе заставило его... несколько расслабиться?
    - Прошу прощения, мы имели в виду, физический вариант, у нас вопрос к нему. - Мужчина попробовал радикальный вариант. Вариант, который должен был прийти ему, дикому Акума куда раньше, чем он пришел на самом деле. Эта дикая реакция в самом начале исходила не из того, что фантом камня воспринимал себя тем человеком, который использовал камень, но даже так, "призрак" воспринимал себя, как самостоятельную личность. Имел на это полное право. У него были воспоминания, эмоции, возможность развиваться... особенно со всеми этими приспособлениями и оборудованием.
    - Хм, а зачем он Вам? - призрак внезапно потерял определенную часть своего "жара". В его глазах теперь был лишь вопрос, обращенный к посетителям. Похоже, что ключик к душе их нового странного знакомого был найден. Правда не до конца было понятно, насколько это хорошо и что из этого может выйти.  Но, пока они не переходили определенные границы, все должно оставаться на приемлемом уровне.

    +1

    15

    Согласился, не стал спорить, сдался.
    Какое бы слово Анна не пыталась подобрать, это все равно было странно. И все же, его ответ был более чем логичным. Девушка признала его способности, чем, скорее всего, потешила его самолюбие, так что ничего странного в том, что он всего лишь признал очевидный факт. Конечно,  немного удивляло то, что Снеговик не стал настаивать на своем, но последнее слово все равно осталось за ним. А что тут скажешь? Не брать же свои слова назад?
    Ясуда действительно восхищалась своим напарником. И с каждой следующей встречей все сильнее. Ее поражало и одновременно пугало то, как можно быть настолько совершенным. Кроме привлекательной внешности, он имел высокие навыки владения Эфиром, пусть он и говорил, что все это сила Линдермана, Анна не переставала подвергать сей факт сомнению. Но и это было не все. Его интеллектуальные навыки так же производили большое впечатление. Провидица не переставала удивляться и радоваться тому, с какой легкостью он отвечает на ее вопросы и удовлетворяет ее любопытство.
    Но была во всем этом и другая сторона. Рядом с мужчиной Пророчица все ярче ощущала свою обыкновенность. А окружающие, должно быть, вообще видели Анну как всего лишь темное пятно, осторожно движущееся рядом. Конечно, это уязвляло. Но девушка не отступала. Разочарование в себе не было достаточным стимулом отказывать Снеговику в предложении решить какую-нибудь загадку. Человек в былом был из тех, кто ходит по воде, а Анна благоговейно следовала за ним по дну, боясь, что когда-нибудь начнет тонуть.
    Снова тряхнув головой, девушка прогнала из головы гнетущие мысли. Сейчас было совершенно не подходящее время для самокопания.
    Контакт с «призраком» все же был. Конечно, он продолжал возмущенно вопить, заставляя провидицу неконтролируемо хмуриться, но возможность поговорить сдерживала ее, вынуждая молчать и сохранять спокойствие.
    Анна поначалу разозлилась и расстроилась, видя, что ее вопросы только разозлили «писателя», но наблюдая за тем, как легко ее другу удалось всего несколькими предложениями успокоить его, девушка примирилась и расслабилась. Переговоры не были ее коньком, и ей порой говорили, что она, как и любой, кто может заглянуть за границу настоящего, порой странно выражается.
    Диалог между Асом, как уже порой называла его Анна у себя в голове, и клоном писателя приближался к цели их вылазки. Был задан главный вопрос, но ответ на него даже для самой Анны оставался загадкой.
    «Чтобы убедиться в том, что он фантом и убить его?»
    - Как было сказано, есть один вопрос к нему, - пророчица, в отличие от Снеговика избегала так режущих слух слов, которые он совершенно не стеснялся произносить, типа «моя», «мы»,  «нас». Эти слова отчего-то дико смущали.
    - Хотим убедиться, что он в порядке, - сказано было достаточно равнодушно, но было понятно, что это напускное. Конечно, можно было подумать, что девушка соврала, но на самом деле все было иначе. Она на самом деле надеялась, что писатель каким-то необъяснимым способом может оказаться живым.
    А тем временем Эфир из кристаллов продолжал разливаться по комнате. Анна избегала его, не зная, чего ожидать, но при этом не выглядела напуганной или загнанной в угол. Но беспокойство в ней все же росло.
    - Что это за кристаллы? – прошептала Анна товарищу. – Они… - слово подобрать не представлялось возможным, - …странные. И совершенно точно вызывают у меня беспокойство.
    Предсказательница, чувствуя потребность в поддержке, подошла к напарнику на еще более близкое расстояние, протянула руку и как можно незаметнее слабо схватила его за подол пальто кончиками пальцев. Окруженная неизвестным черно-зеленым эфиром и неясным расплывчатым видением настоящего, ей было остро необходимо физическое ощущение чего-то реального. А точное понимание того, что рядом не чужой человек, успокаивало еще сильнее.

    Отредактировано Anna Yasuda (2017-02-02 18:16:16)

    +1

    16

    Недоверие свойственно, во всяком случае в определенной степени, всем живым существам. Таким образом реализуется механизм самозащиты. Таким образом наши тела пытаются защитить нас самих от разрушения, которому мы подвергаем себя, даже не понимая этого.
    Сэлем был призраком, по сути он и не жил, но при этом, эти ощущения были ему более, чем знакомы. Не удивительно, что практически абсолютная копия живого человека обладала всеми выше озвученными характеристиками, как не удивляло наличие подобного поведения у Анны. Девушка врывалась прыжками в мир, который был... жесток со всем и каждым. Ее осторожность была хорошим качеством. И все же, когда вокруг разворачивалась подобная ситуация, наемник чувствовал, что пора вмешиваться. Они не добъются своего, танцуя вокруг фактов. Это было тратой времени, а времени у них было не так уж и много.
    Анна не доверяла призраку, потому и сказала ему лишь ограниченную порцию информации. Девушка опасалась реакции "клона", который изначально был настроен негативно в отношении них. Но девушка еще не умела врать в экстремальных ситуациях с достаточной долей убедительности. И последнее, что ты хочешь делать, это - врать мертвому. С другой стороны гробовой доски вранье выглядит несколько иначе. С другой стороны, девушка не совсем врала - это было правильным ходом. Но не хватило.
    - А с какой стати, Вам убеждаться, что с ним все в порядке? Почему с ним что-то должно быть не в порядке? Кто Вы такие вообще? - их нематериальный собеседник бил достаточно точно. Все же, иметь дело с писателями было проблематично. Тот кто проверяет собственную "ложь" на логичность не первый год должен разбираться в ней.
    Рука мужчины легла на плечо девушки и слегка сжала его, показывая, что он поддерживает ее, и что они в этом деле вместе в одной команде. Даже прописные истины иногда нужно повторять.
    - Моя напарница сдерживается в целях расследования. Но у нас есть подозрения, что хозяин этого дома... Если позволите, тот, на которого этот дом оформлен официально... замешан в убийстве, и, возможно, уже сам покинул этот грешный мир. У нас достаточно оснований для того, что бы предполагать, что он столкнулся с силой, с которой он не готов был иметь дело. Мы бы с удовольствием оставили все так, как есть, если бы это не оказывало эффекта на внешний мир.
    Это было обликом Снеговика, который Анна имела возможность видеть не часто. Это было... деловым разговором. Разговором дипломата подводящего собеседника к решению любыми путями, вынуждающим и затягивающим существом. Этот человек был куда опаснее даже той ипостаси, какая рвалась в бой. У этой вариации мужчины не было сострадания.
    На мгновение призрачная проекция потухла, а вместе с ней потухли и все нанесенные печати и кристаллы, что давало паре незваных гостей короткую но передышку. Именно во время нее мужчина решил ответить на вопросы, которые Ясуда задала ему уже не в первый раз.
    - Прости, что так задержался с ответом. В таких делах, эффект тем сильнее, чем меньше тебя воспринимают, как человека, а не как физическое проявление "логики". - немного напряженный выдох - указание на то, что мужчине и самому не нравилось примерять на себя предыдущие амплуа, но выхода не было.
    - Все это - мужчина обвел комнату, - Система поддержания жизни камня. Камень эхо - не какая-то легендарная реликвия богов или еще что-то в этом роде. Они достаточно редки, но и только. В ним недостаточно много силы, что бы бесперебойно выдавать проекцию человека запечатленную в них в течении бесконечного периода. Чаще их использую... для того, что бы оставить специфические знания потомкам. Средняя продолжительность жизни камня - пять минут, после чего его нужно перезаряжать в течении года. К тому же, для активации камня нужно человеческое присутствие... Но не здесь... Зачем бы хозяин этого места на сделал скан своей личности... он обустроил все так, что бы у камня было бесперебойное питание с одной стороны, с другой стороны - полная самодостаточность в перемещении по этой комнате.
    После того, как эти слова были сказаны, раздался тихий щелчок, после чего странные знаки, которыми была покрыта комната начали проявляться по всему дому, где только можно было... Даже Веритас должен был признать, что это... вызывало восхищение.
    - А может быть даже по всему дому...
    - Не может быть. - призрачная фигура стояла рядом с письменным столом писателя, и рассматривала многочисленные рукописи, располагающиеся в стеллажах. В глазах существа была грусть и сожаления, но больше там было... сухой уверенности и гордости.
    - Что бы Вы себе не считали Барышня. Я не копия, и не иллюзия. Я в такой же мере ответственен за написание всех этих книг, как и мой... Хм, более физически плотный собрат. Мы часами спорили над новыми движениями сюжета, над тем, как следует вести действие и какая судьба должна ожидать НАШИХ персонажей. Позволю себе сказать, что самые великие награды были и моей заслугой. Ровно, как и идея оставить след из "хлебных крошек" в лабиринте ночи.

