Вверх
Вниз

Akuma Project

Объявление



Рады сообщить вам, что форум Akuma projeсt был благополучно доигран. Администрация более не поддерживает этот проект, но все прошедшие здесь эпизоды и иная информация остаются доступны для прочтения всем желающим. Благодарим за внимание!
  • Почитать всякое можно тут


  • Топы


    Рейтинг форумов Forum-top.ru

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Akuma Project » События настоящего » Castle of Glass


    Castle of Glass

    Сообщений 61 страница 90 из 91

    61

    - Подобный богам.
    «Что?
    Должно быть послышалось…»

    Голос, медленно и елейно разливающийся по комнате, успокаивал Анну. Казалось бы, реакция девушки должна быть иной, еще несколько мгновений назад, когда она присаживалась на пол, устраиваясь сбоку и от кресла и от камина, Ясуда была полна решимости. Была готова слушать Дальримпла внимательно, как никогда, ловить в его словах подсказки, искать решение, если не выбраться наружу, то доставить Снеговика внутрь… но вся ее собранность таяла под влиянием монотонного голоса, тепла камина, уюта комнаты.
    О, мифические Акумы, как же она устала! И в самом деле, сколько уже времени Анна живет в бесконечных тренировках? Сколько стянутых во времени часов проводит она в Стране Чудес, снова и снова изводя свое тело и разум? А сколько времени провела она в этих катакомбах? Все тоннели сливались в один, все минуты в памяти вытянулись в общий поток, завернулись в спираль и сжались в одном этом моменте. Остались только треск огня, практически сомкнутые веки и  все продолжающий говорить хозяин дома.
    Лишь раз Анна вздрогнула и снова распахнула глаза, услышав знакомую ненавистную ей фамилию, а потом и милое сердцу имя:
    «Откуда он знает Элайзу? А Аину? Может…»
    - Вы знакомы с ней? – объяснить точнее кого именно  пророчица имела в виду не вышло.
    Ни одна мысль не доходила до своего логического завершения. Забитые мышцы расслаблялись, веки тяжелели и, возможно, предсказательница свалилась бы на пол, заснув, но нашла в себе силы немного продвинуться к стене и опереться на нее спиной. Бургунди продолжал настойчиво  проявлять заботу. И теперь она не казалась ей такой приторной. Ясновидящая больше не замечала подвоха, но, все е нашла в себе силы отказать.
    - Нет, спасибо. Ничего не нужно. – Где-то на затворках сознания все еще мелькал образ пропавшего друга. – Просто продолжайте, а я посижу здесь. – Ясуда вытянула ноги, прислонила затылок к стене и закрыла глаза.
    Конечно, «видеть» ей это не мешало, Акума все еще вяло блуждала по помещению, но ни за что конкретно не цеплялась. Ей было будто все равно. Но кое за что сонный разум Анны все же зацепился. И, используя какие-то неведомые, скрытые резервы девушка все же спросила:
    - Проход? Что за проход? – язык шевелился вяло и голос казался нечетким, размытым. Открыть глаза уже не представлялось возможным.
    Анна вдыхала запах корицы, старалась слушать Аристократа, но его голос все сильнее отдалялся от нее. Он был где-то там, где знакомый голос, вызывающий тоску, щемящее неудобство и вину снова взывал к Эсперу.
    - Подобно божеству! Подобно Божеству!!!!
    Было слышно, что голос кричал, но крик этот был так далеко, что угадывался лишь по интонации. Надоедливой мошкой он кружил в мыслях Ясуды, не давая ей окончательно упасть в негу и заснуть. И раньше, чем поняла, что делает, считая, что шепчет это своему разуму, негромко, но достаточно четко проговорила вслух:
    - Уймись, Флетчер.
    «Флетчер? Флетчер… Что? Флетчер?! Но как? Мы же не в...?
    Только не это. Ненавижу иллюзии!»
    Анна резко распахнула глаза. Из последних сил, пошатываясь, поднялась на ноги и, все еще упираясь о стену, повернулась к хозяину дома.
    - Сколько я уже здесь?

