Вверх
Вниз

Akuma Project

Объявление



Рады сообщить вам, что форум Akuma projeсt был благополучно доигран. Администрация более не поддерживает этот проект, но все прошедшие здесь эпизоды и иная информация остаются доступны для прочтения всем желающим. Благодарим за внимание!
  • Почитать всякое можно тут


  • Топы


    Рейтинг форумов Forum-top.ru

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Akuma Project » События настоящего » Castle of Glass


    Castle of Glass

    Сообщений 31 страница 60 из 93

    31

    Идти удавалось с трудом. Мышцы словно были ватными, но при этом работали четко, и ноги передвигались совершенно нормально, твердо и естественно. Но в этой самой естественности и заключалась самая большая странность. Мелкие камушки под подошвой гулко перекатывались, постукивая о землю и камешки побольше. Предсказательница, словно под гипнозом шла вперед и то и дело задавалась вопросом, что она здесь делает и как сюда попала. Нет, как конкретно девушка оказалась в пещере, она прекрасно понимала. Просто, наплевав на возможную опасность, уверенно шагнула в странную дверь, вероятнее всего в портал, и оказалась в пещере наполненной всякими тварями. Ясуда ждала подвоха, ждала, что вся эта свора разом накинется на нее и задерет как мелкого зверька, но все равно шла вперед. Мелко дышала, сжимала оружие и продолжала шагать вперед.
    Анна «взглянула» на тяжелые ботинки, в которые была обута. Отчего-то эта обувь казалась ей неправильной. Девушка помнила, что еще в начале лета она бы не помыслила надеть такую обувь. Девушка предпочитала что-то воздушное, легкое, совершенно не грубое. А что потом? Осень и пророчица только и делала, что носила разных цветов и фасонов изящные лодочки и шпильки. А ведь с них все и началось. Девушка помнила о тех удобных черных лакированных туфлях, которые потеряла в тот день, когда встретилась с Элайзой Скорн, когда ее выедал изнутри Выживший… когда она впервые встретила Снеговика.
    Тогда Анна вернулась домой босая. И именно тогда поняла, что не только угрозы, безвыходность или желание помочь другим способны заставить ее рисковать собой. Теперь Анна знала, что одно только любопытство способно гнать ее вперед. И что уж врать, она постепенно подсаживалась на адреналин от битв в «Стране чудес». Так сильно, что забывала, что в реальном мире все иначе и опасность в нем была более чем реальна.
    Предсказательница вздрогнула, когда руки мужчины легли на ее плечи, но быстро взяла себя в руки и двинулась туда, куда он указывал, хотя то самое чувство, не давало покоя еще сильнее. И с каждым шагом она все четче понимала, что снова испытывает страх. Он становился ее другом, спутником жизни, самой ею. И это было ужасно.
    - Еще пара таких приключений и я точно спячу, - шепчет, почти неслышно, - еще пара таких вылазок и думаю, что я свихнусь, - а потом громче, после слов друга, от которых стало еще хуже, - Ас… мне очень страшно. - Храбриться уже не могла.
    Анна зажмурилась, понимая, что это бесполезно. Ее глаза не закрывалась веками. Ее любопытная Акума бесновалась и психовала, бесконтрольно пытаясь расширить зону обзора. Ясуда боролась с ней, как могла. Боролась со страхом и снова расчесывала себе тельные стороны ладоней, то и дело перекладывая пистолет из одной руки в другую. Нет, она не была больна, так брюнетка боролась со страхом.
    «Это даже хуже, чем Треморы. Это даже хуже, чем Выживший или Ямато. Я не знаю чего боюсь, и это хуже всего», - пророчица заставляла себя думать громче, заставляла себя что-то напевать в голове, еле-еле шевеля губами, переступала с ноги на ногу, хоть и было это почти бесполезно. Она пыталась заглушить звуки пугающие ее, она готова была сорваться и умолять прекратить это, но держалась. Теперь она могла держаться. И потому она повернулась к напарнику и дрожащим голосом спросила:
    - Может, мы уже начнем что-то делать? Что я могу? – и это был призыв к действиям.

    +1

    32

    Нет ничего в мире более заразного и  удушающего, чем страх. Настоящий страх - не тот, который ты испытываешь, когда идёшь по тёмному переулку, или в детстве, боясь чудовищ под кроватью. Нет, на томящий страх - жуткий ужас, что забирает у тебя возможность дышать, двигаться и думать, который затмевает все и вся - перескакивает с жертвы на жертву, и чем больше людей складывают перед ним голову - тем сильнее он становится. Страх, это - яд. Страх - болезнь. И к несчастью для Анны и Сэлема, здесь они оба были ему подвержены, они оба боялись происходящего, оба боялись того, что их ждёт впереди.
    Страх - это сила. Страх - преклонение перед силой того, чего ты даже ещё не знаешь! Страх - это почитание мощи того, что ты не в состоянии порой даже осознать.
    - Жертва и почитание... - негромкий шёпот разрезал тишину рядом с двумя людьми. Звук оказался неожиданно громким, возможно от того, что мужчина на несколько секунд просто выпал из реальности, но все же, Веритасу и Ясуде повезло. Звук "кровавого" дождя и продолжавшееся убийство существ не позволило тварям услышать голос.
    Наёмник протянул девушке руку. Его взгляд мало отличался от обычного, да это и не было особенно важно, но какая бы мысль не пришла ему в голову, она давала ему силу. Силу идти вперёд. Силу делать шаг, который нужно было сделать. Проблема только в том, что он не мог сделать этот шаг в одиночку.
    - Я не буду тебя заставлять, ни в коем случае. Но мы не можем оставить все просто так. Одна такая тварь на поверхности была достаточно опасна, если выберется больше... Если то, что ими управляет заставит их выбраться наружу... - мужчина не закончил фразу... Но, скорее всего, оно было и к лучшему. В нанёсшей атмосфере, вряд ли этим двоим нужен был дополнительный повод для переживаний.
    - Что бы не управляло этим местом и не заманивало в эту пещеру живность, находится не здесь... Оно находится дальше. Но, насколько я понимаю, эти твари перегородили остальные тоннели, просто что бы вся местная фауна должна была пройти через эту залу. Если мы хотим идти дальше... У нас нету выбора, нам придётся штурмовать тот коридор. - на последних словах голос мужчины сделался очень тихим. Достаточно тихим, что бы даже "шёпот" был слишком сильным словом. В короткий период мужчина давал напарнице возможность высказать свои претензии к вполне "самоубийственному плану", но все же человек в белом продолжал.
    - Ты видела эти пещеры в сознании той твари в гроте. Только ты представляешь себе хоть какие-либо ориентиры к нашей цели и где она может находится там. Я обещаю, что я не дам тебя в обиду, я обещаю, что не оставлю тебя. Но мне нужна твоя помощь Это - то, что можешь сделать только ты.
    Мужчина говорил спокойно, тихо и сдержанно. Но в конечном счёте... Какое значение это имело, если он лгал? В конечном счёте. Эти твари были достаточно быстры что бы настигнуть их, достаточно сильны, что бы разорвать их обоих на части.
    Просто прорваться через комнату, которую они считали своим святилищем? Это невозможно. Страх - это приулонение перед чем-то выше себя. А в таких случая принято приносить жертву. Без неё никак. Кровь должна будет пролиться.
    - Анна, ты поможешь мне? - рука в белой перчатке смотрела прямо в грудь девушке. Забавное совпадение... Но кто бы вспомнил, что в древности белый был и цветом погребения.

    +1

    33

    Это тот самый вздох, когда после вдоха резко замираешь и забываешь выдохнуть, так и замирая с нелепо приоткрытым ртом. Если бы в ее глазах были зрачки, они бы расширились, но сейчас только черные яблоки глаз стали чуточку больше из-за пораженно распахнутых ресниц. Она замерла в этот момент. Застыла, зациклилась на нем. Она «смотрела» на него, снова и снова, раз за разом, в считаные доли секунд. Он выучила каждую складочку одежды, она запомнила каждую пылинку на рукаве. Она «смотрела» на протянутую ей руку и была точно уверена: точно такой же жест она уже видела. И уверенность в собственной правоте окрепла еще сильнее.
    «Не хватает лишь звезды», - с грустью от того, что по каким-то неведомым причинам от нее скрывается правда, подумала Анна. От этого черт знает что еще болело в самом нутре. Душа может, или карма плохая, раз уж вокруг Ясуды всегда обман. Но боль эта была такая тягучая и непривычно тоскливая, что смогла выдавить собой страх перед настоящим и грядущим. И помогла выдохнуть.
    А тем временем Анна слушала то, что говорил ей друг, слушала и не давала мыслям бесноваться в голове, сосредоточившись на словах. А слышала провидица вовсе не то, что должна была слышать.
    «… я не дам тебя в обиду…», «… не оставлю тебя…», «… нужна твоя помощь…» - лишь эти слова находили отклик в надломленных страхом душе, сердце и наивном сознании пророчицы. Она даже не ругала себя, но не позволяла думать о том что на самом деле чувствовала.
    И лишь звук собственного имени вернул девушку в действительность. И лишь тогда в голове обозначилась предательская мысль, за которую Эспер обязательно будет себя корить.
    «Я сделаю все, о чем бы ты ни попросил.
    Вот черт…»

    И если бы Акума была телесной, то отчетливо был бы слышен шлепок ладонью по лбу.
    Но все же Анна больше не была той Анной, что покорно шла, позволяя себе всегда быть ведомой. У этой новой, закаленной Анны были защитные реакции. И не только на слова и действия Снеговика, но и на собственные мысли, а потому, вместо того, чтобы принять руку и ринутся в бой, (или на что Снеговик подстрекал ее?), девушка скрестила руки на груди, отошла на полшага назад, став к мужчине в пол-оборота и в схожей по громкости, но не по интонации манере ответила:
    - Каждый раз, когда ты произносишь воодушевляющую речь мы во что-нибудь вляпываемся! – злобы в речи не было, только ехидство. – А потом я, да-да, именно я, какими-то до сих пор не понятными мне способами вытаскиваю нас! – пусть это было не до конца правдой, но пара таких случаев действительно случалась. – Так что не я буду тебе помогать, а ты мне! Вот увидишь в итоге, так и выйдет.
    Поднятые брови, вздернутый подбородок, сжатые губы, Анна была сейчас почти эталоном упрямства. Но, дело – есть дело. Нужно было действовать. Злоба на сладкоголосого напарника, который заставил ее испытывать неуместные чувства, занимала сейчас  достаточно большую часть эмоций девушки и, как ни странно это для характера последней, это играло на руку.
    - Мне нужно осмотреться.
    Расширение обора и беглый «взгляд» на происходящее действо должны были умерить пыл провидицы, но не тут то было. Фантазия у нее была намного красочнее того, что оказалась в реальности, хоть девушка и не задумывалась  об этом. А потому кровавое действо вызвало лишь чувство отвращения. Сморщив нос, Ясуда продолжала:
    - Ну, Ас, какой у нас план? Нам выдалась удивительная возможность поработать по плану!
    А сердце тем временем тоскливо ныло, но упрямый разум ступал ему на горло и придавливал сильнее, когда становилось совсем горько. И заставлял думать хозяйку органов о том, что происходит. Монстр из грота, банда Винсента Фо, панические атаки, тайны Аса(«И почему я все еще об этом думаю?!»), странный страх, опоясывающий все в этих пещерах.
    «Беда никогда не приходит одна. Она, зараза, определенно дерзей. Приводит, гадина друзей!»

    Отредактировано Anna Yasuda (2017-11-23 12:13:14)

    +1

    34

    Что может болеть в груди, когда там нет совести? Мужчина в белом не был удивлён тем, как часто он задавал себе этот вопрос, каждый раз, как находился рядом со своей новой напарницей. Возможно, если бы на её месте был кто-то другой, но нет. Сейчас он не задумывался "почему". Но все ещё размышлял над тем "как". Таким уж человеком была Анна Ясуда, человеком с невероятным потенциалом.
    Сколько времени прошло с их первой встречи? Сколько времени прошло с тех пор, как этот мир по-настоящему захватил её? Сколько времени прошло с тех пор, как ей пришлось вступить в битву за собственную судьбу? Одновременно, слишком мало и слишком много. То количество неприятностей, через которое девушке пришлось пройти, было слишком массивным для большинства бывалых агентов и героев, но Ясуда пробовалась через каждое и становилась лишь сильнее, и это при том, что ей к тому же приходилось работать вместе с ним и его набором странностей и проблем...
    Мужчина в белом смотрел на девушку; на то какой она становилась, как гордо подымала голову, как шла вперёд. Сэлем не мог не гордиться ей. Это было невозможно физически. Но зная, что ему предстоит сделать дальше он так же не мог задаваться другим вопросом... Насколько большим чудовищем он сам был, что вовлекал девушку во все эти ситуации, зная что произойдёт дальше... Каждый раз он знал и каждый раз продолжал идти вперёд. Оставалось понять... Делал ли тот факт, что он знал все это, но не отступал - хуже или лучше. Вряд ли ответ на этот вопрос бы обрадовал мужчину.

    Слова и голос, призрак вслушивался в них, выслушивался в этот голос, выслушивался в звуки окружения. Он вбирал все это в себя, собираясь и закаляя все внутри. Ему нужно было сделать это, что бы сделать следующий шаг.
    Поэтому он не остановил девушку, когда она осматривалась. Но не запретил окутать своим взглядом комнату в которой находились два существа, способные пожирать эфир, которые тут же подняли свои головы, почуяв пищу. Все это было не важно. Для Анны, в какой-то мере тем более.

    Девушка мало что могла увидеть в настоящем. Своды пещеры поддавались её взору, как и стадо идущее, через него, как и капающая кровь. Но при этом две твари... Отображались лишь как две гигантских чёрный дыры, которые медленно, но верно вбирали в себя эфир девушки. Он исчезал рядом с ними, растворялся, не позволяя даже рассмотреть тварей.
    Но, по какой-то причине, во взор девушки проникало не только настоящее. Она видела дальше, чем хотела, теперь, когда дала своему взору свободу. В него проникали другие вещи. Она видела то, чего здесь находиться не могло. Было ли это образами из её собственного прошлого, тогда, когда она находилась в коллективном сознании сестёр и фантома, или важными обломками её собственного будущего в этой пещере? Она видела большой разлом с лианой посредине? Она видела гигантскую дверь. Она видела пещеру сияющую тёмным светом. Она видела себя, держащую в руках пистолет и направляющую его на человека в белом.... Она видела, как эта пещера трищит по швам, как её заливает все больше крови.
    Но до того, как, все эти мысли успели утрястись в голове ясновидящей, до того, как она успела договорить свою фразу про план даже, она могла почувствовать руку обвившуюся вокруг её талии, руку мужчины в белом. А затем голос, в котором было куда больше теплоты и человечности чем раньше... И грусти? Или же фатализма?
    - Я хочу что бы знала это. Даже несмотря на то, что я не был самым хорошим человеком или достойным напарником... Ты никогда не подводила меня ни в чем, Анна. И я безмерно благодарен тебе за это.
    Как только эта странная фраза была сказанна, эспер почувствовала перегрузку от резкого скачка.
    Мужчина в белом сделал мощный прыжок из их укрытия, которое через секунду было просто разрушено здоровенным валуном, брошенным одной из "черных дыр".
    Псы почувствовали их, и были недовольны. Они были опасны. Они хотели крови. И, что было куда важнее, они были быстры! Даже при всей скорости Сэлема, он не смог бы просто убежать от них в данном состоянии. Единственным выбором было пожертвовать кем-то, что бы задержать тварей. Выиграть время, что бы второй участник "компании" смог разобраться с источником. По это причине, "герой" отпустил Анну и на всех порах пошёл вперёд.

    Он двинулся на перехват собакам в тот самый момент, как кокон из света и эфира обхватил Анну и понёс её прочь из залы через небольшой коридор. Все что напоследок могла услышать девушка до того, как одним ударом кулака её напарник обрушил своды коридора перекрывая путь к ней
    - Я тебя обязательно найду! Будь храброй! - их тайная фраза, которая означала, что мужчина собирался сделать что-то глупое, что могло подвергнуть их риску. Он должен был говорить её до того, как собирался привести план в исполнение, что бы дать девушке шанс понять, что это не просто глупая дурость... Но не в этот раз.
    В этот раз он остался задерживать тварей в гроте из которого не было выхода, оставив успех операции с неизвестным противником на плечах одной Анны.
    Сэлем был прав, когда утверждал, что Анна никогда его не предавала, никогда и ни за что. Но мог ли он сказать теперь то же самое о себе? Да и был ли в этом смысл?