    +1

    17

    Первый шок от неожиданно прикосновения Снеговика к плечу прошел быстро, породив лишь разбегающуюся по телу от плеча и дальше дрожь. Анна не ожидала такого жеста, оттого и вздрогнула. Но благодаря поддержке, такой важной и необходимой сейчас для провидицы вещи, она успокоилась и осмелела. Несмотря на всю закалку, которая с каждым разом, когда Анна покидает границы «Страны чудес» становиться все крепче, в душе она оставалась чуткой и ранимой. И каждый раз, когда кто-то  словом, жестом или взглядом показывал ей, что она не одна, она не расслаблялась, будучи уверенной в поддержке, как это сделали бы многие; Анна наоборот становилась только крепче, уверенней в себе, готовой помочь тем, кто доверяет ей. А в данной ситуации, доверие провидцы к мужчине, было безграничным.
    Порой Ясуде казалось, что ее больше ничего не удивит в спутнике, что знать и уметь больше, чем умеет этот человек уже невозможно, как он открывал ей себя, пусть и не специально, с новой стороны. И в который раз Анна восхищалась, робела и, конечно, губкой впитывала новую информацию, чтобы хоть немного дотянуться до человека в белом.
    Но его манипуляции словами, его четко поставленная речь, его слова, которые, как могла видеть девушка все сильнее убеждали проекцию писателя в том, что он должен сотрудничать, не так много занимали Ясуду сейчас. Она не сводила внимания с растекающегося вокруг эфира, она старалась сдерживать его давление на нее, потому что для нее самой этого всего было так много, но она держалась. Во многом благодаря ощутимой поддержке, что через одежду согревала плечо.
    А потом все потухло. Все померкло и исчезло. Шумно выдохнув и решив сменить положение, девушка сделала шаг в сторону, уворачиваясь от руки Снеговика. Все же, достаточно прикосновений. Женская натура Анны начинала чувствовать себя слишком уязвимой. А когда в пустой комнате прозвучали извинения, девушка даже удивилась:
    - Не стоит. Это было впечатляюще! Вообще, практически все, что ты делаешь -  впечатляюще! – На несколько секунд провидица покраснела от своего внезапного порыва, а потом отмахнулась. – Впрочем, ладно. Так что там с «Эхо»?
    Объяснения девушка слушала с все нарастающим беспокойством. Что-то не сходилось. Что-то в ее голове не давало ей покоя. И дело теперь было не только в отсутствии трупа в гостиной дома,  не странном Эфире, разливающегося по комнате. Было что-то еще.
    - А чем же он его под-пи-ты-вает? – последнее слово Анна произносила по слогам, потому что сознание ее было занято созерцанием символов, что возникали по всей комнате. Она видела их так четко, как если бы не была слепой. Написаны они были Эфиром и каждый из них врезался в память предсказательницы. Девушка была уверена, что никогда больше не сможет забыть ни один из этих знаков. Ровно, как и то, что в данный момент  Эспер не знакома ни с одним из них.
    А потом возник писатель и снова колкости полетели в ее адрес. Но в этот раз они были ощутимо менее злобны. Ясуде казалось, что дело было в недавно сказанном Снеговиком. Анна думала, что отчего-то призрак знает, что считаться со словами наемника придется. Хочется тому этого или нет.
    Но сами слова писателя пророчица выслушала внимательно. Внимательно и любопытно. И заметила то, как четко проекция ограничивает себя и писателя. Что-то похожее происходило и в душе, если можно так выразиться, Анны. Ее Акума, когда имела возможность говорить, изо всех сил старалась обозначить разницу между собой и Анной. Ей не нравилось, что Она зависит от Эспера и очень хотела стать обособленной. А Анна, в свою очередь, этого не хотела, потому что знала, чего ей это будет стоить. Неужели и между настоящим писателем его проекцией существует похожий конфликт? Спрашивать об этом было бы верхом глупости. Поэтому, Ясуда задала другой, не менее волнующий ее вопрос:
    - Простите меня, если обидела. Я не хотела задеть ваши чувства. Но, позвольте спросить, что такое «лабиринт ночи»?
    «Вся эта ситуация напоминает мне игру в «жмурки». Будто мы, с завязанными глазами бегаем из угла в угол, подгоняемые звоном колокольчика. Необычные факты всплывают то тут, то там. Остается только наблюдать и задавать вопросы. Но, в любом случае, я очень рада, что здесь не одна. Ровно, как и рада, что Ас взял меня с собой. Но все же… почему он со мной таскается? Но в любом случае, надеюсь, ему хотя бы весело».

    +1

    18

    "Дьявол кроется в деталях" - выражение столь же древние, как и сам мир, что нас окружает. Порой кажется, что это - лишь расхожий набор слов, призванный выставить произносящего его в выгодном свете. И такое бывает. Но чаще, чем нет, самые маленькие, оброненные между делом слова - вскрывают шкафы со скелетами внутри них.
    То, что произошло сейчас, в коротком диалоге между Анной и проекцией автора... Было подобной ситуацией. Как только "хозяин дома" договорил, как только девушка задала свой вопрос, его лицо тут же переменилось, став из нахально самодовольного почти бледным, как если бы он только что понял, какую же жуткую ошибку он совершил.
    - Нет. Нет. Нет. Нет. Это.... Это - проекция созданная камнем Эхо пришла в движение... Даже большее, чем можно было ожидать. Текстуры начали расслаиваться, изменяться цвет. "Писатель" скакал с места на место, не останавливаясь больше, чем на слово, продолжая говорить, но при этом его слова походили на бред сумасшедшего. Это было... Не слишком комфортно.
    - Он спит. Но он не должен спать! Он должен СПАААААААТЬ! Он! Он в самом центре! В центре механизма! В центре дома! Но это - мой дом! Но это - не мой дом! Как он мог уснуть! Он должен быть мертв! Он должен быть мертв! Они охотились за ним столько лет! Столько лет ждали! Что он нашёл! Как он нашел?! Я должен был писать, но это было... Нееееееееееет, я не хочууууууу!
    И свет погас, как погасло и эфирное поле, как погас и камень, больше не подававший никаких малейших признаков жизни. Теперь дом и вправду заполнился темнотой и тишиной.
    Медленно, но аккуратно Сэлем подошёл к кристаллу. Долгий проникновенный взгляд, пара прикосновений, и многозначительное...
    - Ага...- это было именно обычным многозначительным "ага" с многоточием. Не то, которое ты произносишь, когда понимаешь, что произошло, а то, когда происходящее внешне вполне очевидно, но при этом ты го во поклясться, что это - более, чем просто невозможно. Во всяком случае, этот феномен точно выходит за рамки твоего понимания.
    - Я буду говорить, а ты сделай вид, что я знаю, о чем говорю... - хорошее начало для любого объяснения, - Кто-то замкнул камень эхо так, что бы когда проекция в нем обратилась к определённому куску памяти... Его вырубило... Причём вместе со всей инфраструктурой дома... Включая эфирные знаки. О принципах работы которых знают, во всяком случае, из моего круга общения, человека три. А у меня богатый профессиональный круг общения...Это... Это - слегка подозрительно... Настолько же "слегка", насколько "слегка подозрителен" десятый кирпич прилетающий тебе в голову за десять секунд... Как думаешь, насколько вероятно, что та информация, которую кто-то так отчаянно пытался сберечь, а кто-то так отчаянно пытался спрятать, относится к делу, которым занимаемся именно мы? И ещё кое что... Если бы ты была автором Ужастиков... За какой бы дверью ты спрятала "лабиринт ночи"?