    +1

    62

    - С мисс Сороуз? Да, конечно. Её семья, а так же её профессия делают её пожалуй одним из самых значительных игроков на поле. Ещё до того, как эфир захватил наш мир, эта женщина была более, чем просто прекрасной барышней, а с приходом этой новой силы... - мужчина старался выслужится перед своей новой гостью как только мог. Стомло ей задать вопрос, как он тут же принимался отвечать на него... Но в таком случае, почему он даже не задумывался на счёт того, что вопрос мог касаться не Аины? Почему он не уходил в подробности относительно Скорн? И почему, каждый раз, стоило ему зайти достаточно "глубоко", как он останавливал себя расхожем фразой - Но всему своё время. Мы ещё вернёмся к госпоже Сорроуз. История этой пещеры начинается... -видя что девушка отвлеклась после нескольких предложений, мужчина начинал с начала, что бы полная картина произошедших событий могла предстать перед глазами Анны. Это было похвальным решением, учитывая насколько несконцентрированным было внимание девушки. Только... Почему складывалось упорное впечатление, что мужчина делает это уже не в первый раз. Сколько раз девушка уже могла слышать о том, что происходило в этих катакомбах до того, как эфир вывернул законы физики в них шиворот на выворот?
    Или же дело было просто в её собственных способностях, почему-то отказывающих работать нормально? Если внимание Акумы разбредалось, то могли ли они обе попасть в странный цикл, где их предвидение мешает им воспринимать информацию правильно? Возможно... Всего лишь возможно... Девушке стоило оставить попытки проникнуть своим взглядом сквозь завесу тайны. Возможно ей следовало бы просто прилечь на кушетку, которая так сладко манила её, возможно бодрящий глоток сладкого ароматного чая бы привёл её в чувства. В конечном счёте... Зачем было торопиться? Чего такого важного было за пределами этих стен, что нужно было нестись сломя голову? Ни-че-го. Абсолютно ничего.
    Проход. Отказ от угощения... Все это слилось в одну точку. Все это произошло на самом деле? Или же девушке только показалось? Было ли что-то вопросом или ответом? Или лишь мыслью об этом? Что было реальным, а что нет? Правда? Вымысел? История? Загадка? Голоса? Что все это значило? Разум, скованный вялой паутиной.
    Но на секунду через неё проскальзывает свет. Свет, которого никто не ждал.
    Неожиданная фраза, которую не ожидал никто.
    Анна назвала имя человека, которого здесь не могло быть. Которого нигде не могло быть. Имя, которое завело хозяина дома в тупик. Было очевидно, что он не был рад, услышав его. Но недовольная гримаса мгновенно сошла на нет. Спустя секунду мужчина вновь был обходителен и добр и отвечал по первому требованию.
    - Около десяти минут, моя госпожа. - его слова подтверждались и небольшими настенными часами, висевшими над камином, мирно отсчитывающими секунды, наполняя комнату мерным звуком, похожим на звук метронома. Ритмичный, убаюкивающий звук.
    - Вы уверены, что все хорошо? Если Вам уже что-то слышится, то может вправду стоит отдохнуть? Я уверен, что мир от этого не рухнет. В конечном счёте, вы и так слишком много ему отдали, вы должны позаботится и о себе! -
    Такая забота. Такая нежность. Когда ещё Анне приходилось слышать, что бы кто-то относился к ней так? Да и было ли подобное вообще? Этот человек готов был подарить ей весь мир, все что у него было. Она была для него самым значимым существом в этом мире. Его идолом! Его богом! Все, чего он хотел, это стать ближе к божеству! Подобным божеству!
    Так почему сквозь пелену приятной неги девушка, где-то на задворках своего сознания девушка едва слышно видела странные образы. Человека откусывающего кусок хлеба и выпивающего вино, а так же свору собак разрывающих на части поток света? Что все это могло значить? Или же это было просто галлюцинациями наведёнными стрессом? Нельзя над собой издеваться так долго. Просто нельзя!

    +1

    63

    Мысли в голове расплывались в стороны, словно маленькие рыбки в речке, если бросить в толщу воды камень. А вода такая теплая, искрящаяся на солнце, ласкающая кожу, просящая, нет, даже умоляющая окунуться в нее с головой, остаться поплавать, расслабиться…
    «Так. Стоп. Шумкару побери, какая речка?»
    Анну сильно шатнуло, она даже, казалось, задремала, и если бы не стена, на которую девушка все еще опиралась, она, возможно, оказалась бы на полу. Прямо на мягком ковре, удобно устроившись на котором, прямо под согревающим светом камина, можно было продолжить слушать сладкий, убаюкивающий голос  пожилого рассказчика…
    «Аннааа, очнись! Ты же прекрасно понимаешь, что он тебе врет, что якобы бережет».
    Предсказательница в который раз тряхнула головой. Фантазии отдыха одолевали ее, напоминали о ее мечтах, о тихой и спокойной жизни, а сейчас это было так близко, что даже руку не надо было протягивать. Но все равно что-то настойчиво свербело где-то под сердцем, где-то в глубине разума, но девушка никак не могла ухватиться хоть за что-то, не могла найти ту самую ниточку, что выведет из лабиринта страшного чудовища.
    «Чудовище. Да!»
    Вот кем  ясновидящая считала этого мужчину всего несколько минут назад, когда тот выгнал Снеговика. Она ненавидела его, злилась на него и совершенно не желала идти на хоть какой-то контакт. Так что же изменилось? Почему Ясуда так быстро передумала сражаться со своим врагом?
    Акума, уцепившись за ниточку привычного любопытства вернула сознание Анны в прошлое, напомнила, как та отказалась от ярости, стараясь быть спокойной. С этого все и началось.
    «Эфир питают чувства. Я не должна забывать об этом».
    Ей было слишком хорошо и уютно в этом месте. Так правильно, как нигде, разве такое вообще возможно? Для такой осторожной и долго привыкающей к окружению личности, как Анна, это было совершенно недопустимо. Значит…
    «Он воздействует на меня?»
    И снова мужчина предлагает отдых. Что же он еще предлагал? Чай... Анна любит чай. И оттого чувства слепой девушки уже нарисовали в фантазии вкус и запах зеленого жасмина… но кое-что изменилось. Теперь в голове проскочило еще одно воспоминание из прошлого. И оно, конечно, касалось чая.
    - К слову, всегда задавался вопросом, а правда ли, что в восточных странах чай подают в таких смешных чайниках.  Я как-то прочитал об этом в книжке, но там расписывалось это все настолько глупо, что я просто не могу верить. Как-то... ну не бывает такого. Зачем кому-то столько внимания уделять чаю? Смешно просто.
    Ясуда тепло улыбнулась. Она помнила, когда это было сказано, хоть и не была в тот момент достаточно «в себе». Помнила полетевшее в нее пальто, в которое укутала свое замерзшее исхудавшее тельце, помнила фрикадельки, которыми испачкала великолепную машину, на которой, кстати, они и приехали к месту разворачивающихся действий. Помнила, как в то самый день приняла решение больше не плыть по течению и бороться. И как уяснила через несколько дней, что нельзя победить врага, не желая этого по-настоящему. И теперь, когда девушка наполнила себя настоящими, не искусственными чувствами, ее разум начал проясняться. Контролировать Акуму стало хоть и не просто, но хотя бы возможно. Теперь дело осталось за малым: узнать, с кем же в действительности Анна имеет дело.
    К тому же странные видения, теперь уже почти четко просачивались сквозь завесу уюта комнаты, добавляли ей сил. Но что же они значили? Человек, вкушающий хлеб и вино оставался для нее загадкой, но определенно не внушал доверия, а собаки, разрывающие свет… лишь один человек ассоциировался у нее со светом и мысль о том, что он может быть в опасности приводила ее в бешенство.
    «И я снова не рядом! Агррх!»
    Так, лелея злость на собеседника, не забывая про нежные чувства к напарнику, провидица решила действовать.
    - Да, вы правы…, - все так же устало, подыгрывая, отвечает девушка. – Надо отдохнуть.
    Неловкий шаг вперед, который, на самом деле был просчитан в нескольких десятках вариаций будущего, Ясуда спотыкается о собственную ногу и падает на колени прямо перед креслом, неловко хватая, будто случайно, мужчину за руку. Сжимает. Сильнее, чем стоило.
    - Знаете, я не умею заботиться о себе. Лучше о других. Но я знаю тех, кто позаботится обо мне, если возникнет такая необходимость. Снеговик, например. Я слышала, как он кричал, как пытался проникнуть сюда. Я уверена, что сейчас он ищет другие пути решения этой проблемы, но если нет, то значит, он уверен во мне настолько, чтобы знать, что я сама открою ему вход.
    Девушка сосредоточилась на голой ладони мужчины. Она прикасалась к нему, пыталась с завидным упорством прочитать все, до чего дотянется. Она начинала с его тела, «увидела», наконец, только сейчас, как изменилось его лицо, когда она упомянула Флетчера Ренна.
    - И Флетчер Ренн. Вам он тоже доставляет неудобства. Замечательный был Акума, верно? Он так помог мне, Вы знаете об этом? – поток Эфира, посылаемый Анной, и направленный на прочтение прошлого этого человека, становился все сильнее. Она видела, как ее светлый, искрящейся белый Эфир проникает через ее руки в руки Аристократа. – И помогает до сих пор. Вы назвали меня «Госпожой». Почему? Покажите же мне! – Нажим все усиливается. Анна старается проникнуть через тело этого человека в нити, идущие от него в недра дома, «увидеть» то, что может скрываться за ними. – И зачем Вам эта связь с домом? Кто же здесь на самом деле марионетка?
    Чем больше вопросов задает себе предсказательница, тем старательнее работает сила ее Акумы. Любопытство подпитывает любопытство. И в этом был секрет большого объема Эфира Анны. А еще в упрямстве и, кажется, даже злости.