    В новой секции, где оказалась Анна к тому же у неё были и новые проблемы, кроме внезапного финта ушами напарника. Да, новая секция была просторнее и живности в ней было куда меньше... Но при этом, зверьё больше не группировалось вместе. Они просто разбредались, оставляя девушку с главной проблемой... Проблемой выбора направления.

    0

    35

    - Кретин! Тупоголовый идиот! Серьезно?! – девушка металась из стороны в сторону у заваленного  свода пещеры и время от времени хваталась за камни, напрасно надеясь, что сможет сдвинуть хоть один, чтобы разобрать каменную конструкцию и вернуться обратно.
    - Неужели нельзя было обвалить весь потолок своим чудо-телекинезом, придавить всех этих тварей и пойти дальше со… - Анна схватилась за следующий камень, с силой потянув на себя, но пальцы снова просто сорвались, и пророчица плюхнулась на землю, -… мной?! Ааар!
    Провидица не на шутку злилась, а неудачные попытки хоть немного разобрать завал приводили ее практически в бешенство. И когда один из камней все же поддался она не смогла сдержать радостный выкрик, который, правда почти сразу сменился стоном разочарования, потому что тот самый камень спровоцировал новый, пусть небольшой, но камнепад. Разочарованная девушка вздохнула и уселась на один из камней завала.
    - А я, Шумкару побери, тоже хороша! И почему я не «смотрела» в будущее?
    Анна ругала себя за то, что «осмотрев» пещеру не видела приближающихся событий. Мало того, даже видения того, что она когда-то в иллюзии Сестер Крови, вылетели из головы, как пепел от дуновения ветра, как только напарник обхватил ее за талию, прижал к себе и одной только интонацией заставил слушать его так внимательно, как никогда в жизни. А потом все стало развиваться слишком быстро даже для предсказательницы. Взлет, или точнее сказать прыжок, движение вперед и светлый кокон, заключивший ее во временную тюрьму. У брюнетки даже все еще болело горло от крика, которым она наградила мужчину в последние моменты до обвала.
    - Нет! Нет-нет! Не смей! – девушка от негодования даже не подумала о выбросе Эфира, чтобы сломать кокон, впрочем, как знать, помогло бы это. Возможно, ей тогда пришлось бы остаться не только без напарника, но и без «глаз».
    - Черт! – Анна снова подскочила на ноги и пнула тот самый камень, на котором сидела. Из-за толстой прорезиненной подошвы боли пророчица не почувствовала. – Храброй! Скажешь тоже!
    Анна Ясуда не была храброй. Во всяком случае не сейчас точно. От волнения снова расчесывая руки, уже даже появлялись кровоподтеки, она топталась на месте, «осматривая» несколько коридоров и думая о том, что теперь нужно идти вперед одной. Пугало ли это ее? Конечно пугало, но при этом напомнило случай, когда Снеговик бросился с балкона в толпу сектанток в красном, оставив Анну на Терру. Да… тогда была Терра.
    Предсказательница бережно погладила браслет на руке. Она продолжала носить его, чтобы не забыть о встрече с той девушкой, да и вообще помнить все события того приключения. Отчего-то все это казалось очень важным.
    Мысли снова вернулись к мужчине в белом. Она помнила, как испугалась, когда он сиганул с балкона, и помнила, как она нашла его, читая будущее Терры. А что есть у нее сейчас? Как найти его теперь? Сложно было решать, что их связывает. Единственное, что доступно ей сейчас , это видение из пещеры, где она отчего-то целиться в Снеговика из пистолета. Сейчас последний покоился в кобуре.
    - Чертов безумец! – снова разозлилась девушка. – И надо было тебе оставаться там одному?! Я ведь могла бы передавать тебе видения будущего, было бы проще драться…
    В уме возникли картинки того, как она сидит у Аса на спине и касается оголенных участков головы. Мысль по-настоящему повеселила.
    Ясуда вздохнула; толка от того, что она просто ждет, нет никакого. Нужно было идти. Но куда? Единственное, что приходило в голову, это двигаться как в сознании сестер. А там ведь тоже была пещера. И… существа, которые она видела тогда. Она не могла их рассмотреть, но могли ли они быть теми из прошлого грота? А еще камни. Те самые черные камни, которые искали мужчина и женщина. А вдруг Анна в той самой пещере? Выбора особого не оставалось.
    - Знаешь, Ас, - хрипло прокричала Эспер в сторону завала, - теперь Хеппи Миллом ты не отделаешься! Поведешь меня в нормальный ресторан! Или бар. И чтобы музыка была нормальная, а не та, что у тебя в машине! – медленно шагая и борясь со страхом Ясуда двинулась на поиски хоть малейшего намека на черные кристаллы. – И еда чтобы была отменная! Точно не буду есть размякшую лапшу! А еще ты купишь мне платье! О, точно и туфли! На высоченном каблуке! А еще будешь танцевать со мной! И никаких разговоров о пещерах, монстрах и….
    Голос провидицы медленно таял в одном из коридоров. Способности ее Акумы теперь работали на полную катушку, а сама девушка очень надеялась где-то по пути найти друга.

    Отредактировано Anna Yasuda (2017-11-23 16:19:29)

    +1

    36

    Нельзя было сказать, правильно или нет поступила Анна воспользовавшись своими способностями в полную силу. С одной стороны, так она наверняка получит ответы на свои вопросы куда быстрее, но с другой, кто знает нет ли в этой части пещер других существ способных пожирать эфир? Что девушка будет делать, если сейчас столкнётся с подобной угрозой в одиночку? Хватит ли у неё прыти, что бы сбежать?
    Так или иначе, ответ на этот вопрос ей придётся искать самой. Сейчас, куда важнее, что холодный камень отвечал девушке. Он откликался на зов её силы. Но вряд ли ей сильно нравился этот ответ.
    Это определённо было прошлым. И прошлым чертовски отдаленным. Но ничего точнее Ясуда определить не могла. Может быть камень показывал ей картины десятилетней давности, может быть двадцатилетней... Может быть даже дальше, хотя каким образом это могло быть возможно, если эфира тогда в этом мире ещё и не было?
    Когда-то по этим пещерам проходили люди... Десятки и сотни людей. Он и были облачены в странные балахоны неотличимые друг от друга. Мужчины и женщины, взрослые и дети все шли как один... Подобно той процессии, какую они наблюдали ранее. Молчаливая цепочка просто двигалась за одним единственным человеком, раз за разом это повторялось. Одно и то же направление. И все было бы куда спокойнее, если бы не тот факт... Что Анна знала человека во главе процессии... Она уже видела его однажды. И если её нынешнее ведение было осколком прошлого, то для Ясуды оставалось секретом, каким образом этот человек мог оставаться настолько молодым так долго?
    Человеком во главе процессии был мужчина во всем чёрном, мужчина в аккуратном фраке и длинном плаще, с черными, как смола волосами и глазами и резной тростью в руке, с холодной металлической ручкой. Этим человеком был Соломон Рэйз, некромант, управлявший тенями находившийся в сговоре с Элайзой Скорн и ставший её марионеткой... И он выглядел точь в точь, как в день когда Анна впервые увидела его. Непоменялся даже костюм... Он был абсолютно таким же... Тем же самым? Он провожал десятки процессий в одном и том же направлении.

    Но попытавшись проследовать вслед за ним, девушка обнаружила бы, что его путь пролегал к другому завалу. Не похоже, что это. Был вызван какой-то внешней силой, скорее просто естественной эрозией, что ещё больше подтверждало тот факт, что видения Анны проходили в глубоком прошлом. Но ещё важнее был тот факт, что коридор перед завалом выглядел точно так же, как и тот из которого она вышла. Прямых доказалательств для этого умозаключения не было, но более, чем вероятно, что если бы камень не преградил девушке дорогу, то она попала бы в ещё одну круглую залу усаженную пиками... Только в этот раз они не были бы усеянны трупами местной фауны, все походило бы скорее на древние литографии о стране, где мудрый среднивиковый правитель, что бы отвадить иноземных захватчиков подвергал их армии жестоким и мучительным казням, оставляя все на обозрение народа.

    К счастью или нет, но в добавок к видениям прошлого, видения девушки дополнили так же и видения будущего. Она видела себя... Себя бегущую на полной скорости, без оглядки и без раздумий. Она видела, как исчезает после прыжка... Именно так, не умирает, не получает рану, а именно исчезает. В направлении в котором она видела себя бегущей, она могла почувствовать лёгкое движение воздуха. И, что важнее, на границе своего зрения в том направлении... Она могла почувствовать смутные "тени". Они были куда меньше тех, что она чувствовала в гроте... Но теперь их была целая стая. Возможно, что тот факт, что они находились на самой границе способности девушки мешал им найти источник её эфира, но если бы Анна продолжила в том же духе, то это было бы лишь вопросом времени. Девушке нужно было принять решение, двигаться ли в том направлении или уменьшить радиус своей способности и попробовать найти другой путь, если он есть.

    +1

    37

    - … о пещерах, монстрах и презренных иллюзиях! Ненавижу иллюзии! – Анна остановилась, и протерла лицо грязной ладонью, не нарочно оставив на нем следы пыли. Задрала голову к потолку пещеры. Если бы ее зрение было обычным, так приятно было отвлечься, закрыть глаза и ничего не видеть, но такой роскоши позволить себе она не могла. Эмоциональное состояние провидицы менялось. Однотипные коридоры пещеры высасывали из нее яркие чувства, оставляя вместо них только отчаяние и разочарование. Может, стоит все же вернуться назад? Остаться ждать у завала Снеговика? Он же обязательно должен вернуться за ней?
    Предсказательница сделала короткий шаг назад. Да, так будет правильно и безопасно. В конце концов, на что она способна сама? Лучше просто дождаться…
    «Что это?»
    Девушка не успела даже полностью развернуть корпус в обратную сторону, резко дернувшись в прошлом направлении. Она почувствовала нечто, что заметила в глуби пещеры. Она не знала что это, но оно отзывалось, когда сила ее Акумы звала, оно звало в ответ, и любопытство в который раз пересилило чувство самосохранения. Желая скорее понять, с чем имеет дело, Ясуда практически побежала дальше, и лишь завернув за очередной изгиб пещеры, «увидела» их.
    Десятки, сотни людей шли по пещерам словно заколдованные, один за другим. Там были даже дети. Не понимая свидетельницей чего стала, пророчица внимательнее «всмотрелась» в видение, чтобы понять хоть что-нибудь. Первое, что она осознала, что видит прошлое совершенно точно прошлое. И оно было таким нечетким, таким блеклым, Анне давно не приходилось «видеть» что-то настолько древнее. Но во всем этом ее больше всего интересовал человек, идущий впереди процессии. Человек, который не должен был там появиться, и который не должен быть так молод в настоящем.
    «Соломон!»
    Именно его, пожалуй, Ясуда больше всего не ожидала «увидеть» здесь. Она практически не вспоминала о нем, все события того дня у нее ассоциировались с Флетчером и Элайзой. Но Соломон? Он будто потерялся тогда во всем происходящем. Но девушка не понимала почему. Но отчетливо помнила то, что сказал Ренн тогда:
    - Ведьма и некромант, два сапога - пара.
    - Так может дело именно в этом? Некромант? – Эспер рассуждала вслух. Так она создавала для себя ощущение, что она не одна. – А может, он Акума? Насколько я знаю, их внешность чаще не меняется с момента…
    «Смерти». Произносить это слово под сводами пещеры наблюдая за некромантом отчего-то не хотелось. Но узнать, куда они следуют было необходимо. Так ведь?
    Девушка шла вперед за этими людьми, попутно «рассматривая» их. Они тоже походили на каких-то сектантов, и пророчице хотелось узнать чему поклоняются эти.
    «Слишком много ереси для меня одной!»
    Движимая видением завороженная Анна остановилась только лишь когда буквально уперлась в очередной завал. Завал был старым, очень старым, время оставило на нем свой след очень заметно.
    - Что же за ним? – любопытная Ясуда оборвала видения прошлого, прикоснулась ладонями к холодному камню и с некоторым применением силы нажала на него, пропуская через него Эфир. Плотная порода поддавалась плохо, но бестелесная сила Акумы все же прошла насквозь. Перед «взором» девушки престало крупное овальное помещение, похожее на то, что недавно она насильно покинула. И там никого не было. – Хм. Надо запомнить!
    Анна потратила несколько минут, чтобы выложить из мелких камней маленькую пирамидку справа от завала, чтобы в случае чего не запутаться. Прочем, на самом деле в этом не было необходимости. Закончив, девушка обернулась и направилась обратно, чтобы найти другой путь, как увидела будущее. Четкое видение собственной фигуры удивило девушку. Видеть себя не умирающей для нее было странно.
    - Что за…?
    Пророчица «увидела», как в будущем она исчезнет, прыгнув. В голове это не очень-то укладывалось.
    «Куда я бегу? – внимательно «осмотрев» место исчезновения, брюнетка не нашла ничего, что говорило бы о сиюминутном присутствии Эфира, способного на это, но вот дальше, дальше снова были твари, который нельзя было «увидеть». - Ну, нет. Даже если в будущем я и готова буду бежать сломя голову к приближающейся смерти, то точно не сейчас!»
    Интересно было другое.
    - Отчего или откуда я бегу? – решив, что погибнуть от лап и зубов страшных чудовищ она всегда успеет, Ясуда выбрал другое направление. То, откуда прибежала ее будущая версия.
    «Интересно, Ас  в порядке?»

    Отредактировано Anna Yasuda (2017-11-24 15:44:44)

    +1

    38

    Как часто пытаясь избежать своей судьбы, мы только приближаем её? Вопрос, который доступен не многим? Логичнее спрашивать "как много из нас реально знают, что ждёт из в будущем?" Но это - не тема нашей истории. Тема этой истории - к чему может привести человеческая жадность. Не может этого быть?! О, ещё как может.

    Резкий удар, заставляет камень трескаться, а тот, что следует за ним разрывает каменный сталактит на маленькие куски. Минеральное образование укрыло мужчину от двух ударов, каждый из которых мог бы его убить, но на этом все не заканчивалось.
    Две жуткие твари не отставали, не отступали, не прекращали. Они не знали страха и усталости и готовы были пойти на край земли, что бы разорвать свою добычу. А сейчас их добычей был Сэлем Веритас. И он не собирался умирать... Во всяком случае от лап этих двоих.
    Резкий финт вверх и вот мужчина перехватывает острую часть сталагмита и с силой направляет её в глаз одной из тварей. Чавкающий звук, а затем последовавший жуткий рёв возвестил о том, что существо понесло повреждение. Но, вот только... Было ли этой причиной для радости? Огромные обезьяньи руки сдавили камень, заставив тот рассыпаться пылью. Кровавое пятно вместо левой глазницы излучало не меньше злобы. А яростные удары об пол указывали на то, что монстр был ещё больше обозлён. А ведь все ещё был второй, который вторил своему товарищу, даже несмотря на то, что не понёс никаких повреждений. Ситуация была плачевной. Очень плачевной.
    Но, если бы Анна сейчас увидела происходящее, то вполне вероятно, что она бысоглачилачь с тем, что она не была безвыходной...
    Наёмник наступил на стену пещеры, оттолкнувшись от пола, буквально сменив вертикальное положение, на горизонтальное. Из его рта вылез крупных размеров меч, который он перехватил одной рукой. В его глазах был вызов.
    - Ну что же, давайте сыграем, если не боитесь... Боже, я не представляю, как она говорит это с серьёзным лицом.
    Вся эта рутина, стойка, позиция и даже сам используемый трюк... Все это было рутиной Танис Лоу, гениальной мечницы, одной из "учителей" Анны и членом "Дредноута". И если мужчина отказывался от собственных трюков в пользу чужих... Значит все было действительно серьёзно...