    +1

    19

    Если бы Анна могла разглядеть лицо призрачного писателя, она бы заметила, как исказились его черты. Как паника завладела его всем существом писателя, как сильно вопрос девушки повлиял на его поведение. Но все, что ей было доступно, так это интонации голоса и резкие, скачкообразные, неровные изменения Эфира в нем. Теперь он был по-настоящему похож на призрака. А приведения всем нормальным людям внушали некоторый страх. Ясуда не была исключением, а потому ненароком попятилась назад на несколько мелких шажочков. А потом вся обратилась в слух.
    То, как и что говорил писатель настораживало и пугало. Его слова противоречили сами себе, Анна не понимала о ком шла речь, о самом писателе или о ком-то еще неизвестном. В его словах было намного больше вопросов, чем ответов, но каждое его слово Ясуда старалась запомнить. Даже не смотря на то, что от слишком громкого его голоса невольно зажмурилась (к счастью, это не мешало «видеть») и несильно прикрыла уши руками. Громкие крики выводили девушку из равновесия и она, как могла боролась с этим.
    Крик исчез так же неожиданно, как и появился. Гнетущая тишина будто обрушилась сверху, накрывая с головой. Пропал свет, камень эхо перестал разливать вокруг непонятный Эфир. Все вокруг стало слишком тихим и спокойным. Из-за внезапности произошедшего, предсказательница даже не сразу поняла, что что-то изменилось, лишь возникший теперь тонкий звон в ушах намекал на резкий перепад звука.
    Успокоив сбившееся дыхание и дрожащие нервы, Анна опустила руки вниз и выпрямилась. Ее чрезмерная реакция стала загадкой для нее самой, но думать об этом сейчас было не время. Человек в белом, словно страх ему был вообще не ведом, двинулся вперед и потянулся к камню. Лишь слегка подавшись вперед, следуя инстинктивному желанию его остановить, Ясуда замерла. Она не была той, кто способен влиять на действия мужчины.  А потом Снеговик заговорил.
    - Я буду говорить, а ты сделай вид, что я знаю, о чем говорю...
    Ответом на первую его фразу был уверенный кивок темной головы. И то, что он просил, было меньшим, на что была готова Ясуда ради своего напарника, учителя, друга. Она ловила каждое его слово и, с трудом контролируя чувства пугалась еще сильнее. А в конце речи он задал вопрос, ответив на который провидица могла в который раз выставить себя дурочкой.
    "Где спрятать лабиринт ночи?"
    - Может там, где никто не станет искать? - невинное скромное замечание и никакой конкретики. - Впрочем, обычно все самое страшное прячется в подвале.
    Девушка обняла себя за плечи и ненароком поежилась. Темнота вокруг ее не пугала, вся ее жизнь была ею наполнена, да и видеть с ее наступлением хуже она не стала.
    "Что ж. Во всем есть свои плюсы".
    - А этот "Лабиринт ночи"... ты знаешь что это? - обратившись к напарнику она подошла ближе. - А камень? Может быть теперь мне "заглянуть" в него? Или он все так же опасен?
    Но волновало девушку на самом деле другое. Произошел тот редкий случай, когда Снеговик рассказал ей что-то о себе. Вернее, о круге своего общения. Но для Ясуды это была еще одна крупица информации, которую она сложила в общую копилку любопытных фактов о загадочной личности друга.

    +1

    20

    - Не в бровь, а в глаз. - тихая фраза, сказанная почти шёпотом, практически растворилась в затхлом воздухе комнаты. Это было странным выражением, сказанным в странное время, при странных обстоятельствах, странным образом. Учитывая интонацию мужчины, направления его взгляда и отрешённостью от напарницы, даже не было понятно, с кем он разговаривал: со вселенной ли, с девушкой, с собой или с исчезнувшей проекцией. Все было похоже на то, что "Снеговик" ушёл в глубокий транс из которого он либо не мог, либо не хотел выбираться. Но, с другой стороны, кто из нас не попадал в такой ступор, столкнувшись с очевидным, но невероятным?
    Секунды тянулись, растягиваясь до невозможности. Возможно, что между двумя сказанными фразами прошло не больше минуты, но по нарастающему напряжению, казалось, что прошло не меньше недели. И когда тяжёлая тишина достигла такого уровня, что её, казалось, можно было бы резать ножом... Наконец-то мужчина в белом костюме поднялся с колен, расправил пальто и заговорил. Сейчас в его словах было все же несколько больше уверенности и профессионализма. Все же маленькая медитация не прошла зря.
    - Там, где никто не будет искать - хорошая идея. Ровно, как и подвал. Учитывая, что при такой большой территории, у здания почти нет дополнительных пристроек... Это может быть как раз тем знаком, ко оных нам нужен. Во всяком случае, проверить эту гипотезу будет ни лишним. - как только было высказано это короткое умозаключение, призрак ещё раз остановился. В этот раз тишины не была такой уж серьёзной, но все же без нескольких секунд давящего молчания не обошлось.
    - Я не могу предположить точно. Но учитывая те видения, о которых ты рассказывала, после нашей встречи с фантомом, учитывая, что зверь пожирающий эфир пришёл оттуда, учитывая природу нашего противника, пришедшего оттуда... Я могу только предположить, что это очень и очень нехорошее место... Что касается кристалла... - неловкий жест руками... Становится ещё более неловким, когда ты понимаешь, что тот, к кому он обращён не может его видеть.- Возможно кажется, что я знаю много... Но это - не так. Я знаю только то, что я знаю. И в данной ситуации... Я не могу дать чёткого ответа. Задача это кристалла собирать воспоминания и преобразовывать их в проекцию человека, которому принадлежали воспоминания, используя большие запасы энергии для этого... Твоя способность позволяет тебе напрямую подключаться к "воспоминаниям" мира, даже тем, что ещё только будут... Я буквально не могу предсказать, что произойдёт в этом случае. Это как пытаться хакнуть видеокассету с помощью телефона. Технически оба устройства могут служить одной цели... Но они не могли быть более разными. Возможно, что у тебя получиться считать прошлое кристалла... А возможно, что он не только станет помехой, но и твои действия полностью сотрут информацию на нем, после вливания твоего эфира. К тому же... Хотя я не разбираюсь в "видениях"... Я точно знаю, что есть более, чем одна ловушка, рассчитанная именно на "чувствующих"... И если кто-то смог точечно вычистить кристалл от определённой информации в нем... Что мешало этому кому-то повестить ловушку в этой секции предмета? В конечном счёте... Это - тоня сила. И только ты можешь быть уверена в том, как она сработает? Я верю в твою интуицию.
    Странная фраза для окончания диалога, становилась ещё более странной, учитывая, что казанного мужчина просто положил руку на плечо Анны и покинул комнату. Конечно, дать девушке свободу выбора было хорошей идеей... Но оставлять её на единые с потенциально опасным предметом? Зачем? Какой в этом смысл?
    Во-первых... Вериться не верил, что кристалл представлял опасность. Тот, кто здесь был до них, показывал, что он помешан на том, что бы не оставлять следов. А любая ловушка - след, так или иначе. Эфир можно отследить, если хорошо постараться, так что оставлять такую серьёзную улику, как долгоиграющая ловушка было бы глупо.
    С другой стороны мужчину очень сильно напрягал тот факт... Что даже несмотря на то, что они с предсказательницей знали, что Ведьмы или банда Фоу была здесь... Даже Ясуда их не видела в своих видениях... "Какого черта?" - было закономерным вопросом. И третьим самым важным фактором было...
    - Буэ! - резкий но максимально тихий звук прошёл через все "тело" призрака, когда резкий толчок из самого его центра буквально повалил его на колени и заставил согнуться. Изо рта куклы полилась чёрная похожая на смолу жидкость, так же быстро исчезнувшая в деревянных досках пола, как она и выплеснулась изо рта Сэлема.
    Рвотный позыв тревожил мужчину с того самого момента, как странный глюк накрыл проекцию. И это было не хорошо. Потому что... У живущего вторую жизнь не было объяснений происходящего.  Он не смог бы объяснить это, понять это, и убедить девушку, что не произошло ничего серьёзного... Сейчас последнее, что им нужно было, беспокоиться о "Снеговике" у них была работа. С этой мыслью мужчина направился в подвал... И, как и ожидалось... Там его ждал большой сюрприз... Огромная каменная дверь, ведущая в подземную гробницу??? Во всяком случае, орнамент возле двери больше всего напоминал именно склеп.....
    - и, конечно же, это - ничуть не странно....