    Отредактировано Anna Yasuda (2018-01-12 11:24:09)

    +1

    64

    Все всегда говорят нам, что мы должны поступать правильно, что нужно делать то, что правильно... Правильно, правильно, правильно! Но почему никто и никогда не объясняет нам, как именно "правильно"? Это должно быть настолько очевидно? Но ведь это не так? И что происходит, когда ты поступаешь правильно, но твоё правильно не соответсвует настоящему "правильно" ситуации? Вселенная - одна жуткая шутка, задача которой - просто издеваться над нами.
    Просчитанная схема Анны была более, чем успешной. Когда она, специально запнувшись, упала в сторону хозяина дома, тот даже не думал замыслить подвоха. Он все ещё был самой обходительностью и заботой. Он с удовольствием подхватил девушку за руку... Правда его истинные мотивы были менее благородными.
    В конечном счёте, поэтому он и предлагал ей все эти "угощения", возможность "прилечь", поэтому не замолкал. Он пытался так или иначе как можно плотнее связать девушку с этим домом, физически, эмоционально, морально... Ведь в этом случае, её жизнь, её сознание, её эмоции, все бы это стало его. Его и его хозяина. Он бы принёс жертву и получил то, чего так хотел, пускай и совсем не на долго! В конце концов, девушка уже согласилась остаться у него. В конце-концов, даже в рамках их договора она дала ему кадр бланш на уничтожение надоедливого насекомого. Теперь осталось лишь забрать своё... И, конечно, "сдержать" сделку. Он скажет ей, по какому тоннелю им следует идти, что бы добраться до её цели... Но только в самую последнюю секунду, когда последние капли её сознания будут утекать в небытие. Таким образом, он соблюдет все условия. Она отдаст ему день своей жизни... Потому, что не протянет в этом доме больше, а он даст ей ответы. Все АБСОЛЮТНО ЧЕСТНО.
    Холодное удовольствие садиста почти проскользнуло перед маску боготворения, но мужчина сдержался... Хотя, когда девушка заговорила опять, эмоции Бургунди были куда менее под контролем. Девушка заговорила о покойнике снаружи, она заговорила о Хаосите... Её мысли должны были быть в таком беспорядке, что даже собственное имя она должна была припоминать с трудом, но она не только вспоминала имена... Но и была абсолютно собрана. Почему?! Как?!
    - Что ты дела-А-А-а-А-А! - сила Анны не работала подобным образом, но девушка чувствовала, что причиняет мужчине перед собой почти физическую боль! Вместе с тем, её сила впервые пробилась через барьер, во отрыв он выстраивал, открывая дорогу к его памяти, во всяком случае к части оной. Она относилась к тому моменту, как девушка сказала, что им стоит забыть о "Снеговике". Она пыталась так лишь отвлечь внимание "Дальримпла", но тот лишь воспринял это, как сигнал.
    Он не мог позволить Ясуде зацепиться за что либо в реальности. Ему нужно было устранить помеху, которая, к тому же, могла помешать ему в будущем. Тот факт, что мертвец не смог прорваться обратно в дом, не значит, что он не способен на это. Лишь то, что он пока не нашёл путь.
    Мысленный сигнал был отдан, и свора знала, где найти свою жертву. "Стая" знала, что им позволили приблизиться. А значит они должны выполнить свою задачу. Орава чудовищ должна была быстро разобраться с нарушителем.
    Видение закончилось, вместе с криком Бургунди. Анна все ещё держала его руки, и по странной причине, мужчина все ещё не мог пошевелиться. Он лишь с явной издёвкой смотрел в лицо девушке, ещё недавно которую он боготворил. Его лицо, как будто стало суше, что прибавляло ему ещё с десяток лет. Но голос был все таким же холодным, теперь из него лился лишь яд.
    - Можешь думать о своём "защитнике", что угодно. Так или иначе. Вы больше никогда не встретитесь. Даже если "он" решит выпустить тебя. "Орда" уже переварила все, что осталось от твоего ручного зомби. Теперь даже его запах - исчезнет из этого мира-А-А-А!
    Ещё один душераздирающий крик. Мужчина всеми силами старался противиться силе Ясновидящей, проникающей, через его кожу, но не мог сдерживать её силу. Анна была сильнее. По крайней мере сейчас, когда её воля была собрана и направлена на одну конкретную цель.
    Теперь видение было другим. Девушка буквально парила над гротом, где располагался "дом". Её взгляд проходил по всем тоннелям, что выходили из него, но не задерживались ни на одном, пока она наконец не поворачивалась к самому строению и не заходила прямо за него.
    Со стороны казалось, что постройка стоит в плотную к одной из стен. Но это было совсем не так. Зазор был небольшим, но его было более, чем достаточно для одного человека. Если это ответвление было так хорошо спрятано, то, это могло значить только одно!
    Ещё один внезапный обрыв. Дальримпл тяжело дышал, смотря ненавидящими глазами на юную девушку перед собой. Его чёрные волосы сидели и выпадали клоками, глаза впали, ухоженные руки стали крючковатыми и сморщенными. Теперь он скорее походил на скелет обтянутый кожей, нежели на человека. Но голос оставался все тем же.
    - Эти ответы тебе не помогут, маленькая дрянь! Ты все равно умрешь, как умерли и умрут все, кто когда либо тебе помогал. Вам не встать на пути возрождения! Ключ уже готов! Что бы не произошло! Твоя судьба уже предопределен! А-а-а-а-а!
    Ещё один крик... Слепая девушка могла расчитывать на ещё одно откровение. Ещё одну прогулку по коридорам чужой памяти, но вместо этого... Фигура перед ней лишь засияла ярким светом, а затем спина, задняя стенка черепа и большая половина фигуры "Бургунди Дальримпла", просто выгорела... Последние осколки эфирной защиты мужчины исчезли. И эфир Анны просто выжег его до тела, оставив лишь пустую скорлупу... Каким бы не был элемент эфира. Когда большое колличество одного сталкивается с другим, тот что сильнее - подавляет более слабый.
    Но даже так, девушка могла почувствовать, что дело было не только в её "давлении". Здесь было что-то ещё. Перед тем, как фигура расстворилась, что случилось с нитями? Они просто исчезли или же... Они так же выгорели.