    К несчастью для Анны тот факт, что Веритас находился в столь неудобном положении не слишком облегчал жизнь ясновидящей. Несмотря на то, что она двигалась в противоположном направлении от того, какое указывало ей видение, оно отказывалось меняться. Строго говоря... Они все отказывались меняться. Группы людей все шли и шли в одном и том же направлении из разных частей грота. И их провожатым все так же оставался мужчина во всем чёрном. Сколько раз девушка видела его безэмоциональное лицо уже было и не сосчитать, как и не сосчитать колличества людей, проведённых им по этим тоннелям. Для чего? Как?  На эти вопросы видения дать ответов не могли.
    Но зато зрение девушке давало ей достаточно информации. С каждым сделанным шагом она чувствовала, как отдаляется от пятен темноты, как отдаляется от места, где она исчезает в прыжке, но вместе с тем, чем дальше она шла, тем отчётливее она чувствовала, что источники жизни вокруг, какими бы редкими сейчас они не были, угасали. Почему-то, несмотря на отчетливую угрозу в той стороне откуда уходила Ясуда, живность предпочитала её этому спокойному углу. Но... Здесь ведь ничего не было? Совсем ничего!
    Лишь стена грота. Ни чудовищ, ни темноты, ничего. Единственным, что хоть как-то отличало эту стену от любой другой - маленький кристалл на полу, тусклый и блеклый. Но что с того? Пещеры полны различных минералов! Что такого особенного могло быть в этом?

    +1

    39

    Анна в который раз внимательно посмотрела на свой призрачный силуэт, бегущий по туннелю, на свое лицо хмурое, но упрямое в своей решимости, на руки, которые в момент прыжка предплечьями закрывают это лицо, будто боясь получить раны от падения. Она «смотрела» на себя, так внимательно, будто впервые. Видела свои непривычно короткие волосы, развивающиеся от бега, видела теперь подтянутую фигуру. Удивительно, на что способны тренировки в Стране чудес. Прошла всего неделя с того момента, как Ясуда занялась исполнением своих целей, но в иллюзорном  мире она провела намного больше времени. Тренировалась в мире, где нет ни голода, ни усталости так долго, пока ее моральные силы или Эфир не истощались. Потом она восстанавливалась и снова возвращалась к тренировкам. Мотивация, что и говорить, была у нее что надо.
    А что мотивировало ту девушку, что снова и снова бежала, чтобы исчезнуть в пустоте? Провидица не знала этого.
    - Эй, как думаешь, - обратилась она то ли к себе, то ли к своей Акуме, - почему я вижу это так четко? Даже… настойчиво.
    Провидица мотнула головой, отгораживаясь от всех видений. От толп людей, от бегущей себя, от прошлого будущего, всего. Она избавилась от Акумы и осталась в кромешной темноте.
    «Так, давай. Думай Анна, думай! Что бы сделал Ас? Ааар. Нет, плохая мысль! Он уже выбрал битву бросив тебя на разгадывание загадок. Не самый лучший пример сейчас. Что я могу сделать? Продолжить блуждать в этой слишком пустой пещере или побежать туда, куда побегу в любом случае? Черт, логично же! Я сама себе не оставила выбора».
    Ясновидящая вздохнула и вернула себе «глаза». Решение было принято. Она снова вернула себе видения, но радиус их действия ощутимо сократила, не забывая в том, КТО может поджидать ее.
    - И с каких пор я перестала верить даже себе и своим видениям? – брюнетка снова покачала головой. – Будь, что будет. В конце концов, я не знаю, что будет, если я все же сделаю так, как сделаю. Кажется, и в моей жизни нашлось место для интриги. И, наверное, уже хватит говорить сама с собой?!
    В тот самый момент, когда Эспер уже была готова сорваться с места и побежать вслед за своим видением она заметила небольшой кристалл, лежащий у самых ее ног. Он был слишком обычным, чтобы обратить на него внимание, но девушка все же это сделала. Она вытянула рукав куртки и, не касаясь камнем кожи, убрала его в карман.
    «Если он покажет мне что-то важное, посмотрю это позже, а если нет, будет что зашвырнуть в Снеговика за его поступок!»
    И, наконец, собравшись с мыслями, с опозданием в десяток долей секунда от своего видения, Анна несколько раз подпрыгнул на месте, размяла шею, руки, больше настраивая себя морально, чем разминаясь и, совершенно не обращая внимания на собственную спину перед собой, сорвалась с места.
    «Хорошо, что этого никто не видит. Чувствую себя идиоткой».
    Ясуда бежала так быстро, как только могла. Она не знала, что другого пути нет, она тверда в своем решении, но нахмурена с насторожена. Пролетая сквозь ровные ряды призраков прошлого и, в конце концов, сквозь возглавляющего процессию Соломона, она, успев только пригнуть голову и прикрыть лицо руками, все еще думая о том, что возможно сейчас просто упадет на пол пещеры, высоко подпрыгнула.

    +1

    40

    "Что вершит судьбу человечества в этом мире? Некое незримое существо или закон, подобно Длани Господней парящей над миром? По крайне мере истинно то, что человек не властен даже над своей волей".

    Доверие - чудовищно хрупкая вещь. Достаточно одного лёгкого толчка порой, что бы долгие годы доброты, заботы и переживаний осыпались пылью. Достаточно сделать одни неверный шаг в темноте, что бы потерять надежду выбраться когда-либо. Главное, что бы это было "правильным" неправильным шагом.
    Бег и резкий толчок. И вот девушка уже отрывается от земли. Перед её глазами есть лишь её фигура, которое совершает то же самое действие, перед тем, как исчезнуть... Но за секунду или две до того, как ясновидящая достигает этой точки исчезновения, спустя секунду или две после того, как она отрывается от земли, её зрение расширяется... Значительно расширяется при том.
    Перед взором её Акума предстаёт обширный грот в двое или трое больший, чем тот в котором она находилась, чем тот, который она ощущала. Она видит странны существ подбиравшихся к ней со спины... Существ, которые не были похожи на чёрное дыры, существа, которые не были наделены эфиром вовсе... Больше всего они походили на колонию корней или червей, заполнивших человеческие трупы, передвигающиеся по земле исключительно пробивая тлеющую плоть и цепляясь за камни. Да, это звучит крайне медленно и не слишком опасно, скорее мерзко... Но, учитывая скорость с которой это в действительности происходило, не было никаких сомнений, что лишние несколько секунд ожиданий могли стоить Анне жизни... Собственно, как и прыжок, ко опыт сделала девушка.
    Ранее ясновидящая могла лишь очень смутно ощущать лёгкое движение воздуха в пещере. Она даже не задумывалась о том, откуда он идёт. Но теперь... Её зрение показывало, что героиня "пролетала" над гагантской расщелиной... расщелиной через которую отказывались прыгать сгустки темноты, расщелина которая отпугивала странных трупных чудовищ... Расщелина, которую, Ясуда уже видела.
    Это место было тем самым обрывом, какой видела в своих ведениях уже не единожды девушка. Обрыв из воспоминаний той залы с трупами животных, обрыв из воспоминаний чудовища из темноты с которым они сражались, найдя Терру. Единственным отличием было то, что в ведениях девушки она всегда видела в самом центре пустоты между одним краем расщелины и другим... Длинную зеленую лиану... Её не было сейчас... Но учитывая, как многого не было здесь ещё секунду назад? Чего стоит довериться инстинктам один единственный раз, когда второй вариант - падение в бездонную пропасть?
    Ощущение тугой толстой лианы под пальцами, хват руками... И абсолютная темнота... Весь мир вокруг растворился и исчез.
    Точно так же, как до этого девушка не могла видеть окружающую её действительность... Во всяком случае её реальный полный спектр... Так же и сейчас Анна не могла увидеть ничего. Нет, не так.
    Если тогда девушка просто не видела что-то, то сейчас она отчётлива чувствовала, что она не может сфокусировать даже своё зрение И чем дольше она пыталась тем хуже у неё получалась, как будто какая-то эфемерная часть её просто утекала...
    Эфемерная часть... Эфир.
    Одного взгляда девушки было достаточно что бы увидеть то, что у девушки не было времени распознать раньше... Зелёный "стебель" в её руках буквально пил её эфир... И от него ощутимо пахло смертью.

    +1

    41

    Была всего секунда, всего мгновение, когда чувство невесомости завладело Анной полностью, и лишь одна мысль промелькнула в голове в тот момент когда границы ее зрения запретно, опасно расширились.
    «Разве я уже не должна была столкнуться с землей?»
    Девушка интуитивно отодвинула руки от себя и вытянула их вперед  в смутном ощущении, что должна за что-то ухватиться, даже не смотря на то, что прямо перед ней сейчас ничего не было. Но зато вокруг было слишком много того за что цеплялся любопытный взор Акумы. Она «видела» медлительных, неприятных на вид существ, которые только и ждали того счастливого для них случая, когда они смогут добраться до плоти девушки, чтобы напасть на нее, сожрать.
    «Мне не страшно, не страшно».
    Ясуда «видела» огромный грот, намного больше того в котором бывала раньше, она «видела» пропасть под собой, острые каменные пики, которые должны вот-вот проткнуть ее, как только ее тело поддастся воле гравитации.
    «Не боюсь, не страшно. Мне не страшно!»
    Предсказательница, все еще подвластная инерции двигалась вперед в воздухе, осознавая, что она, наконец «видит». Она вспомнила лиану, что должна быть сейчас перед ней, она вспомнила женщину, предводительницу Сестер Крови, что так же, как и пророчица когда-то летела над этой пропастью. Она вспомнила те черные кристаллы, что искала и нашла жрица и поняла, наконец, что именно ей нужно найти в этой пещере.
    «Вот теперь я действительно хочу, чтобы произошла еще одна странность».
    И это случилось. Пусть все было не так радужно, как ей хотелось, но в все же неизвестно почему ее руки все же схватились за лиану и, не смотря на внезапность произошедшего и резкий толчок от которого Ясуду первое время болтало из стороны в сторону, девушка держалась за импровизированную веревку очень сильно, осознавая, что от нее сейчас зависит ее жизнь.
    Но основная проблема была не в том, что нужно было держаться за спасительную лиану, как за канат, что Анна очень не любила, проблема была в том, что все, что совсем недавно «видела» пророчица, исчезло. И пещера, и мерзкие твари и саму себя она больше не видела. А сама лиана, ее чудесная спасительная ниточка предательски выкачивала из Анны все ее силы и Эфир. Хорошим было в этой ситуации только одно. Анна была слепой.
    «Пытаетесь напугать слепца темнотой? Хорошая попытка!»
    Брюнетка не была уверена, что отказ от сил и попыток что-либо «увидеть» помогут, но выбора особого не было. Отпустив силы Акумы, Анна по-настоящему ослепла.
    «Вот теперь мне действительно не страшно».
    Даже если лиана продолжала пить Эфир девушки, изгнав последний так далеко, как могла (во всяком случае, ее руки теперь точно не пытались «прочитать» «веревку»), Эспер не чувствовала этого так же сильно.
    Продолжать висеть в воздухе было опасно, как минимум своим бездействием. Потому, взяв волю в кулак и смирившись с тем, что это приключение заставляет совершать ее безрассудные поступки, которые то и дело разгоняют адреналин по крови, Анна начала усиленно раскачиваться, готовая снова прыгнуть.
    «На той стороне расщелины должны быть пещера и проход вперед. Должны!»
    И, совершенно перестав думать о чувстве самосохранения, Анна разжала руки и снова подалась инерции и гравитации.

    Отредактировано Anna Yasuda (2017-11-27 19:38:14)

    +1

    42

    Иногда даже мгновение может показаться вечностью. Такова природа нашего мозга. Такова природа нашего восприятия. Какие-то вещи проносятся у нас перед глазами чертовски быстро, а какие-то, как в замедленной съёмке. Возможно, что это - наш последний шанс все исправить, возможно, что это какой-то извращённый способ ткнуть тебя лицом в ошибку? Кто мог бы выдвинуть предположение и остаться уверенным в нем?
    Так или иначе эта секунда была одной из тех "тянущихся". Если не для девушки, то хотя бы для странных собакоподобных тварей, что находились рядом. Именно их девушка видела, как маленькие чёрный дыры.
    Настоящая же их внешность походила на смесь маленькой хищной собаки, рыбы и медузы. Тварь обладала формой пса, но при этом была покрыта рыбьей чешуей, и при ходьбе тряслась как желе. Казалось, что тол ко внешняя оболочка придаёт существу форму. Но это не мешало стае таких наблюдать за происходящим с девушкой.
    Они видели её прыжок через расщелину, видели, как Анна вцепилась в лицу и видели, как девушка прыгнула, раскачавшись на ней... И в этот момент их тела резко напряглись, потому, что они знали, что происходит в таких ситуациях. Вся экосистема знает, что происходит, когда один из главных хищников не получает желаемого.
    Сначала по всей пещере прошёлся громкий щелчок... А лишь затем, те обитатели динамическое зрение которых позволяло это, увидели как зелёный хлыст обвился вокруг ног, руки и талии девушки. Лиана, мгновенно ожившая, стоило Анне сделать свой ход буквально оставила девушке свободной лишь одну руку, после чего, зелёный отросток резко пошёл наверх, унося тело под потолок и дальше, пока наконец не исчезли даже звуки движения.

    Дальнейшее путешествие Анны было свободно от сторонних наблюдателей, хотя от этого было и не многим комфортнее. Девушку тощими по узкому тоннелю, достаточно высокому, что бы поднять голову, но недостаточно что бы вытянуть руки. Но, несмотря на это здесь не было душно. Воздух казался достаточно свежим.
    Но главным аттракционом конечно было не это.
    Было ли это результатом того, что "хищник" не вытягивал из девушки эфир вовсе, или просто указанием на то, сколько эфира самой Анны в нем находилось, но ясновидящая вполне могла видеть своего соперника в этом противостоянии... И было растение (неожиданно), но при этом, оно не походило на классические хищные цветы. Здесь не было гигантской пасти, смыкающихся листьев и прочего. Нет, это было терновым кустом. Терновым кустом, каждая иголочка которого достигала почти двух сантиметров и была сделана из странного пульсирующего кристалла. Терний был заполнен самыми разными тварями. Здесь были гигантские жуки, странные летучие мыши, которых девушка видела вместе с напарником, странные чешуйчатые собаки, трупы которых к счастью или к несчастью Ясуда могла теперь видеть. Даже человеческий остов иссушеный до тла покоился в странных шипах. Каждое существо находилось в состоянии настоящей агонии, что могло значить только одно... Всех попавших в объятья этого хищника ждала отнюдь не мгновенная смерть... Но вряд ли это было хорошо...

    +1

    43

    Затяжной прыжок не увенчался успехом.
    Вообще все, что делала Анна, очень часто не увенчивается успехом. Но разве это значит, что нужно сдаться и опустить руки? Как бы ни так.
    Когда лиана оплелась вокруг тела девушки, прыжок вынужденно прервался. Ясуда коротко вскрикнула, не понимая, что происходит. А потом резкий рывок, сдавленное «Кха» и предсказательница оказывается повешенной на  это самой лиане вниз головой.
    «Да вы издеваетесь!»
    Провидица каждый раз удивлялась, когда злилась в тех ситуациях, когда логичнее для нее было испугаться и запаниковать. В какой-то момент агрессия стала для нее защитной реакцией на неожиданности, но, если задуматься, это не самый плохой вариант. Правда, сосущее чувство страха все же засело в мыслях девушки, как-никак висеть над пропастью, когда единственное твое спасение в подозрительной опоясывающей лиане несколько… волнительно.  Особенно, когда интуиция подсказывает, что лиана эта вовсе не за тем, чтобы спасти медленно наверх тянет. Но на всякий случай, предсказательница не то, чтобы шевелиться, дышала с осторожностью, чтобы свою подругу поневоле не спугнуть.
    Прошло несколько бесконечно долгих минут, во всяком случае именно так казалось слепой, до того момента как Анну подняло достаточно высоко и затянуло в узкий, если верить тактильным ощущениям, тоннель. Ее все тянуло и тянуло к чему-то, а пророчица боялась «открыть глаза», прислушивалась, принюхивалась. И кроме запаха достаточно свежего воздуха, она не чувствовала ничего. Необходимость в том, чтобы понять хотя бы как скоро ее жизни будет угрожать сиюминутная угроза, Ясуда призвала силы Акумы.
    Всего секунда понадобилась девушке, чтобы оценить обстановку и понять, что шансы на выживание тают с каждой минутой проведенной впустую. И виной всему была не пропасть, мысли к которой уже не возвращались, и не твари, ждущие где-то далеко внизу, сейчас самую большую опасность таил в себе загадочный терновый куст, который все ближе и ближе тянул девушку к себе.
    - Растение? Серьезно? Я же люблю растения! – отчаянно проговорила Анна. – У меня ведь даже оранжерея когда-то была. Но знаешь что, кустик, я тебя там ни за что бы не посадила!
    Желая «рассмотреть» своего врага лучше, девушка положила на лиану единственную свободную руку, так как кроме нее прямого контакта кожи с путами у нее не было. То, что престало перед «взором» напугало еще больше. Десятки трупов были связаны кустом, который давно выпил все их жизненные силы. В трупах не было ни капли Эфира. Такая смерть ждала и ясновидящую. Девушка была далека от паники до этого момента,  но теперь сдерживать себя стало намного сложнее. Отчаянно пытаясь выбраться из цепких лап куста, она изо всех сил старалась столкнуть с себя лиану, но толка от этого не было. Паника продолжала рвать душу шершавой стамеской.
    «Нет, нет, нетнет. Я не могу умереть так!» - рука порывисто потянулась к пистолету, вдруг лиану можно было отстрелить, но дотянуться Эспер не смогла. Да и что могут тонкие Эфирные пули против существа, который пожирает этот самый Эфир?
    Слезы лились по щекам, тело, на котором уже должны были образоваться синяки и кровоподтеки, болело, а мыслить четко не представлялось возможным. Но именно тогда, когда рука в который раз соскочила с гладкой лианы, а голова девушки обессилено опустилась на пол тоннеля, Ясуда обратила на то, что представляли собой шипы куста. Странные, загадочные кристаллы покрывали «тело» куста вместо шипов. И они очень интересовали пророчицу.
    «Точно! Кристалл!» - суетливо ощупывая свои карманы, Анна пыталась вспомнить, куда же она спрятала тот острый камушек, который нашла в пещере. Конечно, толка от него может и не быть, но попытаться стоило. Наконец, обнаружив белесый кристалл, предсказательница замахнулась, на сколько это было возможно, и со всей доступной ей сейчас силы вонзила острую грань в лиану.
    «Если у тебя, камушек, есть для меня видение, как можно отсюда выбраться, сейчас самое время мне его показать!»