    +1

    21

    Первое время человек в белом молчал. Предсказательница не допытывалась. Кто знает, может некая медитация даст ему ответы на заданные Анной вопросы? У самой же девушки не было идей вообще. Решив, что тревожить ритуал напарника будет не самой хорошей идеей, пророчица отошла к стеллажам, на которых располагались различные вещи, о назначении которых можно только догадываться. Медленно прохаживаясь вдоль периметра комнаты, девушка на самом деле думала о мужчине, сидящем на полу. Он оставался для нее нерешенной загадкой, и это, порой, начинало раздражать. Что она о нем знала? Ну, что не все, что ей известно – правда, для начала.  Как-никак прошлое она его не видела, а значит, не может быть ни в чем полностью уверена. Второе, после того, что он сделал с телом Терры в той пещере, Анна четко увидела, что Ас – телекинетик. Если в прошлом все же у нее были сомнения, относительно его сил, то теперь, когда она развила свои способности так сильно, сомнений больше не было. Она «видела», как работает его Эфир, и сомнений в верности собственных суждений нее не было. Так же, была информация о его погибшей семье – невестке и племяннице. Пророчица видела, что он тяжело пережил их смерть. Но куда же тогда делся его брат? Почему его не было тогда в тех пещерах? Или они просто не были близки?
    И, наконец, - Линдерман. Ясуде не давал покоя тот случай в ее сознании. Она очень хотела верить, что тот, кто спас ее – и есть Снеговик, но доказательств этому не было. Как бы провидица не ждала прокола друга, его все не было.
    Эспер тяжело вздохнула. Совпадение или нет, но после этого мужчина пошевелился и заговорил
    Ответы Снеговика расстраивали. Привыкшая сказать ответы на любые вопросы именно у друга, Анна была обескуражена тем, что он не имел понятия о происходящем. Если не знал он, то разве мог знать хоть кто-то?
    А вместо того, чтобы дождаться решения Анны, Снеговик просто покинул комнату. «Взор» девушки снова обратился к камню.
    «Что я увижу? Если этот камень работает как «сканер личности», обнаружу ли я в нем все воспоминания о жизни писателя? И если это все же так, то это будут воспоминания настоящего его, или это будут воспоминания проекции? Или и то, и другое?»
    Анна боролось с искушением. Это было так просто подойти, протянуть руку, коснуться неровной, но все же гладкой поверхности, «заглянуть» под его оболочку, в самую суть, найти ответы на мучающие ее вопросы. Акума игриво потакала мыслям, извивалась, стремилась к ответам, она словно поглаживала кристалл, имитируя то, как приятно будет «заглянуть в него». Подгоняла. Сопротивляться ей было слишком сложно.
    «Я и так слишком осторожна, разве нет? Когда я последний раз рисковала, пытаясь добраться до цели?»
    Ясуде не было страшно, она даже практически не переживала и не нервничала. Она откровенно пыталась уговорить себя сделать это, ровно, как и искала себе оправдания.
    «Ничего же не случится да? Если я там застряну, ты же меня вытащишь?» - мысленно взывала девушка к покинувшему комнату мужчине.
    Он сказал, что верит в ее интуицию. Но что-то внутри подсказывало, что дело было не в этом. Поверить в то, что Снеговик верит в ее любопытство - было намного легче. Его поступок был идентичен тому, если бы он оставил кота рядом с блюдцем сметаны, сказал: «ни в коем случае ее не ешь», и ушел. Предсказательница не верила, что это не специально, и была уверена, что он специально оставил ее один на один со своей любознательностью.
    Прикосновение к Эхо могло дать очень ценную информацию, могло раскрыть если не всю правду, то хотя бы ее часть. Оно того стоило, акт ведь?
    Но все же, перспектива стать запертой в камень не привлекала. Муки выбора захватывали сознание. Девушка нетерпеливо закусила губу, на мгновение передумав, даже повернулась к двери, чтобы покинуть помещение, но в последний момент передумала, просто запретила своим мыслям высказывать еще хоть какие-то сомнения.
    - А, плевать! – с вызовом прозвучало в комнате.
    Тремя быстрыми и широкими шагами Ясуда подошла к камню и с замахом опустила на него ладонь.

    +1

    22

    Сэлем знал, что это - всего лишь фантомы ощущений, фантомы нервов, фантому чувств. Лишь фантомы вещей, которых он никогда не испытывал в своей жизни. Не мог испытывать. Он не мог чувствовать холод, тепло, мягкость или твердость объектов... Не мог делать этого в своём настоящем виде, будучи лишь разумным скоплением эфира, и, тем более, не мог сделать это, находясь в "костюме", кукле другого человека, которого никогда не было и не будет. Лишь ещё один призрак.
    Но куда важнее, что хоть все знания о тактильном восприятии относились к воспоминаниям давно погибшего человека (или даже двух, в зависимости от того, чем действительно был Веритас), он готов был поклясться, что сейчас, когда его "кукольная" рука прикасается к поверхности каменной двери, от неё отдаёт жутким холодом. Это было невозможно, должно было быть невозможным, но призрак чувствовал, как температура понижается при прикосновении, как будто, что-то по другую сторону вытягивает её через трубочку. Такой опыт вряд ли можно назвать приятным.
    В лучшем случае... Это было страхом. Несмотря на то, через что уже пришлось пройти "Снеговику", он боялся того, что было за дверью, того что могло быть за дверью, того что не могло быть за дверью, но обязательно бы там оказалось, потому что, конечно же так и будет, когда ему везло в подобных ситуациях?
    В худшем? Атмосфера за дверью и вправду могла оказывать своё собственное влияние. В таком случае... Они не просто будут вынуждены столкнуться с чем-то невероятным, но и будут делать это в территории, "законы" которой им чужды.  Как обычно - зажаты между молотом и наковальней.
    Рука мужчины приготовилась наловить на дверь, что бы дать ему возможность... Ознакомиться с "условиями задачи" получше, коль скоро они станут их основной "реальностью", но до этого случилось несколько вещей.

    Первым, что почувствовал наёмник, была тьма. И в этом предложении нет никакой ошибки. Сэлем именно почувствовал её. Она заполнила каждую пору его тела, проскользнула через его естество и исчезла, оставив "мужчину" в полусогнутом состоянии, скрючевшегося на полу. Его опять рвало, буквально, несмотря на отсутсвие каких-либо внутренних органов. Из разинутой пасти выходил чёрный, как смола эфир, мгновенно растворявшийся в полу, как будто его и не было. Все что оставалось призраку - чувство, как будто его вывернули наизнанку... И привкус металла... Ещё одна невероятность...Все это могло быть результатом только одной вещи...
    Поднявшись на ноги, медленно, но верно мужчина направился обратно наверх. Он был прав на счёт ловушки, но все же не учёл того, что ловушка - не единственная возможная проблема.

    Первым что увидела Анна был яркий свет... Он разрезал тьму на кусочки, заливал все вокруг, разламывая вещи на части, расталкивая тени... Затем он начинал жёстко слепить, а затем и вовсе жечь глаза. Все наполнялось такой невыразимой белизной, что ты чувствовал себя в ней чужим, ненужным... Бесполезным. Свет уничтожал тебя, рвал на куски, выжигал, что бы уничтожить самую маленькую твою деталь. А в центре этого света... Он. Человек, держащий в руках маленький розовый кристалл. Он был именно такой формы, какой должен быть естественный кристалл, но этот свет... Этот свет не мог быть естественным. Это было чудовищным явлением. И по какой-то причине, в этом свете были перемешаны тысячи осколков воспоминаний. Элайзой Скорн, Гротескный, Флетчер, Сэлем, Странный скелет во фраке и даже маленькая черноволосая девочка... А затем свет погас и все исчезло...

    Когда Анна пришла в себя, она лежала на кушетке в гостиной, на голове у неё владный компресс, а рядом потрескивало пламя и пахло супом с лапшой. Не слишком хорошо приготовленным. Но об этом не стоило говорить вслух.
    - Забавный факт. Когда человек, который в состоянии наблюдать за будущим через остаточный эфирный след, идёт по следу чего-то или кого-то кто в состоянии удалять чужие воспоминания через эфир... У этого процесса могут определённые неприятные последствия. Я бы сказал "запомни"... Но не уверен, что это будет "уместной" шуткой... - стук шагов свидетельствовал о том, что человеку белом прошествовал к камину и закинул в него ещё одно поленце. Запах горящего дерева дополнил запах еды и это создавало достаточно уюта, что бы хоть как-то перебороть явственное отсутсвие какой-либо жизни в доме. Теперь, после того, как даже эфир в нем "затух" ощущение пустоты здесь было почти физическим.
    - А теперь к главному вопросу повестки. Насколько все плохо? Ты провалялась без сознания часа четыре, но это мне ни о чем не говорит. Все плохо на уровне "мне нужно заново учить тебя разговаривать" плохо. Или достаточно будет представиться и обьяснить что ты здесь делаешь? Потому что если первое... Должен признаться, я не самый хороший учитель и раскрасок у меня с собой нет... Особенно для не зрячих.