    К несчастью, думать об этом не было никакой возможности. Весь дом наполнился тихим гулом, а затем стол, камин, и даже кресло, просто взорвались. Не было, конечно никакой ударной волны, огня или чего-то ещё, ногих буквально разметало на куски, причём так, что куски материи просто висели в воздухе, как будто так и положено. И в этот момент из стены вылезло оно...
    Существо с длинными крючковатыми руками с длинными когтями, оскаленной мордой полной острых зубов. Чудовище силилось вытянуться вперёд, но не могло этого сделать. Оно было привязано к своей поверхности... Вместо этого, тварь запустила свои когти в стену и медленно, но верно поползла к потолку. Глаза монстра смотрели прямо в лицо Ясуде, и когда оно заговорило... Этого не могло быть.
    - Я мог дать тебе возможность почувствовать себя любимой! Я мог позволить тебе "прожить" жизнь о которой люди могут только мечтать, полной роскоши, счастья и тепла... У нас был договор! Но если ты не хочешь быть моей Королевой... Умри в мучениях, которым нет равных!!! -
    Ещё один жуткий рёв, и в двух местах, где существо коснулось потолка, штукатурка буквально превратилась в два столба пламени, обрушившимся вниз... Но до того, как это произошло... Девушка отчётливо увидела, как это случиться. Какие бы метаморфозы не произошли в этом доме сейчас... Все то, что мешало девушке видеть его эфирную оболочку спало. И теперь будущее для неё здесь было открыто. Что означало, что сейчас было бы самым подходящим временем, что бы покинуть эту смертельную ловушку!

    +1

    65

    - Не, - тонкая девичья рука еще раз взболтала лед соломинкой в бокале слабоалкогольного коктейля ярко-красного цвета, – это просто не может быть правдой! Акумы, Эсперы… уверена, это просто городские сказки Тэкумо.
    - Брось, Анна, если их нет в нашем городке, это не значит, что их нет вообще! Ты же помнишь того чудика с черной кожей? Я, правда, видела, как она сменилась на белую, а потом он и вовсе стал женщиной! – рыжеволосая девчонка тряхнула кудрями и спешно избавилась от остатков своего коктейля.
    - Будешь столько пить, Мариза, и не такое привидится! – Ясуда коротко хохотнула, всего лишь подтрунивая над подругой, полностью уверенная, что та ни за что не обидится. Особенно в тот день, когда Анне исполняется восемнадцать. Подруги, наконец, попали в небольшой бар на углу их района, где крутили рок-н-ролл прошлого столетия и, как оказалось, неплохо смешивали напитки. Во всяком случае, на вкус тех, кто ничего в этом не понимает.
    - Ой, ладно тебе!  Вот уедешь в свой университет, так узнаешь, что я была права! Пойдем, потанцуем лучше!