    +1

    44

    Грань кристалла из пещеры, всего лишь несколько более тупая, чем у деревянного ножа пробила мякоть лианы, как и рассчитывала девушка. Хлюпающий звук и короткое фонтанирование сока лианы, и это все, к чему привела эскапада Анны. На что могла расчитывать девушка ещё, когда её оружием оказался всего лишь камушек, который она нашла в "необитаемой" части пещеры.
    А затем по кристаллу пробежал эфир девушки... И её накрыли чужие воспоминания. Воспоминания множества людей. Десятки? Сотни? Но все, как один, кончали здесь. Но они не умирали от метафизических "рук" куста. Нет. Видение показывало их в этом самом месте. Иногда по одиночке, иногда вместе с обширной группой. Они сходились голова, что бы затем в одном порыве разрезать себе горло. Они видели, как их "горячий красный смысл жизни" заливал каменный пол, как угасала жизнь их товарищей, но при этом они все испытывали счастье. Все без исключения не просто добровольно отдавали свою жизнь, но и были благодарны за возможность сделать это, как будто это было каким-то подвигом или привилегией. Десятки и десятки самоубийств... Жертвенных, ритуальных самоубийств. Женщины, мужчины, дети и старики. Все мертвы. Они пролетели сквозь голову Анны за одно мгновение, но за ними всеми, была искорка... Одна маленькая искорка, что отличалась от общего потока.
    Она была ближе всех к Анне, но почему-то располагалась одновременно с этим дальше всего. И все же яркий, но холодный свет накрыл Ясновидящую, и впервые в этом потоке она увидела новую картину, сюжет, что отличался от всех прочих.
    Маленький мальчик бежал. Ему было чудовищно страшно, но он знал, что пока ему есть, куда бежать, он сможет спастись, главное бежать! Главное - бежать!
    Но ему не повезло. Возможно, что он не там повернул, заблудился, или просто ошибся с перепугу, но его марафон привёл его тупик. И он уже слышал, как мерный стук каблуков отсчитывал его последние мгновения. Но нельзя было сдаваться, ведь, если бы он закончил свою жизнь здесь, то кто бы тогда...
    Мысль маленького существа оборвалась. Её перекрыла боль. Звук удара металла об камень и вот, ноги маленького мальчика пронзили две тонкие пики из тьмы. От шока и боли, маленькое живое существо дернулось к стене, но это все на что был способен мальчишка. Он не верещал от боли, но это было пределом его самообладания. Слезы, сопли и слюни... Только крика не хватало для полной истерики. Но человеку во всем чёрном, что стоял перед юношей было плевать. Он смотрел перед собой, но не видел живое существо. Таким взглядом смотрят на испортившийся инструмент, который осталось только выбросить.
    - Пожалуйста! Пожалуйста отпустите нас! Я не хочу! Пожалуйста! Отпустите маму, папу и Лиду! Мы никому ничего не расскажем! Домой.... Я просто хочу домой! Просто жить дома! - тогкий голос, который ещё даже не начал ломаться сказал свои последние слова, перед тем, как лезвие из тьмы полоснуло по воздуху и разрезало горло ребёнку. Предсмертные хрипы дополнились только голосом Соломона
    - Хм. Даже если не добровольная, жертва - есть жертва. Особенно если они будут воспринимать это, как жертвоприношение. Только это имеет значение. - и звуком ещё одних шагов... Шагов тёмной фигуры, которую обессилевший ребёнок больше не мог видеть. У него больше не было сил. Теперь его ждал только сон и небытие.
    Анну же ждало... Чудо? Вряд ли можно описать происходящее как-то иначе. Хотя "кошмар" тоже вполне подходило. Лиана отпустила девушку, и теперь лихорадочно со всей силой билась в конвульсиях, сталкиваясь со стенами небольшого тоннеля, в то время, как кристаллы в равной степени те, что были частью куста и тот, что был вонзён в лиану лихорадочно вибрировали, издавая странный звук, пока наконец не раздался громкий "поп" и цепная реакция не заставила их все, как один взорваться. Жуткий звук, располагающийся в среднем диапазоне между разбивающейся лампочкой и ломающейся костью огласил эту маленькую пещеру. И так, пока последняя терновая игла не лопнула. А затем лопнул и тот кристал, что был в лиане. Но в этот раз звук был иным. Не было этого дикого животного звука, лишь звук разбитого хрусталя... Звук треснувшей мелодии, которой уже никогда не будет. С этим звуком пещера утихла и все заполнила тишина. С этим звуком Анна почувствовала, как все тёмное притяжение терния и лианы окончательно пропало. Если "растение" ещё было живо, то этого Ясновидящая почувствовать не могла.
    Со смертью существа девушка наконец смогла действительно осмотреть окружающее её пространство. Тоннель по которому её тащили действительно был не слишком крупным. Девушка спокойно могла бы вытянуть руки, сидя на полу и коснуться свода, примерно таких же размеров он был по ширине. Но таким он был только в начале, чем дальше к тернию, тем больше "пещера" расширялась, что очевидно, и позволяло существу хранить огромное количество иссушенных каркасов своих жертв. В двух метрах от куста влево уходил ещё один проход, очевидно, оттуда и шёл свежий воздух. Или же он мог идти из расселины сверху. Прямо позади терновника под потолком была щель в горной породе. Она была слишком большой для взрослого человека, но Анна вполне могла попробовать протиснуться, если, конечно не боялась... Потому, что кроме шума, который шёл "сверху" была ещё одна неприятность...  даже несмотря на то, что все иголки на терновнике "взорвались... По бокам от куста располагались два массивных кристалла такого же типа... Которые разрослись от пола до самого потолка и достигали почти пятидесяти сантиметров в обхвате... Сколько жизней было отдано только этому месту?

    Отредактировано Сэлем Веритас (2017-12-01 10:58:42)

    +1

    45

    Кристалл с силой был воткнут в лиану. Кому угодно было понятно, что этого было слишком мало. Но, может, все же лучше, чем ничего? Подпитывая какими-то неведомыми внутренними силами слабую надежду, Ясуда давила все сильнее, старалась шевелить камнем, расковыривая «рану» растения, пыталась нанести как можно больший ущерб. В Анне не было жалости к кусту, хоть внутренний голос и пыталась напомнить о том, что терновник живой. Время жалости и сочувствия к тем, кто пытается ее убить или сломать прошло.
    Но ничего существенного не происходило. Из лианы слабо сочился сок, рука, сжимающая камушек слишком сильно болела, но путы, охватывающие предсказательницу, слабее не становились. И в тот самым момент, когда в разум девушки уже почти проникло опустошающее отчаяние, она почувствовала сильный, струящийся по кристаллу в руке Эфир и погрузилась в видения.
    Анна видела, как они убивали себя. Ей казалось что кровь, выливающаяся из их ран, ударялась о пол пещеры, и провидица словно видела искры от этих ударов. Они были такими яркими, четкими, и никак не растворялись во времени, казались вечными, в отличие от самой Ясуды сейчас такой смертной. Их лица мужские, женские, детские смешивались в бесконечный поток в ее сознании, и девушка никак не могла остановить это. Боль была для них блаженством. Они стремились к смерти, спадали в экстаз от осознания того, что их жизнь заканчивается, и ничто еще не вызвало такой резонанс в чувствах предсказательницы как это.
    Девушка словно поглощала это видение, смешивалась с ним, сливалась. Пыталась не соглашаться, но чувствовала, что оттого начинала казаться себе неправильной, плохой, будто она вся в ошибках и исправлениях, но маленький огонек, так же не согласный с происходящим повел ее за собой. И с упорством собаки, грызущей кость, Ясуда напомнила себе о реальности, укусив за губу, сорвала с себя это видение, чтобы сознание устремилось дальше, вслед за бегущим мальчиком.
    Она вместе с ним бежала по коридорам пещеры. Вместе с ним боялась, страдала, лелеяла надежду, вместе с ним в тот же миг потеряла ее. Она чувствовала его боль вместе с ним, она ненавидела мужчину, причинившего ее еще сильнее, чем он, потому что это вновь был этот проклЯтый человек. И лишь желание отомстить за смерть ни в чем не повинного, умоляющего его не убивать ребенка, разрасталось в душе девушки непроглядной тьмой.
    «Соломон. Со-ло-мон. Соломооон…» - ненавистное имя звенело в ушах, а губы, скривившись, слабо очерчивали каждую букву. И лишь болезненные ощущения от туго стягивающей Анну лианы, которые медленно исчезали, вернули девушку в реальность.
    Даже воздух вибрировал в этой пещере. Он будто бил по щекам, закладывал уши тягучим звуком, Анна замерла, ожидая итога, боясь пошевелиться, пока судорожно дергающаяся лиана снова и снова хлестала стены пещеры и, порой, и саму девушку. Все мысли Эспера были еще в прошлом, с тем маленьким мальчиком. Она не отдавала себе отчета, что он уже давно мертв, она думала только о том, что не смогла спасти его. Горькие слезы осознания собственной бесполезности стекали по ее щекам, а сама она дрожала в такт окружению.
    А потом хлопок и все темные кристаллы, один за одним, начали взрываться, распадаясь на мириады светящихся осколков. Ясуда интуитивно зажмурилась, сжалась, закрылась, она ждала, пока все это закончится, лежа на полу пещеры в позе эмбриона. И расслабилась, только когда последний хрустальный звук эхом прокатился по пещере. Брюнетка перевалилась на спину и зарыдала в голос, осознавая все, что только что пережила, избавляясь от переполняющего ее напряжения. Больше всего ей хотелось оказаться как можно дальше от этого места. И никогда больше не сталкиваться с тем кошмаром, который ей пришлось «увидеть».

    - И все-таки, Анна, зачем тебе все это? Ты ведь вполне можешь спокойно жить у профессора Грауса и не связываться со всей творящейся в мире чертовщиной!
    Предсказательница в очередной раз засунула палочки в коробочку и вытащила оттуда дольку помидора, которая тут же отправилась к ней в рот. Небольшой перерыв, который, падкие на поблажки Гастли и Анна устроили себе посреди тренировки, проходил за поеданием лапши с овощами в коробочке прямо на полу в углу тренировочного зала.
    - Я пыталась жить спокойно, честно! – оправдываясь, девушка повернулась корпусом к собеседнику. – Но неприятности сами находят меня. Уж лучше я буду хоть немного к ним готова. К тому же, слишком много людей страдает, а если я могу хоть чем-то помочь, то не могу оставаться в стороне.
    Ясуда «видела» взгляд, которым одарил ее мужчина, но будучи слепой, понять его было слишком сложно.
    - Ну, тогда, хватит есть! – еще не опустевшая коробочка из его рук перекочевала на пол. – Продолжим?
    - Думаю, в другой раз, - как бы Анне не хотелось согласиться, она уже «видела» приближение знакомого темного Эфира. – Кажется, мне придется отлучиться.

    Провидица понимала, почему собственная память выдала ей это воспоминание. Перед тем как отправиться в это, несомненно, рисковое путешествие девушка в который раз озвучивала то, за что борется. И сейчас, лежа на полу в пещере, плача и жалея себя, разве могла она кому-то помочь?
    Слезы высохли быстрее, чем когда либо. Совершив неимоверное усилие над уставшим телом, Ясуда села и «осмотрелась». Терновник не подавал признаков жизни, и это внушало надежду.
    - Что, колючка, - Анна даже вздрогнула от скрипа и яда в собственном голосе, - я тебя поломала?
    А тем временем, нужно было решать, куда двигаться дальше. О том, чтобы направиться назад не шло и речи, в пропасть пророчица решила больше не прыгать. Оставались только два пути: трещина в стене за мертвым кустом и вполне себе приличный проход в стороне.
    «Надо не забывать о том, что я практически в фильме ужасов! Хороший и логичный проход? О, там точно будет ждать чудовище, которое очень любит есть молоденьких провидиц!»
    Надеясь, что не поторопилась с выводами, девушка сменила положение и «гуськом» двинулась по тоннелю. Через несколько метром девушке удалось встать ровно, но от этого стало не легче. Два массивных темных кристалла внушали не то что трепет – ужас. Изо всех сил уменьшая возможности своей Акумы, Анна аккуратно пробралась мимо и упрямо скользнула в щель.

    Отредактировано Anna Yasuda (2017-12-05 14:25:10)

    +1

    46

    "То что не убивает, делает нас только сильнее." Хорошая мудрость, но что делать если ты уже мертв? Что если происходящее не может убить тебя только по этому? Откуда тогда брать силу? На этот философский вопрос у Сэлема не было ответа. У него сейчас вообще не было ответов... Как и вопросов... Как и мыслей. Не то время. Ему приходилось отбиваться, сдерживать натиск, уворачиваться. Мужчине необходимо было сделать все, что бы выжить. Ему нужно было выдержать происходящее. Хотя Надежда на то, что это все же случиться была очень смутной. Даже если бы время было на его стороне... Измазать тварей с которыми он тягался было бы катастрофически тяжело. Они были стражами, охранниками и палачами - частями вечного двигателя, который из себя представляла эта система пещер. У мужчины не было доказательств, но они и не нужны были ему.
    Когда твари впервые пробили его телом потолок и выкинули его в другую залу, заполненную костями разных размеров и порослью из мелких фиолетовых кристаллов, мужчина уже знал, что здесь происходило.
    Все здесь было выстроено таким образом, что бы превращать человеческую жизнь, волю и души в источники питания.
    Если долго чем-то заниматься, то начинаешь вникать в детали, даже если не имеешь в них научной степени. Это не первый "жертвенный алтарь" с которым сталкивался мужчина. С подобными он пересевался не раз и не два в ходе своей работы, а так же видел естественные образования подобного характера, как например "ржавая пустыня". Места гибели множества людей, наполненные негативными эмоциями - источник колоссального объёма эфира, а если люди к тому же были одержимы одной идеей... Здешний механизма был подобен тому, что использовали ведьмы. Только если "барышни" использовали силу коллективного бессознательного, то здесь фактически использовалась сила "смерти". Даже не эспера могут обладать подобием "Акума". Их потенциальный эфир высвобождается вместе со смертю тела и освобождениям сознания... И если кто-то будет направлять их мысли правильным образом.... Вполне может образоваться подобное жуткое место. Языческий ад, который должен быть скорлупой для нового "Бога". Бога, который подчинял себе окружающее пространство и нагнетал всю большую силу. Темерь, когда не было людей для жертв, он приносил жертвы сам себе, заманивая зверей в гроты и заставляя своих палачей совершать основную работу. Но если так, то...
    На посторонние мысли уже не было времени. Одно из чудовищ резко рвануло на мужчину с мечом. Рука поднялась, что бы обрушить всю силу, но остановилась, когда, тварь поняла где она находится, тело замерло... И этой одной секунды мужчине хватило, что бы, крутанувшимся на месте, сделать один мощный замах, метя мечом в открытую шею. Резкий порыв ветра, сопровождавший лезвие, просвистел по зале, тонко намекая на то, что мог значить глухой звук удара плоти о каменный пол.
    Мужчина позволил себе выдохнуть, но даже это действие было непозволительной роскошью. Вторая тварь отстала от них в образовавшейся суматохе с пробитым потолком, но всего лишь на несколько секунд. Мощное тело рвануло на мужчину в белом, уже не придавая никакого значения кристаллам на полу.
    Огромное чудовище впечатало тело призрако в колонну, буквально вдавливая мощной хваткой руки наёмника в туловище. Но... Видимо удача все же была на его стороне.
    Эта комната, очевидно была центральным алтарём. Огромное количество колон и маленьких ниш уходящих вниз, нужных, что бы освобождать место от крови и лишних человеческих останков. Это место было соединением с другими помещениями.
    И из одной из боковых ниш внезапно начали раздаваться звуки. Звуки лопающегося стекла, звуки чего-то мягкого бьющегося о каменные своды. Эти звуки отвлекли вторую тварь. Она должна была мгновенно убить Веритаса, но та секунда, что у него появилась... Её было достаточно.
    - Всегда хотел это сделать. - с этими словами наёмник неестественно широко разинул пасть и выпустил мощный поток света прямо в лицо существа. На таком расстоянии, при такой концентрации и мощности.... Голову противника просто унесло, позволив мужчине без сил упасть на пол... Настолько без сил, что он даже не смог ничего сказать выползшей через пару минут Анне. Почти не смог.
    - До того, как ты что-то скажешь. Я - идиот. И я уже сполна за все был наказан. Честно-честно.