    +1

    23

    Было ощущение, что каждую клеточку тела засунули в мясорубку и перемололи с каким-то чрезмерным, садистским упорством. Боль была везде: от ступней до, казалось, кончиков волос. Где-то внутри все же существовало осознание того, что волосы болеть не могут, да и характер этих неприятных ощущений был каким-то странным, непривычным, даже подозрительным. Но задуматься о нем конкретнее, отчего-то не удавалось. Как только мысли становились более-менее четкими,  ниточка рассуждений куда-то пропадала, а неестественная боль становилась настойчивее.
    Сдавленный тихий стон сорвался с губ Анны, когда ее сознание все же вернулось к ней, она слегка пошевелилась, но подниматься, пока не торопилась. Дыхание сбилось, а рецепторы начали улавливать происходящее. Открывать глаза брюнетка не торопилась.
    Девушка чувствовала, что лежала, вполне удобно, а  на ее лбу лежало что-то прохладное. Не так далеко было слышно потрескивание горящих поленьев, нос улавливал запах какой-то еды, похожей на лапшу. Все вокруг говорило о безопасности, но привыкшая к неожиданностям в «Стране чудес» Анна научилась быть осторожной. Но где-то на уровне подсознания девушка понимала кто может быть с ней в этой комнате и кто способен проявить такую заботу. К тому же, Ясуда была уверена в том, что стоило ей прийти в себя, даже не показывая этого, как Снеговик уже это каким-то образом понял. И, естественно заговорил.
    И все же провидица не понимала, что это было? Упрек, забота, просто констатация факта? А может, просто очередное наставление? В любом случае, комментировать эти слова Анна не стала. Зато, пока друг говорил, девушка призвала силы Акумы, снова «прозрев», сняла со лба полотенце и приняла сидячее положение, спустив ноги на пол. Вставать на ноги, правда, пока не  стала – прислушивалась к ощущениям, подозрительная боль медленно рассасывалась, а сама Эспер просто следила за движениями мужчины.
    А вот вторая часть его речи даже немного задела. А о чем он вообще думал, давая ей свободу выбора и пуская ее любопытство в свободный полет?! Как будто она могла устоять перед соблазном что-то узнать, попробовать узнать! Это всегда было выше ее сил, а он как будто еще и ругает ее за это? И дело было, конечно именно в том ЧТО он говорил.
    В некоторой мере девушке теперь хотелось пошутить. Изобразить умалишенную, может даже покататься по полу, издавая странные звуки. Или действительно сделать вид, что говорить теперь не умеет? Но был ли во всем этом смысл? Она сомневалась в том, что Ас способен поверить в ее маленький спектакль, и, к тому же, были дела поважнее. Ясуда не представляла, что делать дальше. То, что она увидела, прикоснувшись к кристаллу лично ей совершенно ничего не дало.  Но может Снеговик поймет немного больше?
    - Не думаю, что раскраски помогли бы мне научиться говорить, - немного сдавлено. Во рту, оказывается, сильно пересохло. Анна облизала сухие губы, пошевелила языком во рту, но это мало помогло. – Я в порядке.
    Что действительно было приближено к правде. Теперь девушка ощущала лишь ломоту в теле, а боль практически угасла. К тому же, способности Акумы работали вполне исправно, и это радовало больше всего. Даже количество Эфира не уменьшилось. Или он уже успел восстановиться?
    «Значит, я провалялась четыре часа? Мда.. многовато времени потеряно для такого скудного результата. А кстати, я же теперь в другой комнате! Неужели Асу снова пришлось носить меня на руках без сознания? Стыд-то какой!» - но, вопреки мыслям, внешне пророчица изо всех сил держалась спокойно, и разве что легкий румянец выдавал ее переживания, но, впрочем, у него ведь могла быть и другая причина.
    - Я увидела кое-что, прикоснувшись к камню. Правда, видение было скорее привязано ко мне, чем к хозяину дома. И, - Анна нахмурилась и немного замялась, вспоминая происходящее, - это было странно. Ужасно яркий свет. Прямо болезненно белый! Я была на расстоянии то его эпицентра, но мне словно глаза выжигало. Но в центре его был человек с розовым кристаллом в руке и ему, вроде, было все нипочем. И еще мои воспоминания мелькали там. Странные такие.  Скорн с этим Гротескным монстром, Флетчер… тебя видела. И еще скелет, что странно, в костюме и девочка с темными волосами. Но их я никогда раньше не видела. Хотя на девочка… Нет, это бы слишком странно.
    Анна на минуту задумалась. Мысли в голове походили на кашу, и что-то настойчиво не давало ей покоя. Что-то в том, что она видела, было ей смутно знакомо, или ей это просто казалось из-за того, что все увиденное слишком ярко врезалось в память. Вздохнув и тряхнув головой, избавляясь от мыслей, пророчица повернула голову в сторону напарника.
    - А как твои успехи? Есть что-то в подвале? Впрочем, ты, наверное,  за время моей отключки успел весь дом обыскать? – девушка слабо улыбнулась.
    «Ну, не следил же он за мной, в самом деле?»

    Отредактировано Anna Yasuda (2017-10-24 13:37:31)

    +1

    24

    Легкий укол со стороны девушки, в виде простого логичного факта... Этого уже было вполне достаточно, что бы хоть какая-то доля напряжения спала с фигуральных плеч мужчины в белом. Возможно, что этого бы никто и никогда не заметил, учитывая, что внешне ничего не изменилось. Похожий на древнюю статую (несколько более модном наряде) мужчина даже не двинулся. Но все, кто достаточно долго работали с этим персонажем, почуяли бы лёгкое изменение в общей атмосфере. Беспокойство Веритаса зачастую можно было ощутить чисто физически, особенно, когда речь заходила о ком-то кто ему не безразличен.
    - Ну, я имел в виду те, что совместно с азбукой и... - бессмысленный трёп, который должен был идти в никуда, но остановился на безвольном глубоком выдохе. - А в общем - не важно. Я же говорил. Я - плохой учитель, спишем все на это. - наконец лёгкая теплота стала проникать и в голос наёмника. (Еле заметная, но все же). Во всяком случае можно было наблюдать хоть какое-то движение эмоций, кроме сухого профессионализма, о чем бы это не говорило.
    - Рад, что ты в порядке, - в этих словах слышалась почти неприкрытая забота и теплота, что почти всегда значило... -  потому, что за четыре часа работы у нас не стало меньше ни на грамм. Нас все ещё ждёт путешествие в страну загадок и неизведанного. И там отдохнуть точно уже будет негде.
    Стандартный подкол.

    Когда Анна принялась описывать своё ведение, "Снеговик" не говорил в принципе. Голос девушки звучал эхом через весь дом, придавая словам лишь большую силу. Но наёмник не давал понять, говорит ли о чем-нибудь ему этот визуальный ряд или нет. Не было ни дополнительных вопросов, ни комментариев, ни-че-го. Лишь когда Ясуда наконец закончила, голос мужчины в белом зазвучал вновь.
    - Когда закончим, думаю, что стоит заскочить к мисс Сороуз. Возможно, что она сможет нам что-нибудь подсказать. Нам в любом случае придётся консультироваться у неё относительно местной системы глифов. Может быть и относительно того, что ты в дела ей будет, что сказать. - полезно иногда водить дружбу с брокерами информации, особенно, когда он держится нейтралитета и обладает огромными связями. Ооооооочень полезно.

    И естественно, что после представления своей части информации девушка хотела услышать что-то и от напарника. Так оно и происходит чаще всего. Ты рассказываешь мне... Я рассказываю тебе. Так строится диалог. Так обычно строится диалог. Так должен строится диалог. Но вопреки общепринятым нормам, вместо ответа мужчина просто замолчал. И замолчал он не, как обычно, задумчиво и тяжело, а скорее стыдливо неряшливо. Обычно в тишине Веритаса был вес, но сейчас... Складывалось ощущение, что рядом с Анной был не взрослый мужчина, а скорее нашкодивший ребёнок, которого поймали на горячем. И, вместо того, что бы разметать любые возможные обвинения заранее...
    - А ты суп уже попробовала? Он - ОЧЕНЬ ВКУСНЫЙ! - это было враньём потому, что... - Я сам его приготовил . Прямо со всей душой! - вот это было правдой. Вы когда-нибудь пытались приготовить что-нибудь впервые за год, при том, что у вас уже больше десятки лет отсутсвует чувство вкуса? Йеп. Все немножко не так просто, как может показаться.
    - В подвале определённо есть дверь. - начали за здравие, хорошо.- Она большая, каменная и тяжёлая... И она куда-то определённо ведёт.
    ...
    - Я уже говорил, что суп - очень вкусный. Я определённо считаю, что тебе стоит поесть. Я прямо даже настаиваю на этом.
    ...
    Не круто.