    В университет Тэкомо Анна так и не попала. Но зато действительно убедилась в том, что все сказки – вовсе не сказки. Только лучше их не рассказывать детям на ночь.
    Слепая предсказательница почти физически чувствовала боль, теперь уже точно, старика. Его ладони сморщивались под ее руками, лицо покрывалось морщинами, а сам он скрючивался, съеживался и голос его был пропитан таким ядом, что напуганная девушка чуть не отпрянула от него, но ужасное видение-осознание вернуло ей уверенность в стремлении к собственной цели. Теперь страх за безопасность Снеговика захватил Анну с новой силой, ровно, как и презрение к тому, кто так опрометчиво угрожал.
    - Черта с два не встретимся! – Пророчица еще сильнее сжала руки врага, избавляясь от последних капель сочувствия в своей душе. – И. Не смей. Его. Оскорблять. – С каждым словом Ясуда практически вдавливала в него свой Эфир, выжимая из Бургунди жизненные соки, как потом отказалось, будто в отместку. Она выдавила из мужчины крик и упивалась его страданиями, не коря себя лишь потому ,что мстила за то, что тот послал своих псов за ее напарником.
    Но снова видение заполонило разум ясновидящей. Она смотрела внимательно, стараясь найти что-то по-настоящему важное. И в этот раз пророчица увидела грот, а в нем тот самый дом, в котором сейчас истязала «бедного старика». Но видение несло ее дальше, в то место, которое было не видно напарникам с того места, откуда они пришли.
    «Выход! Ох, все было так просто!»
    Когда видение закончилось, девушка снова «взглянула» на хозяина дома. Теперь он даже на человека походил с натягом. Уж очень иссохшим стало его тело. Но он каким-то образом еще находил силы выливать на Анну ушат грязи своих слов. Который разозлил провидицу еще сильнее. И все дело было именно в том, что ему удалось задеть ее за живое. Эспер с каждым прожитым днем все меньше опасалась за свою жизнь, но все больше волновалась за близких, за ее новую семью из Дредноута, которая постепенно вставала для нее на первое место. И то, что с ними может что-то случиться приводило ее в ужас.
    - Да заткнись ты же! – даже уважения уже не осталось, и Анна пустила в старика столько Эфира, сколько смогла. Злости уже не хватало. И когда мужчина, вместо того, чтобы дать возможность снова ворваться в недра его сознание начал сиять, а потом и выгорать, предсказательница просто отскочила от него в дальнюю часть комнаты и, тяжело дыша, наблюдала за тем, как медленно исчезает эта жалкая физическая оболочка.
    Эспер отклонилась к стене и уперлась ладонями в полусогнутые колени. Чувство спокойствия и уюта прошло, будто его и не было. Дыхание было частым и поверхностным, словно после интенсивной тренировки. Анна ощущала усталость и понимала, что слишком много сил потеряла в этом проклятом доме. Она не думала о том, закончились ее злоключение в этом доме, где-то на интуитивном уровне она понимала, что если Эфирный дом на месте, значит еще не конец. Поэтому, немножко передохнуть и восстановить дыхание стало первостепенной задачей. Подумать обо всем можно будет, когда они со Снеговиком поедут домой.
    «Надеюсь, в машине есть вода. Жутко хочется пить».
    Отчего-то Анне дико захотелось скорее оказаться в том шикарном автомобиле. Усесться в удивительно удобные сидения, вдохнуть запах лака… пусть Ясуда и не может следить за дорогой, она может наблюдать за тем, как мужчина в белом уверенно ведет транспорт, может быть даже немного вздремнуть…
    Но на все мечты ушло не большее пары мгновений, потому что гул, что неожиданно раздался по всему дому заставил ясновидящую сморщиться, а когда убранство некогда привлекательной комнаты и вовсе поднять руки перед лицом. Но острые осколки не вонзились в кожу, они замерли в воздухе, нарушая и без того шаткие законы мироздания. Эспер быстро отпустила руки,  вытащила из-за пазухи пистолет и приготовилась к чему бы то ни было.
    «Хуже ведь уже не будет?»
    Но всегда есть куда хуже. Особенно, если твой враг стал одержим жадной мести и, как считала девушка, совершенно необоснованной обидой на отказ подчиняться.
    Анна, широко открыв глаза, с ужасом следила за вылезающим из стены нечто. Он был словно ожившим кошмаром и выглядит так отвратительно, как девушка только могла себе представить. И девушка стояла в оцепенении и не могла вымолвить не слова, пока тот рычал на нее голосом Дальримпла. И лишь когда в сознание ворвались два столба света раньше, чем это произошло в действительности, пророчица очнулась.
    «Я снова вижу!» - счастливо промелькнуло в голове, и Ясуда поспешно отскочила от возможного места гибели. А потом туда ударило пламя.
    - Как ты меня назвал? Своей кем? Фу! – крикнула Анна на пороге и бегом выбежала из комнаты в глубину дома, именно к той стене, которая должна быть ближе всего к проходу позади строения.
    - Ас! Ааас!!!  Я здесь! – Ясуда кричала что было мочи, надеясь хоть как-то обозначить свое местоположение. О том, что где она чудище знает и без криков, девушка не сомневалась.
    «Пусть он движется так же медленно. Пусть он движется так же медленно!» - именно так звучала мысленная мантра провидицы в ту минуту.

    Отредактировано Anna Yasuda (2018-01-13 23:27:02)