    +1

    47

    Щель в горной породе была тесной, неудобной; она неприятно царапала оголенные участки кожи и то и дело норовила зацепиться за одежду так, что оно неловкое движение и можно было ее порвать. Ну, или застрять так, что уже не выберешься. И все же, как удобно в этот момент было быть предсказательницей. Ясуда пробиралась через мелкие изгибы расщелины извиваясь, словно змея. И как итог – почти не царапинки, лишь щеку немного раскровило, когда девушка вздрогнула от неизвестного шума по другую сторону лаза и неуклюже дернула головой, зацепившись за камень. Но и то, это была всего лишь мелкая ранка из которой вытекла всего лишь одна красная капелька, перед тем, как кровь начала сворачиваться. Не имея возможности поднять руку и стереть кровь, Анна просто отвела от нее свое внимание и сосредоточилась на другом – на шуме.
    Если бы девушка услышала что-то подобное, допустим, полгода назад, понять что происходит, было бы для нее совершенно не реально. Но сейчас, лишь немного прислушавшись, она могла бы с уверенностью сказать, что это звуки битвы. Звуки битвы в настоящем. И, как бы странно это не звучало, предсказательница обрадовалась. Такой садистской радостью, что в этой битве может участвовать друг и напарник. Конечно, с одной стороны, жаль, что по прошествии такого времени он все еще не разделался с чудовищами, но  с другой, не наличие ли битвы говорит о том, что он жив и, насколько это возможно, здоров? А если происходящее по ту сторону стены вообще никак не связано со Снеговиком? Узнать это можно только лишь одним способом.
    Прошла всего пара минут с той секунды, когда все утихло. Анна еще не успела вылезти из расщелины, и волнение в ней разрасталось с завидной скоростью. Но вот, девушка делает еще несколько движений и ее тело, наконец, просачивается через последнее препятствие.
    Ужас сковал сердце ледяной коркой. Брюнетка не то, что выдыхать, вдыхать забывала. В одну секунду лежащее без движения тело напарника выбило у нее из-под ног каменистую почву. Все, чего девушка боялась раньше, потеряло свое значение в эту же секунду. Потому что тот, кто клялся ей, что всегда прикроет, сейчас оставил ее одну. Мысль о том, что теперь выбраться из пещеры живой будет проблемно, даже не пришла в голову Ясуде. Лишь то, что зря нервничала, когда человек в белом встряхивал ей волосы, теперь имело значение. Провидица боялась пошевелиться, боялась «заглянуть» хоть на минуту в прошлое или будущее, боясь «увидеть», что ничего не изменится.
    - До того, как ты что-то скажешь. Я – идиот. И я уже сполна за все был наказан. Честно-честно.
    Шумный вдох в голос эхом прокатился по сводам пещеры. Никогда еще Анна Ясуда не бежала так быстро. Даже когда прыгала в неизвестность. Всего несколько мгновений спустя, упавшая на колени рядом с другом пророчица помогла ему принять сидячее положение. Внимательно осмотрела, словно глазами, его пыльный, но оттого не менее великолепный костюм («Цел!»), судорожно отряхнула от пыли, игнорируя возможные возражения. И, наконец, слабо улыбнувшись и поверив самой себе, обняла мужчину так сильно, как только могла, буквально залезая к нему на колени.
    - Живой… - чуть слышно прошептала Анна.
    «Живой!» - бешено вопило сознание. 
    Всего несколько секунд понадобилось девушке, чтобы понять, что она пересекла черту, которую не нужно было пересекать. Испугавшись собственного порыва, как ошпаренная, она отскочила от друга, пробормотав что-то подобное «Извините». Пророчица опешила от собственной реакции.
    Обнять кого-то!
    Обнять мужчину!!
    Обнять АСА!!!
    Стыд и смущение.
    Вся радость от оказавшегося в живых напарника сменилась неловкостью. А как лучше всего бороться с неловкостью? Верно. Работой.
    - Эм.. я.. это.. рада, что ты в порядке, - Ясуда заикалась и старалась «смотреть» куда угодно, только не на напарника, но вредная Акума не сводила с него «глаз», - и я там куст какой-то поломала. У него шипы из кристаллов были. Вот, они полопались. – Речь, как и дыхание, была сбившаяся. – И еще Соломон здесь был когда-то, он мальчика убил. И еще эти люди. Ох, что же я несу?! – Анна было схватилась за голову, но, найдя, наконец, верное решение, протянула руку. - Вот! – холодная ладошка легла на щеку Снеговика и передала ему все, что видела предсказательница с момента, как они разделились. И, совсем забыв о том, что показывать стоило не все, ее ругань в начале одинокого пути так же стала достояние общественности.
    - Прости, что такое говорила про тебя, - тихонько, почти себе под нос, понуро опустив голову. А потом почти злобно, резко вскинув подбородок, - но ты сам виноват! Не делай так больше никогда! Я же волнуюсь. Вдруг тебе понадобится моя помощь?
    А преследующая ее ранее мысль о том, что она вообще может так и не посетила ее голову.

    Отредактировано Anna Yasuda (2017-12-07 14:08:06)

    +1

    48

    Будучи существом чей разум, душа и тело были слито воедино, мужчина очень редко действовал не по разуму. Каждое его движение было направлением его воли, желания, намерения, поэтому все должно было быть частью плана, выверенной схемы, безупречной стратегии.
    На деле, конечно, выветренностью и безупречность зачастую оказывались сомнительными, но это не отменяет того, факта, что призрак было более разумным, нежели душевным существом. Такой уж была его природа. И все же, иногда опыт отступал, растворяясь в чем-то совсем ином. Это трудно было ухватить или разобрать. Странное ощущение, напоминавшее давно посаженную заносу, засевшую глубоко в коже. Только ещё хуже. Заносу можно хотя бы разглядеть, но как достать то, что ты не можешь даже нащупать? И при всём при этом, это не было неприятным чувством. Оно было чужеродным, как та тьма, что захлестнула в душу наёмника, как только они открыли злополучную дверь, но... Тёплой, настоящей... Красивой? Да, чертовски красивой.
    Все эти непонятные ощущения пролетели сквозь мужчину, когда эта девушка, с которой они были знакомы так недолго, обняла его. Ощущения... Которые, мужчина готов был поклясться, он уже испытывал когда-то очень давно. Были ли они его собственными? Или они принадлежали человеку, которым он себя воспринимал? Или же это было чувствами "Снеговика", роли, которая поглащала своего актёра? Какое значение это имело сейчас?
    "Герой" не говорил ничего. Он не сказал ничего, после объятий, после обрывистого описания злоключений самой Анны, после воспоминай, даже после её "яростного" заявления. Он просто смотрел на неё. Просто смотрел на её лицо взглядом, который видели лишь может быть два или три других человека в этом мире. И даже если так... Двоих из них уже не было в этом мире. А затем последовали слова. Самые простые слова, которые были сказаны уже сотню тысяч раз. Но в этот раз в них было заключена куда больше.
    - Спасибо тебе. - одна тихая фраза. Всего два слова. Два самых обычных слова. В любой другой ситуации, с любым другим человеком, это бы ничего не значило, это было бы всего лишь расхожей благодарностью - Минимальной вежливостью без какого-либо значения, ведь мужчина даже не удосужился сказать за что он был благодарен. Но сейчас, но с призраком, что находился за телом эти слова вмещали в себя куда больше. Сэлем сказал лишь эти два слова потому,что никакой объём других не смог бы передать этот поток эмоций. Это было благодарностью за заботу Анны, её человечность, её доброту, за её силу и смелость, за то что она выжила, за то что пришла сюда, за то что справилась, за то что не по его крыла себя...
    Сэлем был благодарен Анне Ясуде за то, что она была Анной Ясудой. Не много не мало.
    Лишь после этой благодарности, мужчина смог подняться. Короткое движение головой, и вот на местно вернулся тот же самый человек, с каким девушка зашла в подземелье. Лёгкая самодоволная ухмылка, сарказм, море уверенности и полное ощущение неуязвимости (что тем более странно), учитывая, как им тол ко что не вытерли пол.
    - Похоже, мы и вправду в инкубаторе. - фраза, которая стала лишь началом, в продолжительном объяснении мужчины относительно того, чем являлось это место и для чего оно было нужно. Наёмник старался избегать "подробных" описаний процесса, новые же полностью исключить их было нельзя. Такова была природа этого места, его цель, задача. Все здесь было пропитано кровью и смертью. - И если так. То наша цель становится хотя бы немного очевиднее. У этой твари должен быть источник. Глиф, ко опыт удерживает его здесь. Если оно не вырвалось отсюда, и не продолжило свой рост, то знач оно ограниченно "алтарём", его альтернатива эсперу и эфиру. Уничтожим его, уничтожим и то, что управляет здесь всем. - расчетливый план. Первый, что был у них со временначала этого похода. Хотя он не объяснял очень многих вещей.
    Каким образом все те вещи, что происходили здесь не оставили следа сверху? Как со всем происходящим здесь связан Бредли? Как Соломон организовал все здесь и откуда он взял такое множество людей, не вызвав при этом подозрений?
    Но вместо ответа на эти вопросы, мужчина уверенно пошёл по единственному коридору выходящему из круглой залы. Да, здесь было множество стоков для крови и ям, для избавления от тел, но коридор был только один. Логично было направиться по нему... Но то, что находилось по другую сторону коридора противилось всякой логике. Потому что по другую сторону находилась пещера колоссальных размеров. Пещера, в которой в полный рост располагался дом "Бредли", дом в котором они должны были находиться. И при этом здесь все ещё было достаточно место, что бы расположить ещё две-три постройки такого же размера.
    - Уэллл... Это определённо выглядит, как зацепка. - ооооочень тонкое замечание.

    +1

    49

    Если его взгляд мог обжигать, то он обжег. Если он умел проникать под кожу, то проник.  Если он мог останавливать время, то он сделал это.
    Анна слышала свое сердцебиение в гнетущей тишине пещеры. Она слышала, что оно совпадало со звуком разбивающихся капель где-то совсем рядом. Она слышала, как сделала вдох и выдох, но эти мгновения казались ей вечностью. Слепая предсказательница не могла посмотреть в глаза Снеговику, но она физически ощущала его внимание на своем лице. Она чувствовала, что ТАК он посмотрел на нее впервые. И все, на что девушка была в этот момент способна, это стушевавшись сидеть напротив и делать вид, что «смотрит» куда-то сторону, куда была повернута ее голова. Но предательница-Акума не могла оторваться от его лица и Ясуда смущалась от этого еще сильнее.
    Пророчица ждала его реакции. Она была готова к холодному равнодушию, к едкой язвительности, к отсутствию реакции вообще, но те два слова и то, как он их произнес, мурашками пронеслись по телу, заставляя позвоночник слабо изогнуться, а волосы встать дыбом. Опешив, Анна лишь кивнула и поджала губы, ситуация складывалась слишком личная, почти интимная. А пророчица слабо улыбнулась и отвернулась еще сильнее, скрывая все сильней краснеющие щеки.
    А потом все внутреннее напряжение спало рекордно быстро. Как только мужчина начал подниматься с земли, Ясуда поспешно сделала то же самое и сразу заметила, что Ас снова стал самим собой: уверенным, язвительным и, что уж лукавить, совершенно великолепным. Такого Снеговика Эспер знала лучше, перед  таким напарником  она не робела, его показная бравада и самоуверенность были привычны, такому Асу она могла что-то ответить и противостоять в дружеских препираниях. С таким другом ей было легко и непринужденно, а тот мужчина, который только что благодарил ее, был незнакомцем, хоть и загадочно притягательным.
    - Звучит, как всегда, намного проще, чем окажется на деле, - все еще сконфуженно, но, уже приходя в себя, ответила Анна. – Ну, почему бы просто не сделать большую красную кнопку  на входе, нажав на которую, можно решить все проблемы? – девушка задала вопрос в пустоту, когда человек в белом уже направился к единственному доступному коридору, и, горестно вздохнув, двинулась следом.
    «И все же интересно, за что «спасибо»? Может, он просто поблагодарил за переданную информацию? – девушка слабо пнула маленький камушек. – Нет, не похоже, не нужно себя уверять. Тогда, должно быть, за заботу. Правда моя забота больше походила на ругань. Остаются только объятья. Но как-то это странно. Нужно просто смириться с тем, что я совершенно не понимаю ход мужских мыслей!
    А я? Всего лишь кивнула. Надо было что-то сказать. Что-то вроде «Обращайся» или «Не стоит», а еще лучше что-то подобное «Я всегда приду на помощь!»
    - последняя идея сопровождалась кривлянием голоса в голове. – Ох, Анна… все же хорошо, что промолчала, сморозить глупость было бы еще хуже!»
    Даже будучи всевидящей провидицей, Ясуда имела удивительный талант погружаться в свои мысли так глубоко, что переставала замечать все вокруг. Так же произошло в этот раз, когда напарники вышли в следующий, потрясающий своими размерами, зал. Игнорируя его и все, что в нем находится,  девушка очнулась, только когда услышала голос напарника.
    Зрение расширилось моментально. Анна замерла и опешила, когда увидела дом, в который они зашли несколько часов назад. И то, что Снеговик назвал зацепкой, казалось девушке сущим ужасом.
    - О, пусть только это не окажется фрактальным лабиринтом! – Ясуда схватилась за голову. – Это сломает мне мозг. Представляешь, что нас ждет, если там внутри еще один камень «Эхо» и еще одна дверь в подвале? А если все события начнут повторяться? Я не хочу снова отхватить от куста-убийцы!
    Ясуда не паниковала. Да, ее пугала перспектива вечно повторяющегося в замкнутом цикле будущего, но она, если быть откровенной, была готова к этому. К тому же, знание прошлого, которое и так сопровождает Анну повсюду, всегда было полезным. Как знать, может вторая попытка даст возможность сделать что-то быстрее или лучше?
    «Так. Хватит себе накручивать. Наличие дома в пещере еще ничего не значит».
    - Ну, что, я так понимаю, мы пойдем туда?

    +1

    50

    Услышав, сказанное девушкой, Снеговик лишь вздрогнул. Одно лёгкое движение, но было очевидно, насколько ему было в этот момент некомфортно. И оно было не удивительно. Сама мысль о рекурсии происходящего, учитывая, к чему уже привели произошедшие события... В общем, перспектива была далеко не радужной. Настолько не радужной, что мужчина в белом даже не отшучивался.
    - Даже не произноси таких вещей в слух. Даже не думай о них. Совсем. - сказно не слишком серьёзно, и не то что бы совсем указующим тоном, но все же с ощутимым дискомфортом.
    По пути к дому пару не ждали ни ловушки, ни испытания, но и с хлебом и солью из дверей никто не вышел. Если кто-то и поджидал этих двоих, то он определённо предпочитал скрываться. Или же он просто не мог появиться?
    Анна могла бы дать ответ на этот вопрос. В отличии от наёмника, девушка вполне могла увидеть, что весь дом состоял из эфира... Или же субстанции достаточно похожей на него. Как будто, кто-то попытался сгустить его до предела и действительно выстроить из него дом. Между тем дом отказывался откликаться на способности ясновидящей хотя бы частично. Девушка вполне могла видеть конструкцию перед собой, но, по какой-то причине его прошло или будущее было в тумане.