    +1

    25

    Аина Сороуз.
    Если бы Анна могла выбрать себе старшую сестру, то она без всяких сомнений выбрала бы именно ее. Умная, красивая, сильная, обаятельная. Она сочетала в себе все качества, о которых можно было только мечтать. Ясуда откровенно восхищалась ею, но не чувствовала себя скованной или зажатой рядом с ней, а сама мисс Сороуз относилась к юной провидице  с изрядной долей тепла. Конечно, девушки виделись не часто, всего пару раз Анна вместе со Снеговиком посещала величественную библиотеку Аины, но всего раз решилась зайти туда. И это было одной из самых больших ошибок девушки. Почему она не пришла туда раньше? Такого количества книг Ясуда, истинная их поклонница, не видела никогда. Конечно, прочитать их Эспер не могла, но как приятно было вдохнуть запах, провести ладонью по корешкам, всего лишь представить себе буквы… да – это было удивительно.
    И сейчас, когда Ас сказал, что есть возможность заехать к Аине, Анна искренне обрадовалась и сдержать улыбку даже не пыталась. К тому же, напарник теперь переключил ее внимание на тарелку супа, что стояла на табурете рядом с кушеткой. И без улыбки на это… варево смотреть было просто нельзя. То, что раньше было лапшой, разваливалось прямо на глазах, но от еды шел пар, и это уже было хорошо. К тому же, мужчина проявил заботу, готовя ей съестное, а это совершенно нельзя было игнорировать. Все, что когда-либо делалось для нее, воспринималось как чудо, с огромной благодарностью. Провидице были очень приятны его старания, а потому кивнув, она взяла в руки тарелку и, набрав целую ложку непонятного нечто, засунула ее в рот.
    «Действительно горячее, да. Но вкус… ооо!»
    - Спасибо тебе, Ас! Ты большой молодец! – из последних сил сдерживаясь, чтобы не засмеяться, Анна продолжала есть. Ну, хоть на что-то этот удивительный мужчина был не способен! Готовка – явно не его. Странно, но скинуть пару баллов с его идеальности девушки было приятно. – Это очень… питательно, да! Но давай, в другой раз, готовка все же будет на мне? Ты немного переварил лапшу, - еще одна ложка отправляется в рот, и девушка не жуя, глотает, а потом ставит тарелку на место, потому что человек в белом заговорил о том, что действительно важно.
    Предсказательница слушала мужчину с все нарастающим беспокойством. То, что описал напарник действительно пугало. Даже горечь от недавно съеденного супа ушла на второй план. Пророчица нервничала, боялась идти дальше, но при этом понимала, выбора-то особого и нет. Кто сделает это, если не они? А вот в необходимости делать хоть что-то сомнений не было вообще.
    - Жутковато… - медленно и тихо проговорила брюнетка. – Но ведь выбора-то нет? Думаю, вдвоем мы со всем справимся. – Слабая, неуверенная улыбка. – А ты, кстати, ел?
    Девушка ехидно улыбнулась и кивнула в сторону недоеденного супа. И снова где-то внутри появились странные сомнения. И причиной было то, что Ясуда никак не могла вспомнить, видела ли она хоть раз, как напарник ел или пил? Но зато она точно помнила, что вопросом таким она уже задавалась.

    Отредактировано Anna Yasuda (2017-10-26 18:56:13)

    +1

    26

    По какой-то причине, тот факт, что лицо Анны озарила улыбка при одном лишь упоминании "Аины", не стал для мужчины сюрпризом. Вот как-то совсем. Сам наёмник отреагировал на подобное лишь коротким выдохом и покачиванием головы, но при этом, он не сказал ни слова. В конце-концов, провидицу нельзя было винить. Мисс Сорроуз была ярким примером того, как далеко тебя может протянуть в этом мире индивидуальность и характер.
    Брюнетка была невероятно красива, невероятно сильна, невероятно влиятельна. И при этом была дьявольски умна. И "дьявольски" в случае с этой женщиной был чертовски подходящим эпитетом. Женщина была независимым информационным брокером, что буквально но значило, что её работой было знать все и обо всех. И с этой работой она очень хорошо справлялась. Лучше, чем кто-либо ещё в или конце а пределами Текумо, во всяком случае. Но при этом женщина всегда сохраняла нейтралитет, что в словаре наёмников значило "наживайся на всех без исключения". Если этой барышне было необходимо скормить тебя крокодилам, что бы получить желаемое, она сделает это. Если ей нужно было, что бы ты чувствовал себя самым важным человеком в мире - ты это получишь. Если она захочет раздавить тебя или пытать, пока ты не будешь молить о смерти... Уэлп... Мир твоему праху, что тут сказать? По этой причине, мужчина и не слишком одобрял такую... "Предрасположенность" Ясуды к Сорроуз. Аина была ценным знакомством, и когда она была союзником, она была неоценимым союзником... Но Она определённо не была другом, даже несмотря на то, что относилась к девушке с неподдельной теплотой. Единственная причина по которой человек в белом не спускал напарницу с небес на землю... Заключалась в том, что при встрече с "черноволосой красавицей" они всегда были вместе. К тому же, не так легко застать врасплох человека, который видит твой следующий шаг. Только в случае с этой женщиной... Все редко ограничивалось лишь "следующим" шагом.  Но это будет проблемой уже дня грядущего.

    День сегодняшний же предлагал другой набор загвоздок. Такой например, как лёгкая ирония товарища по команде.
    - И я умею готовить... Так и должно быть... - даже несмотря на то, что мужчина поставил себе самому условие, что он никогда не будет откровенно врать людям, вместе с которыми он работает (эта дорога ведёт только лишь в ад), он делал для себя исключение, когда ложь была кристально очевидной... В конечном счёте, "отрицание" - не совсем ложь. Но переварившийся суп - да и бог с ним. Но вот подвал забросить они вдвоём действительно не могли.
    - Боюсь, что нет. Если есть хотя бы вероятность, что та штуковина, которую культистки использовали в своём ритуале, взялась оттуда, то мы обязаны узнать это и, если получится, зачистить место. - не самая лёгкая работа, но учитывая специфику "Дредноута" и отношения его с "Ассоциацией" на подкрепление рассчитывать было бы проблематично, во всяком случае, без чётких доказательств.
    - Я наелся , пока готовил. - слова подкреплённые лёгкой улыбкой. Во всяком случае, тот факт, что "наёмник" не был голоден был чистой правдой.

    И хотя в сравнении с разговором наверху, спуск по лестнице к каменной двери занял совсем немного... Сэлем был уверен, что он таращился в каждую ступеньку по часу, пока наконец не достиг цели. Конечно же, это было не так. Его походка не замедлилась ни на секунду, но при этом, в голове, время останавливалось после каждого шага. Это место было чем-то противоестественным всему человеческому, всему живому, всему настоящему, но именно туда им вдвоём предстояло пройти. В голове кружился миллион вопросов, все которые умещались в одном "зачем". И если бы телекинетик поддался им, то оба он вместе с Анной были уже очень и очень далеко отсюда. Но вместо этого, Веритас лишь протянул руку и нажал на дверь, открыв её мгновенно.
    И первым, что встретило их была тьма. Не метафора. Как только мужчина отворил проход, раньше, чем он успел понять, что происходит, он лишился зрения и слуха, даже ощущение гравитации показалось растворялось в этой абсолютной черноте, которая, казалось, пыталась сожрать его целиком. Не лучше, однако, приходилось и Анне, которой не помогала даже её сила. Эта чернота была плотнее любой другой, какую девушка могла наблюдать в своей жизни. Лишь одна вещь могла даже относительно сравниться с ней... Выживший.
    Но прежде, чем эта мысль могла стать навязчивой, чернота расступилась, оставив двух "искателей приключений" в центре огромного тёмного грота, в каждую сторону которого расходилась огромная сетка коридоров... С чем бы Анна и Сэлем не столкнулись секунду или дни назад (ощущение времени тоже достаточно сильно растворилось в подобных условиях) оно не оставило им никаких ориентиров, относительно того, где могла бы находиться дверь, решись "герои" вернуться...
    - Как же хорошо, что мы недостаточно умны, что бы повернуть назад... - шутка без малейшей доли юмора, сказанная определённо через силу.

    +1

    27

    «Я наелся, пока готовил» и улыбка.
    Анне были приятны и забота, и улыбка, но что-то в словах смутно настораживало. Слабо нахмурившись и не отвечая на улыбку, предсказательница «вглядывалась» в лицо напарника, словно желая найти что-то новое. Но все было как раньше. Те же черты лица, те же мимические морщинки, то же выражение глаз. Снеговик относился к ней с теплом, поддерживал ее, оберегал, но при этом шутил, подкалывал и не прочь был поговорить на любые пришедшие в голову темы. Вполне себе дружеские доверительные отношения, но тогда почему Ясуда все еще ждала подвоха? Жгучее любопытство снова и снова возвращало в памяти встречу с Линдерманом, требовало занять себя расспросами, чуть ли не жаждало найти в друге, нет, не второе - третье дно! А провидица изо всех сил старалась доверять и продолжала держать вынужденную дистанцию. Оттого закрыла рот, лишь только открыв, и ничего не сказала. А когда пришло время следовать в подвал, ни на мгновение не задержалась.
    Она шла и хвалила себя: «Я подросла. И мне больших трудов стоило мое чертово душевное равновесие. Я не хочу проблем, и у меня не будет проблем. Я не буду снова копаться в том, в чем не надо копаться. Меньше знаю – крепче сплю», - но самым печальным было то что самовнушение никогда не было тем, что давалось Анне легко. А вот болезненная привязанность к загадкам, секретам и, как ни странно, самоистязаниям была чуть ли не основной частью ее характера. А Снеговик был словно воплощением тайны.