    +1

    66

    Кап. Кап. Кап. Капли багряной крови медленно капали на пол пещеры. Холодное эхо лишь разносило звук смерти и насилия. Хотя это и не происходило настолько шумно, как несколько минут назад, когда орава этих чудовищ ворвалась сюда. Их было двадцать против одного... Сейчас мужчина лишь осматривал свой костюм, проверяя, не запачкал ли он его кровью. Он выглядел совсем иначе, чем, когда находился рядом с Анной. Взгляд был холоден, лицо безжизненно, но, возможно, что именно это его и спасло... Отсутсвие Анны. Если бы девушка была рядом, то призрак не смог бы использовать свою силу, как ему было нужно сейчас.
    В столкновениях между двумя эфирами выигрывает не тот, чей объём больше. Выигрывает тот, кто может нагнести большее давление. Чем больше эфира можно сжать в наименьшее пространство - тем сильнее будет твоя атака.... И в качестве призрака мужчина мог стать весь свой эфир в одну единственную точку... Этого его противник не ожидал... Никак не ожидал.
    Тела разорванные давлением, смятые, как жестяные банки под гидравлическим прессом, разрезанные на куски, как циркулярной пилой... Они все были мертвы. Никого не осталось. Снеговик так не сражался.
    Но даже короткого возвращения в тело хватило, что бы мужчина вспомнил, что маленький засадный отряд, отправленный против него, не был проблемой. Проблемой был дом. Дом, который отказывался впускать мужчину обратно, что бы забрать его напарницу. Дом, который, теперь, когда мужчина знал, на что он смотрит. Выглядел, скорее пазлом, а не противником. Находясь внутри мужчина не мог понять, что же его так беспокоило, но сейчас...
    - Клетка. - мужчина в белом не мог почувствовать эфира, находящегося внутри, снаружи. Он вообще не мог ничего почувствовать. Но он знал, что движение внутри было. Как минимум Анна создавала его. Тварь, что контролировала это место... Нет, не было никакого места и не было никакого кукловода. Дом и был самим существом... И именно поэтому Дальримпл не мог покинуть его. Потому, что эта замкнутая территория была единственным местом, в котором он мог существовать. Поэтому он позвал прихвостней, поэтому не атаковал его сам. Внешний барьер дома был границей влияния, через которую эта тварь не могла переступить. И если так... То просто забрав девушку изнутри, можно было одолеть чудовище. но пробить подобный барьер снаружи... Это было просто невозможно... Во всяком случае, в его нынешнем состоянии. Нужно было как-то ослабить эфир изнутри, истончить его. И тогда они вдвоём... Но, как они могли скооперироваться в нынешних условиях? Какие у них были варианты?
    Единственным вариантом было - верить. Рука человека в белом легла на внешнюю стену дома. Он отключил зрение, отказался от слуха. Осязание... Если он не мог почувствовать эфир, не мог услышать голос девушки, не мог увидеть, что происходит внутри помещения, то он мог постараться прочувствовать вибрации, проходящие по внешней поверхности. Так или иначе, Анна найдёт способ ослабить эту тварь. Так или иначе, она даст ему знать. И тогда... Тогда ему останется только действовать.

    Тем временем ситуация внутри здания не располагала к долгим размышлением. С каждой проходящей секундой окружающее пространство все больше походило на декорации для фильма ужасов. Углы здания становились все более острыми, обои опадали, оставляя лишь гниющие доски, картины преобретали монструозные очертания, даже пол и мебель, казалось, начинали плыть, подобно таяющему воску. Все здесь отражало суть чудовища, и оно было в ярости. Оно хотело крови и мести! Оно хотело разорвать свою добычу.
    Слова Анны, пускай и мало походившие на оскорбления... Заставили тварь кричать от ярости. Животный крик разнесся по всем коридорам и комнатам. И в момент этого крика... Девушка могла почувствовать, что все её окружение разом стало... Куда менее материальным. На долю секунды все вокруг неё стало походить на плотный кусок желатина... И лишь через секунду, когда кр к прекратился, всевновь уплотнилось.
    Тварь медленно пробиралась по стенам. Она вытягивала себя на руках, но было очевидно, что такая скорость - не следствие слабости монстра... Ему просто не было куда торопиться. Его охотничьи угодия были недосягаемы для других хищников. Жертве некуда было спрятаться.
    - Всего лиш очередная добыча! Всего лишь очередная жертва! У тебя в руках был весь мир! - речи лишенные смысла и значения, слова из которых пески лилась одержимость. В них почти была логика. Извращённая, но все же человеческая логика, однако, стоило девушке упомянуть своего напарника, как
    - ЗАТКНИСЬ, ТВАРЬ! - искореченные руки врезались в стену со всей силы. И это повторилось вновь. Анна могла почувствовать руками, как на короткое мгновение стена под её пальцами просела... Да, буквально на пару миллиметров, но... Возможно это не было приделом. В чем здесь был трюк?
    - Раз тебе так нравится возится с мертвыми... Когда я закончу с тобой, я оставлю твоё сознание куковать среди всех, кто погиб по твоей вине. Я растяну последние секунды твоей жизни в годы... И превращу их в настоящий ад! Только тогда ты почувствуешь всю глубину той пропусти в которую ты обрекла себя!

    +1

    67

    Было так страшно, что поджилки тряслись.
    Когда монстр ревом приказал заткнуться и ударил по стене, Анна испуганно подскочила на месте и вжалась в одну из стен. Откуда-то изнутри ее тела, ее разума, ее души рвался вой, наполненный страхом, потому что все происходящее вокруг будило в девушке почти животный ужас. Дом состаривался, разлагался, рассыпалась вся его внешняя красота; чудовище все приближалось, будто издеваясь медленно, а Снеговик, напарник, друг, защитник все не приходил. Ясуда была на пределе, когда закрыла лицо руками, чтобы не слушать то, что рвется из пасти чудовищного существа и не видеть происходящего. Но предсказательница не могла закрыть глаза таким образом. И, все же оставаясь в той ситуации ровно настолько столько же, насколько и была, ее сознание не смогло сделать ничего, кроме как успокоить само себя.

    - Мариза, какие танцы? Никто ведь не танцует! – брюнетка уперлась руками в стол и не давала уже подскочившей подруге оторвать себя от стула.
    - Вот мы и покажем им, как надо! – остановить рыжую бестию было невозможно. – Ты только послушай какая песня! «…они живут так, что Шумкару позавидует, и я как раз тот Акума, готовый поделиться любовью…»*!
    - Ладно! Пошли…