    Сэлем тем временем, без лишних сомнений открыл дверь. Любой нормальный человек бы посчитал это - верхом безумия. Они даже не удостоверились проверить нет ли в этой пещере ещё чего-нибудь. Но мужчина к несчастью был из той категории людей, которая в ответ на "Ты же нам сейчас все испортишь!" Отвечал "а чего тянуть то?"

    И вот здесь начинались странности. Если снаружи дом выглядел точь в точь, как дом писателя, то внутри сходство было лишь едва уловимым. Та же общая архитектура, несколько элементов мебели, камин. Но в остальном... Общий калор дома был куда темнее, более готическим, несколько бархатных кресел. Огромный портрет висел в совсем другом месте. В камине горело пламя. А и да... Перед камином на ковре лежало мертвое тело.

    Труп был высохшим и старым, но вот одежда на нем выглядела идеально, как будто её только что забрали из мастерской, и вместо того, что бы надеть, в неё нарядили покойника. Нигде не было никаких следов ранений, повреждений... Как если бы человек просто умер от старости. Умер от старости в странном доме из плотного эфира возле камина... Каковы шансы?

    На этот вопрос Анна тоже могла дать ответ. В конечном счёте, она уже видела этого мужчину. Она видела его наверху. В основном доме. Она видела его в этой же самой позе, в этих же самых декорациях. Но это было не единственным его образом. Ещё она видела его сидящим в кресле. В кресле рядом с камином.  В кресле, где плотность эфира достигала максимальной концентрации. Здесь он был сильнее всего.
    Но что это значило? Какой из этого напрашивался вывод.

    Сэлем же тем временем не принимал никаких действий. Мужчина лишь, внимательно смотрел на пламя и окружение, как будто его что-то очень сильно донимало, вот только он никак не мог понять что. Что-то что буквально застряло у него на задней стенке горла. Если бы он только мог вспоминать что.

    +1

    51

    «Но я уже произнесла».
    От слов напарника не стало легче. Где-то в глубине души Анна думала, что в ответ на ее опасения Снеговик скажет что-то успокаивающее, по типу «Пф! Ерунда какая!», но вышло все совершенно иначе. Ясуда поняла, что подобная перспектива так же напрягает мужчину, как и ее. Это пугало еще сильнее, чем перспектива зацикливания. Ну, что ж. Радовало только одно: если уж им придется попасть в этот калейдоскоп, то, хотя бы, не в одиночестве.
    Стоило им только приблизиться к дому, предсказательница поняла, как она ошибалась. Этот дом не был домом в его обычном понимании. Он весь состоял из, будто спрессованного, Эфира, даже странно, почему Ясуда не поняла этого сразу. Уж слишком четко она его «видит». И то, что дом на самом деле был вовсе не домом, напомнило ей об одной из странностей собственного прошлого.
    - Дверь не дверь, когда она банка, - с улыбкой прошептала девушка и поспешила за Снеговиком, который уже протягивал руку к двери здания.
    - А может сначала…
    «...осмотримся?»
    Договорить девушка не успела. Слишком решителен был напарник в своем намерении. Да и вообще спорить с ним было достаточно бесполезно. Оттого, вслед за другом, не колеблясь, Анна зашла в дом и прикрыла за собой дверь.
    Обстановка дома заметно отличалась от того, что было в реальном строении. Но дело было даже не в том, что все вокруг было как-то мрачнее, темнее, безрадостней. Это Эфирное строение напоминало темного двойника дома на поверхности, в прошлое которого Ясуда никак не могла заглянуть. Она медленно шла по коридору дома, легко касаясь кончиками пальцев стен и вещей на пути, желая увидеть хоть что-то, но все ее попытки, как бы она не концентрировалась, были бесполезны.
    - Этот дом состоит из какого-то странного, плотного Эфира. Я очень четко его «вижу», но мне совершенно не доступно ни его прошлое, ни будущее.
    В конце концов, почти отчаявшись, брюнетка прошла в гостиную вслед за Асом. Эта комната так же отличалась некоторыми деталями, картиной, огнем в камине… но больше всего ее поразило тело, лежащее на полу. Тело из иллюзии. Пророчица ждала его намного раньше, и сейчас это было даже неожиданно. Слабо вздрогнув, Ясуда «взглянула»  на силуэт мужчины сидящего в кресле. Того же мужчины, что и лежал на полу. Холодный мороз пробежал по коже Эспера. В кресле сидело сосредоточение Эфира, самым центром.
    - Ты видишь то, что «вижу» я? – с одной стороны предсказательница могла бы снова передать свои видения другу через прикосновение, но это требовало значительных затрат сил. А что-то подсказывало, что поберечь силы все же стоит. – Это то место из иллюзии. Он, - Анна кивнула  в сторону трупа, - точно такой же. А вот его, - пророчица опасливо развернула корпус к сидящему в кресле, - здесь не должно быть. Во всяком случае, не рядом с мертвым. Кстати, - девушка повернулась к напарнику, - если захочешь увидеть что-нибудь моими глазами, только попроси, я покажу.
    Она говорила тихо, будто боясь потревожить тишину в комнате. Атмосфера в доме убеждала сохранять спокойствие и перечить ей провидица не рисковала.

    +1

    52

    Насколько сложнее сделал работу контрактников, подобных Сэлему, эфир? Да, конечно, он давал силу и множество новых инструментов для решения различных головоломок, но при этом, в сравнении с тем, насколько проще жизнь была раньше, лишь с определёнными углами реальности, на которые следовало обращать внимания, перевешивали ли преимущества недостатки, или же все было наоборот.
    Сейчас, когда мужчина выслушивал рассказ напарницы о доме, в котором они находились, и о странной фигуре в кресле... Честно? Мужчина в белом склонялся скорее ко второму варианту. Как долго бы он плутал, если бы не сила Анны? Смог бы он сам прийти к подобному заключению? После того, как его взгляд упал на картину, ответом было лишь "возможно". На ней была изображена именно эта комната... И на ней мужчина в одеждах точь в точь, как те, что были на покойнике чинно сидел в кресле. Намёк, или все же ловушка?
    Взгляд "героя" обратился к пустому креслу. Пустому для него, но Ясуда говорила, что она видит, как в нем кто-то сидит. Остаточный эфир? След? Или же кусочек пазла, который нужно сложить, что бы получить правильную картинку?
    По какой-то причине наёмник был уверен, что они могут продолжить плутать по этому дому ещё долгое время, обыскивая все до единой комнаты, но при этом бы так и не нашли ничего, что приблизило их к цели. Ответ был здесь, в этой самой комнате, и что бы получить его...
    Наёмник приблизился к мертвому телу и без лишних церемоний взял его на руки. Как и ожидалось, с той стороной, что лижала навзничь так же ничего не случилось. Как если бы труп просто высох. Пока мужчина занимался расположением тела в позе подобной той, что была на картине, он так же объяснял.... Собственно, чем он занимался.
    - Не самое распространённое явление. Но мне все же приходилось сталкиваться с такими вещами. Иногда эфир... Отслаивается от своего основного тела. Зачастую это приводит к тому, что обе части просто впадают в летаргию. Но если свести их вместе, то, иногда, можно добиться нужного эффекта. Самое главное в этом деле - точность,  и терпение. - не самое подробное описание процесса, но тяжело быть подробным, когда ты борешься с чужим трупным окоченением... Технически сложнее объяснять было бы только если бы нужно было бороться со своим трупным окоченением, но, к счастью, сейчас эта проблемы не стояла. После нескольких минут работа была закончена, и мужчина отошёл, отведя вместе с собой на несколько шагов и девушку.
    - Иногда... Такие пробуждения могу. Быть очень бурными. Сначала им буквально нужно вспомнить, что они являются частями одного целого.
    То, что происходило дальше сложно описать словами, как и многие из чудес эфира. Мертвое тело начало наливаться жизнью. Высохшее тело наливалось соками, меняло окрас с серого на розовый, пустые глазницы преобретали яблоки, волосы наливались черным цветом. Спустя несколько минут в кресле сидел мужчина лет сорока-сорока пяти. С аристократичной внешностью. Высокие скулы, прямой подбородок, узкие острые брови. В купе с короткими черными, как смоль, волосами все это придавало ему, пожалуй, слишком хорошо ощутимый налёт самодовольства, но нельзя винить человека за его внешность, ведь так?
    Мужчина медленно повернул голову в сторону Сэлема и Анны. И уже второй раз за сегодня парочка услышала сокраментальный вопрос.
    - Кто Вы такие? И почему вы находитесь в моем доме? - только в этот раз вместо истерики, вопрос был задан с неожиданной уверенностью и холодом, как будто, даже несмотря на все, что уже произошло, именно мужчина в кресле был хозяином положения.
    Но Анна видела, что даже в новом обличии, человек все ещё оставался лишь "тенью". После того, как они свели его тело и эфир, оно тонкими нитями было подключено в общему эфиру дома. Как если бы мужчина не был живым по настоящему, а был лишь ещё одним элементом декора. А ещё девушка могла почувствовать на себе пристальный взгляд. Похоже, нового "хозяина" совсем не интересовал наёмник, но вот на девушку он смотрел с почти божественным благоговением.

    +1

    53

    Анна не была слепой в привычном понимании этого слова. Девушка действительно не могла читать, не видела картины и с трудом различала цвета. Ей сложно было смотреть в лицо собеседника во время разговора, она открывала глаза, по сути, просто по привычке, потому разницы для нее не было никакой, закрыты они были или открыты. Она поворачивала голову только на источники шума, интуитивно и чтобы сильнее прислушаться. Эмоции, что появлялись на ее лице порой были несвоевременными, будто опоздавшие, но ровно до того момента, пока девушка не активировала силу Акумы. Возможность «видеть» время сбивала ее мироощущение. Оно становилось расплывчатее, сложно было уследить за течением времени и не потеряться, особенно первое время, но при этом Ясуда ощущала такую ясность, такую конкретику каждой детали вокруг себя во всех временах, что все остальное переставало иметь значение, ведь теперь Анна «видела».
    И то, что предстало перед взором провидицы в настоящем, где напарники проникли в Эфирный дом, заставило ее удивиться и откровенно обомлеть. Черные глаза распахнулись шире, а сама девушка неуверенно сделала пару коротких шажочков назад, когда Снеговик взял на руки труп. Когда же друг начала усаживать тело в кресле, даже поморщилась. В рамки норм Анны происходящее укладывалось плохо, но говорить предсказательница не смела. Исправило ситуацию объяснение мужчины. Тогда же к пророчице вернулось и любопытство. Откинув мораль подальше, Ясуда приблизилась.
    - Если честно, не уверена, что отслоился именно Эфир… как минимум не весь. Я же «видела» его, сомневаюсь, что могу видеть вещи, в которых нет ни капли Эфира. Может он Эспер и от него откололась Акума? Только от чего-то не ожила и не захватила его… – все это были предположения, Анна ни в чем не была уверена.
    «Вот кто бы сейчас пригодился, так это профессор. Вот он точно бы определил природу этих Эфирных вялений!»
    Когда же наемник закончил, по его велению, Ясуда отошла в сторону, а на его слова кивнула. Зрелище, чувствовала девушка, ожидало не для слабонервных.
    Иссохшая плоть трупа насыщалась соками Эфирного следа в кресле. Оно впитывало его, поглощало, сливалась с ним, одновременно наполняясь жизнью. И сливаясь с домом.
    - Кто мог сделать такое? – до того, как все закончилось, прошептала Анна напарнику, имея в виду «расслоение». А самым неприятным было то, что одна догадка в голове девушки уже была, и она очень хотела ошибиться.
    Наконец, перед напарниками предстал средних лет мужчина. Большее предсказательница была не в силах увидеть без прямого контакта. Но то, что его взгляд остановился на ней, почувствовала четко. Осознав возможное несоответствие своего внешнего вида, Эспер поспешно отряхнулась от пыли, ведомая какими-то неясными побуждениями. А когда прозвучал вопрос, девушка неловко вздрогнула и перестала отряхиваться. Напарник молчал, а самой Анне уже нетерпелось начать действовать.
    - Здравствуйте. Меня зовут Ясуда Анна. Это, - легкий взмах рукой, - Снеговик. А вы? – девушка не понимала, откуда у нее возникло желание проигнорировать его второй вопрос. Но, с другой стороны, разве не со знакомства начинаются все разговоры? Сделав короткий шаг, слегка зайдя за спину напарника, она предоставила дальнейшую возможность вести диалог ему. Все-таки она уже была свидетельницей того, как хорошо у него это получается. Так зачем зря тратить время на ее бесполезные попытки? К тому же, девушка по-настоящему не знала, как ответить на вопрос. Что она должна была сказать? «Мы пришли сюда, потому что идти больше некуда?» Бестолково.

    +1

    54

    Живя в бесконечно изменяющемся мире, очень тяжело переоценить обычное человеческое качество, название которому "умение приспосабливаться". В современном мире для большинства оно стало созвучно выражениям "прогибаться под других", "не иметь своего мнения" и прочим вещам такого толку. Но это не так.
    Жизнь - эволюция, бесконечный цикл самосовершенствования для того, что бы преодолевать все новые угрозы, которые возникают так же в ответ, что бы выжить. Вся суть в итоге - в этом. Кто кого сможет пересидеть и переэволюционировать. Проблема в том, что иногда мир вокруг изменяется очень быстро.
    - Это не всегда происходит из-за силы из вне. - к чему бы не вёл мужчина, стараясь ответить на вполне логичные аргументы своей напарницы относительно расслоения, он не успел договорить до того, как в их беседу ворвался третий.
    Ещё один "хозяин" дома. Ещё один набор оправданий, который они должны были бы выдать. Но, по какой-то причине, сейчас мужчина чувствовал себя совсем иначе, как если бы... Его здесь не было...
    Будучи призраком, нематериальность - то, к чему наёмник уже успел привыкнуть. Но происходящее сейчас переходило грань, как если бы сама реальность внутри этого дома отвергала его, как если бы наёмник мог быть противен самой атмосфере. Реальность пыталась вышвырнуть его... По крайней мере, так себя чувствовал мужчина в белом.
    Пока "Снеговик" находился в этом состоянии. Девушка успела хотя бы частично ответить на вопрос "домовладельца" и даже представиться. Что произвело не самый ожидаемый эффект. Странный мужчина поднялся с кресла и посмотрел Анне прямо в глаза. Его лицо было буквально в паре-тройке сантиметров от её. Но, как?
    Сэлем окинул комнату достаточно резким взглядом. Его глаза ни за что не зацепились, но мужчина готов был поспорить, что расстояние от кресла до них было по крайней мере в пару шагов. Мужчина ведь говорил девушке отойти. Или это только привиделось ему? Или это только привиделось ей? И разве он не почувствовал, как Анна слегка зашла ему за спину, что бы уйти из под взгляда "покойника"? Так почему сейчас она стояла прямо по правую руку от него?