    С каждым шагом в душе нарастал страх. С каждой пройденной ступенькой уверенность таяла, волнение неслышно проникало под кожу, заполняло естество, бесшумное дыхание учащалось, хотелось бежать как можно дальше, но видя уверенную белую спину перед собой, пророчица держалась.  Сжимала кулаки, и не смела вернуться в теперь уже кажущуюся бесконечно уютной гостиную. Когда же напарники достигли злополучной двери, желание уйти стало сильнее силы воли: девушка замотала головой, открывая рот в беззвучной просьбе уйти, попятилась назад, но было уже поздно. Снеговик распахнул страшную дверь.
    Анна знала, что никогда еще так громко и пронзительно не кричала. Она чувствовала свой крик порами на коже, но не слышала ни звука. Она чувствовала боль в горле, ощущала, как голосовые связки держаться на грани, чтобы не разорваться, чувствовала, как дрожат барабанные перепонки, но все еще – ни звука. А страх продолжал иглами пронизывать мозг. И хруст костей, словно разгрызаемых челюстями болезненно всплывает в памяти.
    Время потеряло всякий смысл тогда, но предсказательница все же смогла очнуться, когда поняла, что стоит на ногах, молчит, и закрывает лицо руками, когда как любопытная Акума, словно пытаясь привести ее в чувство, «показывает» ей окрестности. Голос напарника, прозвучавший через несколько мгновений, вызвал из недр души ощущение реальности. Уже расслабленные руки опустились на свои места, а почти обезумевшая от страха Анна порывисто устремилась ближе к Снеговику, лишь бы ощутить чье-то присутствие, доказать самой себе, что она больше не заперта в собственном теле и не ждет того момента, когда полностью исчезнет с лица земли. Но к другу она так и не приблизилась. Одернула себя сразу после короткого, словно  импульс, движения. И снова повторила себе: «Я не хочу проблем, и у меня не будет проблем». Пообещала себе продолжать держать дистанцию. Но слова при этом, сказанные ею перечили всем обещаниям. Подсознание отрицает тайны.
    - Будто снова Выживший. Помнишь? – слова, как всхлип. И без паузы дальше, - Или как тогда, в пещере с Террой. Но тогда было слишком просто по сравнению с ЭТИМ. Что же ЭТО такое?
    Громкий выдох. Анна снова протерла ладонями лицо, провела по волосам. Потопталась на месте, чтобы стряхнуть наваждение страшившей ее темноты.
    Не помогало.

    Отредактировано Anna Yasuda (2017-10-31 22:31:24)

    +1

    28

    Многих своих чувств мужчина лишился после перерождения. Он лишился осязания вот сяком случае такого, каким его воспринимают люди, он лишился "вкуса" (в чем уже была предоставлена возможность убедиться), его зрение было лишено красок и воспринимало весь мир в оттенках белого и Черногории (что ему, правда подход ли пугающе хорошо), и конечно ни о каком обонянии не приходилось говорить, когда нету даже намёка на нос. Но в обмен на все это, мужчина развил в себе достаточно острую интуицию... У него не было другого выбора. Даже с его экстремально полезными способностями, такой недостаток в получаемой информации означает верную смерть. Поэтому, если большая чусть способов чувствовать опасность отсуствует, нужно приучить себя чувствовать её нутром. И в данном случае, эта "сила" мужчины выходила ему боком.
    Все внутри человека в белом кричало о том, что он должен бросить все и бежать, что его единственный шанс не умереть прямо здесь - забыть о человечности, забыть о жалости, забыть о гордости и привязанностях и просто на всех порах бежать, как можно дальше, что бы выиграть хотя бы ещё пару-тройку минут. Даже Анна, при всех её замечательных качествах, при всём её потенциале, должна будет стать лишь жертвой для его спасения, другого шанса нет, и не будет.
    Рука мужчины в перчатке легла на голову девушки, холодные глаза смотрели прямо на неё... И лёгким движением призрак... Лишь слегка растрепал причёску напарницы. А затем заговорил, как обычно.
    - Я не знаю. У меня нет ни малейших представлений, на самом деле. Я могу сказать, что это - опасная и чертовски неприятная штука. А ещё я могу сказать, что с другими мы никогда и не пересекались. И эта будет не первой, что пожалеет, что встала у нас на пути. - мужчина не мог объяснить свои мысли, не мог объяснить внезапно возникшие эмоции страхам отчаяния. Их не должно было быть, не могло быть, но они были и они паразитировали на нем, опутывая сознание липкой паутиной. Возможно, если бы мужчина был чуть более "чувствителен", если бы он был чуть более расшатан... Если бы его напарником сегодня была не Анна... Кто знает, что бы произошло? Но все было так, как было. Поэтому наёмник поддерживал свою напарницу, точно так же, как она поддерживала его, даже если она сама этого не осознавала.
    - И хорошо. А то ещё зазнаётся... Или не будет так очаровательно реагировать на подколы. В жизни и так слишком мало веселья. - не самая тесно связанная с работой мысль буквально выдавила из призрака лёгкий смешок, который однако был дополнен фразой более относящейсяся к делу.
    - Я не знаю с чем мы здесь столкнёмся, но так или иначе, учитывая местность и произошедшее... Я могу точно сказать, что наш эфир ей не помеха. Она даже не обратила внимание на него. И если та тварь, что им питалась тоже отсюда... Используй его только на предельно необходимом расстоянии. Не больше того, что тебе нужно для спокойного передвижения. Больше внимания уделяй звукам. Местная фауна привыкла жить в темноте, но у нас тоже есть свой эксперт, верно? - в последних словах мужчины было скрыто больше, чем может быть он даже сам думал. В ней не было ничего особенного, но конечный смысл сводился к простому "Если бы я должен был сделать ставку на того, кто лучше справиться с этой задачей, я выберу свою напарницу". Было ли это гордостью или желанием преободрить? Кто знал? Так или иначе, мужчина спокойно достал револьвер и сам.
    И в отличии от аккуратного оружия девушки, которое даже внешне ей подходило... Оружие наёмника не могло контрастировать с ним сильнее. Крупногабаритный револьвер, который казалось внешне олицетворял собой насилие и жестокость. Выпирающие из длинного ствола острые углы, едва уловимое даже в такой темноте зеленоватое свечение... Поверхность цвета запекшийся крови. Из такого пистолета не нужно было даже стрелять, что бы убить. Одного удара будет достаточно.

    Револьвер

    http://s3.uploads.ru/o0ZvD.png


    Отчасти, именно по этой причине Сэлем и достал его. Если их противник действительно плевать хотел на их эфирные силы... То он должен быть готов к столкновению любого типа. Тем более, что далеко не всегда в таких "декорациях" у призрака будет возможность выстрелить "Чисто". Достаточно высокая пещера была заполнена десятками сотен каменных колон, сталгтитов и сталагмитов. Все выглядело так, как будто даже стены пытались сожрать эту парочку... И учитывая все, что происходило до этого... Телекинетик бы не удивился, если бы так оно и было. К счастью - нет... Пока ещё нет.

    Отредактировано Сэлем Веритас (2017-11-02 02:44:51)