    Предсказательница вновь и вновь проговаривала у себя в голове слова, недавно прозвучавшие в доме. Она была не готова умереть сейчас. Только не так. Слишком глупо. Готовая бороться до конца, хоть и не понимающая , что она может сделать, Ясуда резко отпустила руки по обе стороны от себя, ударив ими о стены.
    «Что? Мягкие? – для уверенности провидица постучала еще. Мягкость была еле ощутима, но она была. – Это из-за того, что ты бесишься? На что же?»
    Ясновидящая никогда не была занозой в заднице. Она всегда была милой и воспитанной девочкой. Но, все ведь когда-то меняется.
    - А я вот ничего не имею против мертвых! – решив подыграть сама не зная чему, прокричала пророчица тому, что стало со стариком. – Мне только ты не нравишься! И музыку мертвых люблю! Наверняка ведь ты, старикан, застал в живых Короля Тэкумо? О, как я горевала о его смерти! Как жаль, что этот красавчик умер молодым. А помнишь его песню, в которой он восхваляет ту улицу в городе? Тэкумо-Вегас? Не помнишь? Так я сейчас напомню.
    «Я двинулась. Я так боюсь, что окончательно свихнулась».
    Девушка большим усилием оттолкнула себя от стены, чувствуя усиливающуюся гибкость стен и ускальзывая от возникшего из пола огромного шипа, что в одном из вариантов уже прошлого проткнул Анну насквозь. Она сжимала зубы, которые предательски стучали и улыбалась, понимая, что это, должно быть самое странное, что ей приходилось делать в жизни.  Петь для монстра.
    - «Города яркие огни сожгут мою душу, сожгут мою душу огнем…» - не то, чтобы у нее получалось очень хорошо, но разве это сейчас имело значение?
    Шипы продолжали время от времени преследовать ясновидящую и, чтобы ее уворачивания за несколько мгновений до смерти смотрелись еще более легкими и, может быть, раздражающими, Ясуда начала и танцевать под свою песню, постепенно продвигаясь к лестнице. Как знать, может есть смысл попробовать пробраться туда?
    «Я сумасшедшая. Совершенно точно. Верните меня в психушку!»
    - «Да здравствует Тэкумо-Вегас, да здравствует Тэкумо- Вегас!» - пела Анна, осознавая, что он напряжения по на щеках начинают образовываться дорожки слез.
    Эсперу по-настоящему везло, что она видела будущее, потому что иначе выстоять против шипов у нее не было ни единого шанса. Но даже с такими способностями один из шипов почти достиг цели, достаточно сильно разодрав девушке плечо, отчего та схватилась за руку, и прижалась к перилам  уже такой близкой лестницы.
    - Ты не подумай ничего, я  всего лишь позабыла следующую строчку, - рука начала сильно кровоточить. – Чего молчишь? Вот Ас бы подпел мне!
    Было не ясно, близка ли пророчица к правде, но двигаться было нужно. Оттого, затянув следующую строчку, Ясуда вскочила на лестницу и добежала до ее середины, обернулась и как смогла, скорее, проорала последнюю строку, которую успела:
    - «Позволь положить семь целей за один выстрел, да здравствует Тэкумо-Вегас, да здравствует Тэкумо-Вегас!!»

    *адаптированная «Viva Las Vegas».

    +1

    68

    Когда-то давно он был великим учёным! Когда-то давно он был гением, которому не было равных в его специализации! Он был одним из самых уважаемых людей в Бюро. Но все это закончилось здесь в этой самой пещере!
    Тварям вокруг было плевать на его научные степени, достижения, награды, уровень айкью... Они просто хотели сожрать его. Они просто хотели превратить его в жертву, в корм, в источник углеводов.
    Но Бургунди Дальримпл был сильнее обстоятельств! Он собрал свою волю в кулак, смог прожить достаточно долго, смог вложить достаточно себя, что бы повернуть безвыходную ситуацию себе на пользу! Он заключил сделку с тем, кто правил всем здесь! Тот дал ему свою кровь, часть своей силы и своей природы, что бы стать чем-то большим, чем простой Акума или фантом! Его дом стал приманкой! Стал ловушкой! Стал преградой! Даже лишившись своего человеческого тела, мужчина смог получать удовольствия, которые были доступны только живым! Он был больше любого Акумы! Он был больше любого обычного человека!
    И теперь все это ломалось и раскалывалось! Какая-то жалкая девчонка, которая посмела отказаться от великого дара... Теперь выставляла его дураком! Издевалась над ним! Да и к тому же смела упоминать другого! Недостойного!
    - ЗАТКНИСЬ!!! - нечеловеческий крик раздался одновременно с чередой ударов по полу, каждый из которых заставлял вырастать из земли гигантский кол. На такой скорости никто не мог бы от них увернуться! При такой силе, они должны были разрывать черноволосую на части! Но девушка, как будто знала, в каком месте её ждёт смерть и искусно её избегала, продолжая издеваться над своим тюремщиком.
    Жуткую морду перекосило от гнева. С длинных клыков капала чёрная слюна, похожая на горячий гудрон. Но для "Дальримпла", если это существо ещё можно было так называть, это не имело значения. Для него сейчас существовала только его цель и безумный крик ярости, который не прекращался ни на секунду, как будто вторя бесконечным ударам.
    - ЗАТКНИСЬЗАТКНИСЬЗАТКНИСЬЗАТКНИСЬЗАТКНИСЬ!!! - слова сливались в один горловой крик, заполненный яростью дикого зверя. Больше не было мыслей, плана или чего-то подобного, только чистая абсолютная злость, которую нельзя было утолить ничем, кроме крови Анны.
    Но ясновидящая все продолжала уворачиваться, уходя от одного удара за другим, как будто это было показательными выступлениями с очень странным реквизитом, а не казнью.

    - Хочешь поиграться? - неожиданно голос Бургунди стал очень тихим. Неожиданно, после последних слов Анны весь дом наполнился жуткой тишиной, прерываемой только отчетливыми всполохами дыхания чудовища. Они походили на медленно трещавшие в камине дрова. Этот звук был бы почти приятным и уютным, если бы не исходил из утробы подобной твари. В данном случае это было лишь прилюдие к чему-то куда более опасному. - Пол, это - ЛАВА!
    И вслед за произнесенными словами, доктор покрытие обернулось пылающей магмой, наполняющей жаром все окружающее пространство. Больше не было церемоний, криков, сцен. Лишь желание убивать. Чудовище навалило в это убийство все свои силы, предвидя даже то, что девушка сможет уйти от первоначальной атаки. Медленно, но верно уровень магмы начинал подниматься, она сочилась не только из пола, но и из стен, и даже из глазниц и пасти самого хозяина дома. Не было силы, которая бы смогла теперь помешать ему в этом доме.