    Тем временем мужчина действительно пристально рассматривал девушку. Говорят, что можно "раздеть" человека взглядом. Но в данном случае, это было скорее операцией в анатомическом театре. Эти зрачки буквально препарировали каждую молекулу Анны под микроскопом, как если бы он никогда не видел в жизни ничего подобного ей, и страстно хотел понять, с чем же он столкнулся. При этом, его глаза не излучали холод.
    Да, он "вскрывал" ясновидящую, по при этом он делал это с такой любовью и теплотой, как если бы был самым добрым, душевным и любящим свою работу патологоанатомом. Было ли бы все хуже, будь оно на оборот?
    Когда же очаровательная барышня назвала своего компаньона, "хозяин" лишь слегка окинул мужчину в белом взглядом. Да и то в такой манере, в какой преследуют блик бегущий по радужной оболочке, когда ты не знаешь есть ли он совсем. Снеговик был для этого человека не более, чем дымом.
    - Бургунди. - наконец голос местного вновь зазвучал, разрывая тишину. - Бургунди Далримпл. Я - хозяин этого места. И, очевидно, его заложник. И, видимо, мертвец?
    Рука мужчины коснулась огня. Пламя камина не обжигало его, оно не причиняло руке никакого вреда. Очевидно он совсем ничего не чувствовал. Преимущество и одновременно проклятье подобных трансформаций. Однако спокойствие было необычным. Как будто у этого черноволосого были бесчисленные годы, что бы смириться с произошедшим. И, если Сэлем был прав, то так оно и было.
    - Тот самый Бургунди Далримпл? Один из людей стоявших у основания исследовательского отдела бюро? Но ведь...  Тот что отправился в экспедицию и не вернулся? Но ведь...- мужчина осмотрел окружающее пространство в третий раз, когда продолжил фразу. - Вас не видели порядка двадцати лет. - в таком случае, это многое бы объясняло. За двадцать лет свыкнуться с идеей, что твоя жизнь закончена было не так уж и тяжело. Однако, все было ещё "проще".
    - Столько прошло снаружи? Не удивительно, что я разваливаюсь на части. Боюсь даже предположить, сколь долгий срок это был в здешней среде.
    Было более, чем очевидно, что местному не нравится разговаривать со снеговиком, но сейчас, когда он разговаривал в воздух, периодически оборачиваясь на Анну, он выглядит более "целым". - Хотя в ходе моих исследований, мне так и не удалось узнать, насколько сильна временная аномалия в этом месте. Эфир определённо сгустил здесь материю и пространство. Это привело к деформации и течения времени. Но вот насколько? Хэх, я наделся, что этот мужчина расскажет мне об этом, когда мы увидимся в следующий раз. Но, очевидно, путешествие было слишком опасным для него. Жаль, я бы очень хотел продолжить изучение этих пещер.
    И вот мужчина вновь сел в кресло, слегка понурив голову. А двое гостей в его доме стояли и смотрели ему в спину. В нескольких шагах от него Сэлем, и слегка за ним Анна, глаза которой тоже не показывали ей ничего нового. Разве что нити... Нити, что соединяло человека и дом буквально тряслись в без конца и без начала, как будто играя какую-то сумасшедшею мелодию.

    +1

    55

    Что-то очень важное то и дело ускользало от «взгляда» провидицы. Что-то важное, что-то практически судьбоносное, что-то, от чего зависело очень многое. И это что-то очень хорошо пряталось.
    Девушка пропустила тот момент, когда мужчина преодолел расстояние от кресла к ней. Анна пропустила и то, когда она успела выйти из-за спины напарника и встать прямо, словно струна и твердо выдержать взгляд незнакомца. Ясуда стояла, терпеливо выжидая, когда тот закончит пристально ее изучать. Она каждой клеточкой тела чувствовала, куда движется фокус его зрачков, но продолжала упрямо стоять на месте. И на такие взгляды выдерживала. И лишь когда мужчина заговорил, переключая свое внимание, пророчица позволила себе бесшумно выдохнуть и кончиками пальцев ухватить Снеговика за пальто, показывая, как на самом деле была взволнована.
    А она действительно была взволнована. Ее ненароком захватило чувство неприязни к этому человеку из-за его поведения. Так  откровенно кого осматривать кого-либо, было крайне неприлично, и шло в разрез с воспитанием Анны, хоть последняя и понимала, что воспитание, пожалуй, не то, о чем стоит думать в подобной ситуации. Но все же, ясновидящая предпочла бы, более отчужденное или, хотя бы, равнодушное отношение к себе. Или,, может, все дело, как всегда, в ее способности? Знал ли он о ней?
    «А почему он почти игнорирует Аса? Он, все же, производит намного более яркое первое впечатление, чем я».
    Когда же между мужчинами завязался разговор, девушка не перебивала и слушала очень внимательно. И все сказанное, если откровенно, шокировало.
    «Мертвец? Что, как зомби? Но… но если он жив, то должен был стать Акумой? Я совершенно не могу определить природу здешнего Эфира», - и это казалось не только дома. Хозяин оного оставался такой же загадкой. И хоть какая-то информация о его прошлом не помогла найти разгадку.
    Ученый или исследователь.  Пропал около двадцати лет назад, отправившись в экспедицию. «Не тогда ли появился Эфир?» Погиб при неясных обстоятельствах.
    Но больше всего девушку напугали слова об временной аномалии. Сколько же тогда они со Снеговиком провели здесь? И в какую сторону работает эта аномалия? Ясуда очень надеялась, что в этих странных пещерах время идет быстрее, чем в реальном мире. Не хотелось бы тоже вернуться через двадцать лет. Вроде…
    - О ком вы говорите? – спросила девушка скорее, чем успела подумать о вопросе. Бургунди говорил о неизвестном человеке, что отправился когда-то блуждать по пещерам, и предсказательница очень хотела узнать, о каком человеке он говорил.
    - Эй, - шепотом, торопясь, осознавая практическую бесполезность тишины, и слегка потянув друга за пальто, позвала девушка, - он связан с этим домом какими-то эфирными нитями. Я четко «вижу» их. И они… как это правильно выразить… беснуются, что ли? – Анна «оглядела» окружение. – Может, мне попробовать «заглянуть» в память дома еще раз? Прикоснуться к нитям, или к нему? - кивок на сидящего в кресле. – Прикосновения к стенам ничего не дали.
    Предсказательница продолжала ощущать нереальность происходящего. Ей казалось странным стоять на «утрамбованном» Эфире, «видеть», что он окружает ее, что все, что находится вокруг нее сделано из него. Все это было настолько невозможным, что не будь девушка так напряжена и сконцентрирована на деле, она была бы совершенно сбита с толку. И лишь присутствие напарника и прикосновение к его вполне реальному, не состоящему из одного Эфира, пальто (она четко видела процесс его пошива), поддерживало в ней уверенность. Ну, и еще призрачная надежда, что все закончится хорошо.
    «Все и всегда заканчивается хорошо. А если все плохо, значит еще не конец!» - не дожидаясь ответа напарника, Ясуда медленно протянула ладонь к одной из нитей.

    Отредактировано Anna Yasuda (2017-12-18 17:26:53)

    +1

    56

    Сэлем слушал внимательно, он буквально обнажил все свои рецепторы и старался поймать малейшую вибрацию, какую мог, что бы наперед знать, какая каша заваривается в нынешней ситуации, но, даже так, несмотря на странное ощущение отрешённости или же именно по его вине, мужчина был бессилен. Даже его, обычно "громкая" интуиция отказывалась подавать признаки жизни. Все происходящее можно было описать, как мертвых штиль. Но если так, то почему Анна была так обеспокоена? Почему она видела то, что видела при том, что мужчина не чувствовал того, что должен был чувствовать?
    Её слова о нитях и эфире. Если это значило то, что думал наёмник... То на вопрос Анны он мог ответить только одним образом. Притронувшись к плечу девушки, мужчина беззвучно "написал" на её плече пальцем дом-марионетка. Это было логичным объяснением. Если дом был лишь марионеткой мужчины, то в таком случае за счёт своих эфирных способностей он мог изменять в нем пространство, как бы захотел, в конце-концов, материя была не таким уж редким элементом, или же это было иллюзией? Или пространством. С другой стороны... Если все было так, то по какой причине ни мужчина в белом, ни ясновидящая не увидели движение эфира, которой обязательно должно было последовать?  Но важнее было другое. Напарница задала вопрос, и после короткой серии размышлений Сэлем написал ещё два слова, стараясь сделать это как можно скрытнее от "хозяина" дома.
    "Нет. Схлопнется." В конечном счёте, Анна уже прощупывала это помещение, если у неё не получилось тогда, то что изменилось бы сейчас? С другой стороны, их собеседник по крайней мере пока ещё не настроен враждебно, если нити, которые видела Ясновидящая - дадут им какую-то информацию, то где гарантия, что это не спровоцирует реакцию и просто не обрушит весь окружающий эфир прямо им на голову.
    Но логичный вопрос в данной ситуации звучал так:"Насколько могла быть уверенна девушка в мнении напарника в данный момент, когда её глаза служили ей вернее, чем чужие опыт и интуиция?

    Тем временем, Бургунди, сидящий в кресле, был более, чем рад отвечать Анне. Тот факт, что девушка вновь подключилась к беседе, казалось, вызывал у него невероятную радость. Во всяком случае, это было бы самым невинным объяснением его кинжальной улыбки.
    - О, совсем молодой юноша. К сожалению, не могу вспомнить его лица. Это было давно. Но он в подробностях расспрашивал меня о местных флоре и фауне. Ему было очень интересно. Я не встречал такого "живого" любопытства даже среди своих подопечных. Признаться, я был рад рассказать ему и об "озере с чёрной кровью" и о "пещере ярких ножей". И о "кОттах" бродящих по здешним тоннелям, с которыми и он и вы, скорее всего, уже имели возможность познакомиться. Премерзкие, но удивительно интересные создания. Всегда хотел доставить одного на поверхность, что бы изучить.
    Но последнего предложения мужчина уже не слышал. Он лишь беззвучно посмотрел на Анну. Все эти три названия... Все три они фигурировали в произведениях Бредли. Бредли писал не просто ужастики. Он писал их, основываясь на достоверной информации из этой пещеры. Информации, которую он мог получить лишь из одного источника.
    - Этот Юноша был здесь несколько раз? - вопрос Веритас задал без каких-либо предварительных ухищрений. Хозяин дома заговорил спокойно, но прежнего интузиазма в его голосе не было. Наёмник был для него лишь эхом или пустым местом.
    - Нет. Но я не виню его. Более, чем вероятно, что он не выбрался. У людей редко получается. Хотя, если не ошибаюсь, он был полон интузиазма сделать это. Даже несколько раз сфотографировал мой дом и помещения. Сказал, что он ему очень понравился. Странный молодой человек.
    Услышав это, мужчина в белом повернулся к Анне. Сейчас не было времени на секреты. Если то, что они нащупали было той самой ниточкой - то они были просто обязаны ковать железо, пока было ещё горячо.
    - Это точно был Бредли. В таком случае, оказавшись здесь он не только получил информацию и использовал её для написания своих книг, но и получив информацию о том, как точно выглядел дом, который оставил профессор Далримпл, смог обыскать его после преобретения. На случай если там осталось ещё что-то. К тому же, так он получил доступ к этим катакомбам.
    В первые за несколько минут Бургунди отвернулся от огня, что бы посмотреть на пару стоящую за ним.
    - О чем Вы говорите? -впервые голос "призрака звучал озадаченно и заинтересованно.
    В кратце Сэлем рассказал ему историю писателя. Книг, которые были заполнены отсылками и упоминаниями об этих катакомбах, о странных тварях, что здесь обитали, о том что парень поселился в его дома и о прочих деталях дела. Далримпл, казалось, был даже несколько впечатлён.
    - Что же, художественная литература является сомнительным медиумом. Но лучше, вероятно, так, чем если бы долгие годы исследований исчезли в небытии. Особенно, раз у него был доступ к моих архивным записям в главной комнате. Видимо, я должен был бы быть доволен.
    Сэлем сконцентрировал внимание на человеке, что задумчиво опустил голову, о чем-то размышляя. И задал вопрос.
    - Вы знаете, где находится центр всего происходящего в этом месте? - короткая битва взглядом, взгляда ищущего ответы и взгляда, который должен смотреть на что-то, что не представляет для него ценности или интереса, взгляда полного отвращения.  И все вылилось в весьма короткий диалог.
    - Да.
    - Можете нас отвести?
    - Нет. Но я могу указать путь.
    - Спасибо.
    - Я не сказал, что сделаю это. Что вы можете мне дать?
    В этом голосе была вся практичность, язвительность и жёлчность учёного. Этот голос звучал максимально неприятно и мерзко. Но все же, даже так, другие варианты были слишком хлопотны.
    - Мы могли бы вывести Вас отсюда, после...
    - Нет. - он даже не собирался слушать дальше.
    - Что?
    - Нет. Даже если забыть о том, что вероятность того, что вы вернётесь крайне мала, вы не сможете провести меня обратно. Я жив лишь только потому, что те твари, что пожирают эфир, слишком бояться идти сюда. Я смастерил здесь свой кокон, что бы вести подобие жизни и вложил в него столько жизни, сколько возможно. Я не стану рисковать всем. - холодная и продуманная речь. Речь, после которой всегда идёт "но", которое вынуждает собеседника действовать по правилам другого человека. Фраза ловушка.
    Но какой был выбор?
    - Чего ты хочешь?
    Крючковатый палец поднялся и вытянулся вперёд, как гигантская игла, смотря прямо в центр груди, в то время, как немигающий взгляд расчетливого человека смотрел в лицо... В лицо Анны Ясуды.
    - Я хочу, что бы она осталась. Я хочу неделю здесь с ней... Нет! Хотя бы день! Она! Ты! Ты - покойник. Всего лишь кукла! Но она! Она живая! Настоящая! Целая! Мне не нужно много! Только лишь вспомнить, что это такое! Каково это - дышать! Есть! Чувствовать! Все лишь один день и я отдам все, что захотите! - с последними словами, последние куски выдержки учёного рассыпались, и по его щекам побежали крупные слёзы, похожие на те, какими плачут лишь только в мелодрамах.

    +1

    57

    - Я согласна.
    Сказала раньше, чем подумала. Раньше, чем осознала, на ЧТО может подписаться. Тверже, чем сама от себя ожидала. Анна даже не думала о последствиях. Она просто приняла решение, поддавшись порыву, потому что медлить не считала нужным. Потому что чем раньше все начнется, тем скорее закончится. И будь, что будет.
    – Но только если он, - кивок в сторону друга, назад, за спину, - сможет передвигаться в доме и за его пределами так, как пожелает.
    «И когда я успела дойти до того, что научилась ставить условия?» - впрочем, Ясуда лукавила. Обманывала сама себя. Она знала, когда это произошло.

    «Дом-марионетка».
    Понять, что имеется в виду, было несложно. Ясуда видела, кто был кукловодом. И оттого еще с большей осторожностью стала относиться к мужчине. В конце концов, мало ли, на что он способен, имея возможность управлять этим сжатым Эфиром. А моральные качества и психологическое состояние Бургунди были напарникам неизвестны. И в случае того, если хозяин дома нападет, потягаться силами с ним, может только человек в белом.
    В тот момент рука девушки уже почти коснулась невидимой для обычных глаз нити, она чувствовала кончиками пальчиков еле ощутимые Эфирные вибрации. В пророчице росло желание, стремление прикоснуться к нити, или это сама нить звала ее? Заставить себя отпустить руку, было практически невозможно. Анна даже отпустила пальто напарника и сделала пол шажочка вперед, полностью попав под влияние узнать, что преподнесет ей возможное новое знание. И лишь одно касание к спине, от которого она даже вздрогнула, привело ее в чувство. Ясуда тут же отпустила руку и замерла, «присматриваясь» к тому, что снова выводит напарник на ее спине.
    «Нет. Схлопнется».
    Рука провидицы безвольно пала ниц. Ни выражением лица, ни жестами Анна не подала вида, что это было не ее решение. Она просто повернула голову и корпус в сторону Бургунди и прислушалась к уже активному разговору мужчин. И она должна была быть слепой («Ха-ха»), чтобы не заметить того, как старательно новый знакомый говорит с ней и как всем своим видом выражает неудовольствие от взаимодействия со Снеговиком.
    - Так все истории писателя - правда? – восклицание девушки не было направлено ни на кого конкретно, всего лишь риторический вопрос, озвучив который было немного проще примириться с реальность. – Таннис будет в восторге!
    Да, Анна осознавала, что это была не та реакция, которая должна была сопутствовать ситуации. Все ужасы, описанные в книгах, могли стать большой проблемой, хотя бы при попытке покинуть эти подземелья. Но разве не вызывает восторг тот факт, что герои книг, которые с таким упоение зачитывались до дыр, оказались реальными?  Путь они монстры, пусть вызывают страх и ужас, но от этого леденящий душу восторг не становился меньше.
    А потом разговор ушел совсем в другое русло. Когда крючковатый палец мужчины указал на нее, Ясуда невольно распрямилась и отшатнулась сначала назад, а потом и в сторону от обоих мужчин. Почти каждое слово, сказанное незнакомцем ,требовало осознания. И Анна справлялась с этим не так быстро, как хотелось.
    «Я? Что? Зачем?
    Покойник? Но… Что, Шумкару побери происходит? Да, я помню, как он говорил, что умирал, но сейчас-то он вполне себе жив. Но и я тоже умирала.
    Интересно, а этот исследователь вообще в курсе существования Акум? Может, он их называет мертвецами?
    – липкие щупальца любопытной Акумы, слабо подвластные ошарашенной провидице потянулись к телу Снеговика, не иначе как облапывая его. Ничего нового, естественно не обнаруживая. – Ох, надеюсь, ты этого не почувствовал, - думала пришедшая в себя Ясуда. – Так. Стоп. Ас - Акума? Вот сейчас точно не время об этом думать!
    Кукла? Это он имеет в виду контроль Линдермана? Или…?
    - еще один опасливый взгляд в сторону друга. – Нет. Не сейчас. Обсудим все позже».
    Предсказательница видела слезы ученого, но не чувствовала к нему ничего. Ни жалости, ни сочувствия. Она не верила ему. Но и напарник теперь вызывал у нее сомнения. Чувство того, что ее обводят вокруг пальца, усилилось. Оставалось только одно. Взять ситуацию в свои руки. Наполненная уверенностью, Анна сделала шаг вперед и уверенно произнесла:
    - Я согласна.