    +1

    29

    В нашем ненадежном мире нет ничего более трудно достижимого и хрупкого, чем доверие. Когда-то Анна читала книгу, в которой была эта фраза. В прошлом, это выражение практически не получало никого отклика в душе девушки, ее жизнь была слишком проста, чтобы была необходимость в доверии, как в чем-то важном, но сейчас, не представляя даже где находится, Ясуда взглянула на эту цитату иначе. Что было бы у нее сейчас, если бы не напарник. У нее есть возможность потерять даже зрение, что в контексте данной ситуации подобно смерти. И что она будет делать, если Снеговик решит, что она всего лишь обуза? В любом случае, как бы страшно не было, оставалось только доверять.
    Предсказательница не могла посмотреть в глаза другу, но она физически ощущала его взгляд на своих темных глазах. Она порой думала о том, что, не смотря на то, что время от времени Ас позволяет себе подобие шуточек (или нет, кто его разберет) на тему ее слепоты, она никогда и видом не подает, что она не видит. Смотрит в глаза, конкретно указывает на что-то, куда нужно взглянут; это казалось странным, но Анна ничего не имела против, к тому же, в некотором роде это было приятно.
    Но вот рука, как всегда бережно опустившаяся на голову девушки и легко растрепавшая волосы, отчего-то в этот раз расстроила. Где-то в глубине души девушка хотела иного жеста с его стороны. И не успев задуматься об этом подробнее, слова напарника, приуроченные к суровой реальности, вернули Анну в темноту жуткой пещеры. И вот сложно было что-то конкретное сказать о его словах. Такой одновременно воодушевляющей и пугающей речи девушка не еще никогда не слышала. Что оставалось делать после сказанного? Да, конечно, усмехаться. И смешок с губ Ясуды сорвался практически в тот же момент, что и у Снеговика. А вот во второй части речи напарника были указания и советы. И Анна не была дурой, чтобы ими пренебречь. Она кивнула и принялась регулировать способности Акумы так, чтобы быть максимально полезной в происходящем настоящем, ибо уверенности, что сейчас может помочь будущее - не было. А значит, можно было только порадоваться тому, что возможность «видеть» настоящее глазами пророчица не умеет.
    «И все же есть плюсы в том, как я «вижу». Потоки Эфира сейчас очень кстати. В такие моменты чувствую себя не просто предсказательницей, я прямо ясновидящей!»
    Провидица глубоко вдохнула. Сейчас не время было радоваться тому, что она достаточно много времени уделила Эфирным тренировками, когда сидела одна в своей комнате. В конце концов, Эспер может чувствовать Эфир, даже когда не пользуется способностью Акумы. А у слепцов развит слух. Нужно было объединить все взаимоисключающие навыки и вобрать от них только лучшее. И Анне это, более-менее удавалось.
    Одной из особенностей ее Акумы была плотность. Каждую молекулу пространства она обволакивала собой, чтобы «видеть» время. Сейчас же, Ясуда словно прореживала пространство.
    «Цвет мне не нужен. Приятная блажь, но занимает слишком много сил. Прошлое-будущее – не сейчас. Только контур, движение и Эфир».
    Акума Анны бесилась, но делала так, как велели. Словно пленкой она покрыла все окружение. И саму предсказательницу, и Снеговика, и то, что жило в этой пещере. Пока что – широковато, но напарники пока еще и не двигались.
    - Знаешь, Ас, тебе очень повезло, что я совершенно спокойно отношусь к паукам. Было бы совершенно некстати сейчас кинуться в панику? – а потом девушка замолчала, потому что до слуха доносились звуки, которых не должно быть в пещере. – Ты слышишь?
    Это было похоже на помехи. Будто кто-то то включал, то выключал телевизор с белым шумом. Порой этот звук звенел в ушах, порой затихал так сильно, что казалось, что его будто нет. Он был таким частым и прерывистым, что казалось, что его порождает вода, капающая со сталактитов в маленькую лужицу. Но самым странным было, когда это шипение походило на звук искрящих оголенных проводов.
    Вместе со звуком каратил и Эфир. Анна чувствовала, как покрытие Акумы содрогается под еле ощутимой вибрацией, как каждое живое существо в пещере подрагивало в ритме белого шума. Крупные личинки, размером с предплечье Анны, зависнув на самом кончике хвоста(?), свисали с потолка, не шевелясь и не подавая признаков жизни, но словно снова и снова исчезали на доли секунды, поддавшись странному ритму. То же происходило и с, будто кожаными, четырехлапыми паукообразными, который медленно передвигались по стенам пещеры. Все, кто был впереди, двигались навстречу напарниками, проходили мимо, как под гипнозом, направляясь, как подсказывало чутье вглубь пещеры. Их размеренные шаги были похожи на марш, но касания их лапок к стенам были практически бесшумны. Во всяком случае, на фоне постепенно становящегося привычным шума.
    - Смотри. Они… дрожат что ли, - Анна, как когда-то раньше, демонстрируя видения другу, подняла руку наверх, почти полностью и коснулась кончиками пальцев щеки Снеговика. Тут же все видения настоящего, что были доступны провидице, проникли в сознание мужчины. В его сознание Ясуда даже не пыталась проникнуть. – Как бы мне не хотелось сказать обратное, но, думаю, нам с ними по пути.
    И, следуя примеру друга, достала пистолет, только лишь убрав руку от его лица. Кивнув на оружие напарника, слабо улыбнулась, сузила область покрытия Акумы и, упрямо сжав губы, двинулась вперед.
    «Жутковатая пушка. Но, думаю, очень действенная!»

    +1

    30

    В каждой ситуации можно найти позитивный момент, если его хорошо поискать. Иногда, даже не одни. Да, конечно, с одной стороны, тёмная пещера, заполненная разного рода существами фиг пойми какого происхождения - очень плохо и опасно, но с другой стороны, темнота - друг молодёжи... Как бы слабо это не было связанно с нынешней ситуацией.
    Да, можно было сказать, что внезапное оживление местной фауны - плохой знак, особенно, учитывая, что теперь Анна и Сэлем находились здесь. Сомнительно, что такая миграция происходила постоянно, то есть, пара вполне могла спровоцировать что-то, о чем они даже не подозревали... Но, если взглянуть на это иначе, теперь в этих безразмерных (предположительно) катакомбах, у них был хоть какой-то путь. И это - уже было не самым малым фактором, играющим им на руку, главное - не забывать, что они все ещё на территории, где все было им враждебно. Или нет?
    Сомнительно, что кто-то мог представить, как Сэлем Веритас в свободное от работы время (место для закадрового смеха) решает расстелить плед где-нибудь на холмике и понаблюдать за природой во всем её многообразии. Наёмник был явно не из той группы людей, что может просто наслаждаться окружением и принимать мир, как продолжение себя... Но даже так, сейчас, когда они были частью этой странной процессии, мужчина должен был признать, что существа окружающие их, даже несмотря на совсем непривлекательный внешний вид, были вполне нормальными? Да, с точки зрения стороннего обычного человека, местная живность выглядела отвратительной и чертовски опасной (скорее всего хотя бы часть и была невероятно опастной для чужаков), но в конечном счёте, на поверхности разве все было не точно так же? На каждую безобидную или миловидную тварь приходились сонмы таких чудовищ, о которых не захочется говорить за столом или в присутствии беременных женщин. Не считая странной миграции, все казалось вполне естественным... Но ведь в этом и все дело... В этом несчастном исключении. Оно переворачивало все с ног на голову. Если что-то не так, то велика вероятность, что в этой "неправильной" вещи и заключается вся суть проблемы.
    Пауки, личинки, странные рукокрылые существа, передвигавшиеся по потолку, непонятные сплетения костных наростов и щупалец, что присасывались к более крупным существам. Все они были частью одной экосистемы, но через секунду глазам и ушам Веритаса и Анны предстояло столкнуться с тем, что никак не могло относится к "естественному" ходу вещей.

    Сначала был звук. Звук множества капель ударяющихся об камень пещеры. Тихий, но плотный, как будто бы под сводами пещеры шла своя собственная маленькая морось. Этот звук сопровождался негромким рычанием, ударами и мерным пощелкиванием. В этих звуках был свой собственный ритм. И этот ритм, почему-то был знаком человеку в белом, но он не смог понять в чем дело, пока не стало слишком поздно.
    Они проходили в пещеру, которая была освещена несколько больше, чем путь до этого. Недостаточно, что бы сравниться с светом над поверхностью, но достаточно, что бы заметить свечение за несколько метров до расширения грота. Звуки доносились из пещеры яснее всего. И этих двух пунктов было достаточно, что бы мужчина взял девушку за плечи и вывел её из "движени", тихо поманив Анну в обход.  Интуиция говорила "герою", что "это жжжж не с проста". Хотя ничего более внятного призрак сказать бы сейчас не мог. Его сознание рвалось на куски. То, что было в начале пещеры, невыносимое отчаяние, сменялось туманом и пеленой. Казалось, что даже воздух был против него. Но все же даже блеклые мозги мужчины сообразили, что войти в "шум" будет ошибкой... И, как оказалось, Интуиция не подвела наёмника.
    Зайдя с боку, он увидел... Самым правильным описанием того, что располагалось в этой комнате, было бы... Алтарём для массовых жертвоприношений. Большая пещера была по размерам в четыре или пять раз больше, любой другой отдельной секции. Для сравнения, здесь спокойно бы разместился дом писателя и хватило бы место ещё для пары не самых маленьких пристроек. Внешние своды были круглыми... И что важнее, они полностью  были "украшены" крупными заострёнными сталагмитами. Примерно так бы выглядел ёж, если бы его вывернули наизнанку, скорее всего. И именно с этой особенностью комнаты было связана проблема...

    Вся экосистема, какую видел мужчина до этого казалось естественной. Она была такой, какой должна быть экосистема в месте подобном этому. Но любой, кто увидел бы обитателей этой комнаты, крупных похожих по телосложению чешуйчатых горилл с лицами собак, каменными крабьими ногами понял бы, что эти существа не могут быть частью здешней фауны. Их не должно было быть здесь, ни при каких условиях. И только подчеркивалоэтот факт, взаимоотношение природы и этих существ. "Собаки" пробирались через толпы существ, проходящих через эту комнату, буквально падая на них со сводов пещеры (источник равномерных ударов), хватали избирательно одно или два существа за раз, откусывали им головы, выплевывая их вниз, а затем с силой бросали щевелящийся труп на сталагмит, насаживая тело и заливая все едва светящейся зеленоватой кровью местных обитателей.
    Вот откуда шёл мерный шорох, вот откуда шёл звук, напоминающий лёгкую морось. Это все было звуками шевелящихся мертвых тел, бьющихся в смертельной конвульсии и звуком льющейся отовсюду "крови". Это все было звуками смерти, как ритуала. Смерти, в которой не было смысла. Звуками тьмы.

    И хотя Анна не могла видеть существ напрямую. Но все же, её нехватка зрения не спасала её от ужаса происходящего,  а может быть даже наоборот. Странные чешуйчатые существа находились за гранью обзора девушки... Но даже так она чувствовала тьму... Тьму похожую на чёрную дыру, сжирающую все вокруг себя. Она всегда могла попытаться посмотреть на происходящее поближе... Но стоило ли оно того...
    - Какого черта? - брошенная почти шёпотом фраза мужчины точно не вселяла уверенности в будущее.

    +1


    Вы здесь » Akuma Project » События настоящего » Castle of Glass