    Отредактировано Anna Yasuda (2017-12-21 18:18:50)

    +1

    58

    - Нет. - ответ мужчины, спокойный и мерный, похожий на быстрое движение лезвия гильотины, прозвучал прямо за ответом девушки, заставляя Далримпла, уже проглотившего свои слёзы, резко повернуться к Снеговику, обнажая все запасы скрытой злобы к "мертвецу". Это было жуткое зрелище, но кто бы из нас реагировал иначе, окажись он в подобной ситуации, когда единственная вещь, которую ты жаждешь в жизни находится так близко, но ты все же не можешь до неё дотянуться. И мешает тебе что-то, что ты ненавидишь более всего. Кто угодно был бы более, чем раздражён. Гнев... Самое малое, что ты будешь испытывать в такой ситуации. И, хозяин дома бог во был быть более чем "звучным" об этом.
    - Ты не можешь решать за неё?! Мертвых не могут решать за живых?! - голос мужчины напоминалрвущуюся струну, в каждом новом звуке проявлялось все большее и большее напряжение, как будто ещё лишь немного оставалось до абсолютного надрыва. Анна могла заметить, что в этот момент нити колышутся более всего.
    Вопреки ожиданиям, эта фраза не задела Сэлема настолько, насколько она должна была. И заявление о его функционале не слишком его беспокоили. Наёмник не страшился своих тайн. Во всяком случае - не этой. Он хранил её потому, что для этого была причина, но он не боялся её. Поэтому использовать её, как рычаг давления на мужчину, нельзя было. Мотив для поступка, который совершал Веритас, был куда более значительным, чем он сам.
    - Ты прав. Я не могу решать за неё. И обычно я не делаю этого. Я сторонник того, что каждая ошибка, какая совершается нами в жизни - способ научиться чему-либо. Таков мой подход в жизни, таков мой подход в обучении. Но никогда я не поставлю на кон жизнь своего напарника, ради глупой морали. И уж, конечно, я не позволю ей манипулировать. Я вижу игру, когда я вижу игру. И это был далеко не лучший спектакль, который мне сегодня показывали. Я не видел множества дверей выходящих из этого грота. И если существа так боятся заходить сюда, как ты говоришь. То мы справимся и без твоей помощи. Это всего лишь будет немного сложнее. Я верю в неё больше, чем я верю тебе.
    Напряжение в комнате росло. Казалось, что сейчас даже Бургунди потерял Анну из вида, или же трюк заключался в том, что Сэлем всегда стоял между двумя, ограждая девушку от хозяина этого места.
    Наёмник в белом понимал своё положение, понимал, как это выглядит со стороны и понимал, как мало пространства в данной ситуации он оставлял для выбора девушки. Но что ему оставалось делать? Позволить ей сделать ошибку, которая может стоить ей жизни? Сэлем готов был рискнуть своей жизнью, но не жизнью своей напарницы, не тогда, когда не был уверен, что даже сам готов был тягаться с подобной проблемой.
    Загвоздка лишь в том... Что иногда у нас нет выбора.
    Сэлем был готов к нападению, готов был к атаке. Это не первый раз, когда даже обстановка была против него, но все же, что-то было отличным в этот раз. Без предупреждения, без пасов руками, без вспышек эфира, пол заходил ходуном, буквально подкидывая "Снеговика", но затем, вместо атаки, последовало "ограничение". Две огромных стены возникли между Анной и Сэлемом. Они оградили девушки в одном резком движении, выстрелили мужчиной из двери, выкинув его за пределы дома. Лишь затем дверь захлопнулась и исчезла, оставив молодую девушку наедине с пожилым Аристократом, который, казалось,  совсем не был утомлён "сражением". Лишь разговор до этого его вымотал. Лишь от него он постарел.
    - Я прошу прощения, что так получилось. Но, как Вы видели. Он не хотел быть частью нашего соглашения, жалкое создание. - раздраженный кивок в сторону двери лишь очевиднее указывал, что последний эпитет был адресован Сэлему. - Но он волен как угодно перемещаться за пределами этого дома, если вы ещё хотите этого, учитывая, насколько он не доверял Вашему решению. И, я могу пополнить наше соглашение.
    Вместо слов, перед девушкой начали вырастать столы заставленные разнообразной изысканной пищей, винами и напитками в общем, с другой стороны появлялись драгоценности, третий стол был заставлен различными книгами, с разнообразными переплетами и документами, включая множество с пометкой "секретно".
    - Я могу дать Вам роскошь, могу дать комфорт, который нельзя почувствовать где-либо ещё. Я могу дать Вам информацию, секреты этого места, секреты Бюро, главу которого Вы так ненавидите! Я могу даже раскрыть Вам сикреты Вашего друга! Он думает, что так хорошо их спрятал! Но мертвых не могут хранить тайны! Не в этом доме! - каждое сказанное слово было вымазано нектаром, от которого было никуда не спрятаться, каждое следующее звучало слаще, чем предыдущее. Но нектар можно было найти не только в цветке...

    - РААААА! - крик мужчины, вместе с мощным ударом об место, где находилась дверь, разносился по сводам пещеры. Но было очевидно, что самому зданию до него нет дела. Оно не двигалось и не шевелилось. Велика вероятность, что даже звук отсюда уже не проходил во внутрь. Его переиграли. Переиграли по всем возможным статьям. Даже в той области, где мужчина должен был бы понять все быстрее других... Когда именно он должен был бы быть куда менее подвержен стереотипам относительно физической оболочки.
    Мужчина достал револьвер и начал нагнаетать в него силу. Он хорошо обручил девушку теории, он хорошо знал её сам. Побеждает не тот, чей эфир больше, а тот, кто может создать большее давление.
    - Давай, Анна! Ты же умная! Ты должна его раскусить!
    Отсутсвие движений эфира во время схватки, отсутсвие его подвижек в тот момент, когда что-то возникало из здания.
    Когда наёмник услышал слово "нити" и о том, что мужчина обладал эфирным следом, он инстинктивно подумал, о том, что здесь разыгрываются отношения "кукловода" и "куклы", но нить, может соединять не только объект подчинения и подчинённого... Нет.... В глубоководных экосистемах, где нет света... Хищники не реже оставляют на длинной нити... Приманку.

    +1

    59

    Все произошло слишком быстро.
    Короткий ответ друга словно разорвал в душе Анны тонкую струну, что позволяла ей хоть как-то себя сдерживать, хоть как-то справляться с поддержкой дистанции, которую девушка старалась выдерживать по отношению к другу. Одно коротенькое слово стало для Ясуды отправной точкой, знаком, знамением. Ее душа вцепилась в него будто утопающий в соломинку, прижалась к нему словно дитя к матери, припала, как путник к оазису. Снеговик всего лишь сказал, что не одобряет ее идею, а для предсказательницы это было сродно признанию в любви.
    «Ему не все равно».
    Конечно, это было не единственным проявлением мужчиной благосклонности к ясновидящей, но отчего-то именно это слово, именно эта ситуация убедила Анну в том, что она не пустое место.
    А дальше все произошло слишком быстро.
    Ясуда резко повернулась к напарнику, когда тот заговорил. Она как губка впитывала каждое слово и слабо улыбалась. Как бы упрямо он не утверждал то, что ее обучала его бравая команда, пророчица была убеждена, что ее истинным наставником был именно он. Она верила ему, его словам, его целям. Верила и внимала.
    Но все-таки события происходили слишком быстро.
    Когда дом, казалось, сотрясло землетрясение, предсказательница все еще была повернута спиной к хозяину ома и лицом к напарнику. Она расставила руки в стороны, балансируя, дернулась в сторону друга, ища защиты, но наткнулась на внезапно выросшую эфирную стену, «видеть» друга через которую стало невозможно. Инстинкты били тревогу.
    - Нет! - Удар кулаком по стене. Снова потерять Снеговика для Анны было ударом под дых. – Ас! – Еще один удар.
    Девушка была зла, разъярена, взбешена. Раскаленные угли эмоций давили на глаза, кулаки, горло. Боль в рассеченной коже рук казалась чем-то эфемерным, несуществующим. Ярость была безмерной, и впервые демон внутри упивался агрессией, а не любопытством. Но он продолжал, словно издеваясь вслушиваться в слова мужчины за спиной, пока его Эспер безнадежно колотила кулаками стену и скулила.
    «Нет, только не снова. Только не он. Ас!»
    Она взывала к другу, она старалась прорваться к нему, преодолеть стену. Анна даже стала ненароком выпускать из себя искры Эфира, все же разрушая целостность стены в тех местах, где она касалась ее кожи. Но все было тщетно. Стена зарастала снова и снова.
    Акума продолжала давить на чувства пророчицы. Она сконцентрировала все внимание Эспера на хозяине дома. И только подливала масла в огонь, снова и снова прокручивая в голове слова, что он посмел сказать.
    «Не смей звать его жалким!»
    Видение того, как провидица вытаскивает из-за пазухи пистолет и стреляет в Бургунди, яркими красками затмило темное настоящее. Ясуда чувствовала, как приятно будет выпустить всю накопившуюся злобу в этого теперь ненавистного человека. Она хотела этого. Жаждала. И, собирая волю в кулак, чтобы не оплошать, девушка прислонила ладони к стене, успокаивая дрожь.
    Анна не верила в судьбу. Та была слишком неверной подругой. Слишком часто меняла свои решения. Но в именно в тот момент, когда руки провидицы коснулись стены, когда девушка заставила себя успокоиться, ее Эфир проник через толщу стен дома и устремился к тому, «увидеть» кого Эспер желала больше всего.
    - Давай, Анна! Ты же умная! Ты должна его раскусить!
    «Спасибо».
    Медленный и силовой выдох вырвался из гортани Ясуды. Она корила себя за вспышку, и теперь нужно было что-то делать. Прогнав из разума видение мести, которое, кстати, неясно к чему привело бы, ясновидящая медленно повернулась к мужчине, стараясь угадать его отношение к ее всплеску чувств и эмоций.
    «Взор» провидицы и ее отчего-то разочарованной Акумы устремился к столам перед ней. Еда, драгоценности, книги… разве это сейчас было Анне по-настоящему необходимо? А тем временем хозяин дома умасливал, привлекал, соблазнял. Его голос был сладок, желание угодить так сильно, но все же самой провидице от всего этого спектакля становилось тошно.
    - Я раньше очень много читала, - спокойно начала Ясуда. – И вот перекус в подземном царстве никогда не заканчивался хорошо. – Девушка через силу, как только может искренне улыбнулась Аристократу. – К тому же, я не голодна, спасибо Вам.
    «Спасибо лапше!»
    - Все это, - взмах рукой в сторону драгоценностей, - у меня уже было. Бесполезные игрушки, на самом деле. А что касается книг, - еще одна улыбка, - довольно странно предлагать их слепой, Вам так не кажется?
    Ясуда сделала несколько шагов по комнате, словно осматриваясь, притворяться становилось все  проще (в такие моменты она была очень благодарна актерским урокам от Ямато), а потом продолжила:
    - Но секреты… это уже интереснее. И есть у меня такая странность. Люблю я, когда их раскрывают сами владельцы, а потому – забудем про Снеговика. Пусть действительно погуляет по пещерам. – Шаг ближе к мужчине. – Давайте лучше поговорим? Я уверена, вы знаете массу интересных историй! Расскажите что-нибудь захватывающее! Про приключения, поиск сокровищ, про верность и предательства, жизнь и смерть! Я убеждена, Вы должны быть удивительным рассказчиком!
    На лице Анны отражалась вся гамма чувств, на которую она была способна в данный момент. Любопытство, интерес, жажда знаний. Все, что подпитывало ее Акуму. С сам демон сейчас с жадностью прислушался. Девушка была благодарным, интересующимся, идеальным слушателем. Осталось только узнать, простит ли владелец дома ей недавние эмоции? И попадется ли на ее лесть только потому, что она живая?

    +1

    60

    У каждого действия есть своё противодействие. И это было не только законом школьной физики. Нет. В какой-то мере, это было каноном всего мира. И Девушка естественно ждала, что после её совсем не скрытой реакции... Хозяин дома как-то отреагирует. Вполне возможно, что даже не слишком благосклонно. Но, несмотря на это, Бургунди Далримпл, казалось, был только более доброжелателен. Его восхищенный взор был полон обожания. Анна была не просто дорогим гостем, судя по тому, как он вёл себя, но чем-то вроде божества.
    - Подобный богам. -Анна смогла не то услышать, не то прочувствовать странный, но до боли знакомый голос. Но это не было голосом Далримпла. И было более, чем очевидно, что сам аристократ не слышал и не видел ничего, кроме самой девушки. Она была сейчас единственным, что интересовало его. А её слова были для него законом.
    Стоило Ясуде только отвергнуть драгоценности и еду, как резные столы с ними просто растворились в полу, как люди растворяются в плотных болотных водах, что бы исчезнуть навсегда.
    Черноволосый мужчина сел обратно в кресло и взглянул на девушку ещё раз, после её словах о снеговике, о том, что бы забыть о нем и разговоре.
    Ещё одна ухмылка человека, готового служить. Ухмылка человека, которому представилась уникальная возможность.
    - Как пожелаете. Я буду рад быть полезен Вам. - легкий поклон в кресле. Лишь затем, слегка откинувшись назад, Дальримпл завёл неторопливую беседу.
    Так или иначе, это место всегда было местом поклонения. В этом заключается его особая ценность. В древности множество оккультных сообществ верили, что жертвы принесённые здесь смогут открыть им доступ к бессмертию, путешествия в далёкие миры и в другие эпохи. К несчастью для них, скорее всего они просто находились под действиями наркотиков и самовнушений. Но с приходом эфира в этот мир, их вера дала всходы. Вера и море пролитой крови. Это место стало идеальным инкубатором. Коль скоро, время здесь текло куда медленнее, оно более, чем подходило для разного сорта экспериментов, по извращению "веры". В конце-концов, мифические Акума были величайшим доказательством того, как много могли дать люди, если их использовать правильно. Конечно же мисс Скорн и её маленький клуб не могли не воспользоваться подобной возможностью. Методы обучения мисс Аины были... Слишком длительными. - мужчина продолжал говорить. Но, девушка к несчастью, обнаруживала, что просто не может сконцентрироваться на словах выходящих изо рта её собеседника.
    Все её внимание расходилось по окружающему пространству, как и внимание её Акумы. Возможно дело заключалось в недавном выбросе Адреналина и вспышке гнева. А может быть это было просто усталостью навеянной пещерой в купе с почти монотонным голосом Бургунди. В конце-концов, как долго они путешествовали вместе со Снеговиком? А что происходило с ним? Разве это имеет значение? Сейчас и вправду было время забыть о нем. Тем более, когда поленца так мягко трещали в камине, комната наполнялась запахом корицы. А хозяин, почувствовав, перемены в гостье проявлял такую заботу.
    - Вы уверены, что все хорошо? Я почти уверен, что вы прослушали большую часть сказанного мною. Я помню, что Вы отказались от еды... Но может быть, хотя бы чаю? Может быть душ? Или просто прилечь? В конце концов, мой рассказ все же будет ещё не самым коротким. Особенно, если начинать с начала? Вам некуда торопиться. В конце-концов. Проход никуда от Вас не убежит.
    Все вокруг было картиной заботы и домашнего уюта. Все вокруг было как будто создано только для того, что бы девушке было удобно.
    И только навязчивый голос в голове все не унимался. Хотя он и стал куда слабее, как будто находился лишь на задворках сознания.
    - Подобно божеству! Подобно Божеству!!!!

    +1


    Вы здесь » Akuma Project » События настоящего » Castle of Glass