    Поэтому взрыв раздался снаружи.

    Вопреки своему, порой, весьма клоунскому имиджу, Сэлем был человеком... Сэлем был призраком со здоровым уровнем терпения. Он умел ждать и, что куда важнее, умел выжидать. Его терпение не было бездонной бочкой, но когда он почувствовал, что вибрации в задней части дома усилились, но не открыл огонь сию же минуту. Это было бы глупо с одной стороны, бесполезно с другой, и могло бы испортить план девушки внутри в-третьих.
    Нет, теперь, когда он чувствовал, что здесь что-то происходило, мужчина продолжал прощупывать местность и готовится.
    Одна рука его лежала на поверхности дома, а вторая... Вторая крепко сжимала пистолет, в который наёмник нагнетал практически весь свободный эфир. У него не будет много выстрелов, у него не будет даже второго, скорее всего. Как только тварь почувствует угрозу, она поймёт, что нужно делать и тогда все шансы на успех канут в лету. Нет, все нужно было сделать правильно и с первого раза.
    Поэтому мужчина ждал, каждую секунду прощупывая поверхность дома, что бы проверить, не ослабло ли напряжение эфира хотя бы в одной точке, хоть где-нибудь...
    И спустя несколько долгих секунд ожидания, мужчина понял, что да... Да, и произошло это не в одной точке, а повсеместно с этой стороны. Что-то вытягивало колоссальные объёмы эфира из этой секции. Тварь растрачивала его... Но при этом, на нижних слоях при более низкой концентрации эфира, напряжение начало только рости. Что бы не делала девушка... Она была ещё жива, и она определённо была не на нижнем уровне, иначе бы все это просто закончилось, а если так...
    Он завис в трёх метрах над землёй. Ствол лёг вплотную к стене. Он выждал сколько мог. Он приготовил все, что у него было. Теперь оставалось только верить в Анну, в её силу и её целеустремлённость. В абсолютной тишине со своей стороны стены мужчина нажал на курок, и белая вспышка взрыва соприкоснулась с внешней стеной дома.

    Трудно было понять, что было раньше - белая вспышка, которая отобрала у всех возможность видеть, звук взрыва, или ударная волна, разметавшая куски эфира и материи, все три вещи случились практически одновременно. В одном Бургунди Далримпл был абсолютно уверен. Перед тем, как стена отрезала его от внешнего мира, сомунувшись вновь, он видел Сэлема Вериатаса, метнувшегося за девушкой, взявшего её на руки и мгновенно исчезнувшего в небольшом просвете, который ещё оставался. Его лёгкие взорвались в диком рёве, но спустя менее, чем секунду, уже никто его не слышал. Его добыча сбежала... Впервые за бог знает сколько лет...

    - А ты не торопилась, хочу я тебе сказать. - голос призрака звучал с издёвкой, но по его лицу было более, чем очевидно, что рад видеть свою напарницу. Даже более, чем просто рад.

    +1

    69

    Маризы не стало через два месяца.
    В ее доме, где она жила  с родителями и младшим братом, однажды случился пожар, который за каких-то пару часов сжег пол района. «Взрыв газа» значилось в отчетах. К счастью, погибших почти не оказалось. Не спаслась только Мариза.
    По какой-то роковой случайности в ту ночь произошло много других несчастных случаев, из-за которых пострадала пара десятков молодых людей. И утром именно после той ночи Анна Ясуда проснулась ослепшей.
    Лишь спустя год, когда будущая предсказательница научилась сносно справляться со своими эмоциями, она посетила место, где теперь стоял заново отстроенный дом родителей погибшей подруги, Анна смогла «увидеть», что причину пожара определили не верно. Причиной был впервые пробудившийся рыжеволосый Эспер, который смог создать огонь из ничего, но не смог его контролировать.

    Анна не металась по лестнице вверх-вниз, не пыталась забраться на перила, она просто стояла и смотрела, как все вокруг постепенно тонет в светящейся магме, которая сочилась из всех щелей в этом доме. Предсказательница «видела» как лава льется из лица чудовища и из последних сил сдерживала самообладание, продолжая стоять на месте. И в этой ее выдержке была все ее сила, все, на что она была способна. Не удариться в панику, когда пути к спасению не предвидится – в этом было последние рвение Анны.
    Вид лавы, огня, опасности подступающих со всех сторон напомнил Ясуде о Маризе. Воспоминания о жизнерадостной девушке редко одолевали пророчицу, но сейчас, оказавшись в похожей ситуации, память разбудила сама себя.  И если Анне еще есть куда бежать, то Мари убежать сама от себя не могла.
    «Неужели нам обеим суждено сгореть?»
    Но, провидение, видимо, было благосклонно в этот день. В сознание девушки скользнула  тонкая полоска света, разрывающая пространство дома так сильно, что когда это произошло на самом деле, естественно в намного больших масштабах, даже черные глаза ясновидящей защипало. Зажмурившись, она «видела», как стремительно Снеговик влетел в дом, подхватил Анну и вырвал из припекающего жара дома в промерзлую тишину пещеры. И все, что оставалось сделать внезапно ставшей невообразимо счастливой пророчице – это с силой вцепиться в шею спасителя.
    «Пришел! Не бросил меня!»
    Нежность и благодарность разливалась в душе, отчего чувство прошлой опасности быстро покинуло Анну. Ясуда была безмерно рада узнать, что друг в безопасности, а чувство свободы кружило голову. И даже едкое замечание Снеговика не умерило радость встречи.
    - О, я, знаешь ли, впервые встретилась с домом-убийцей! – с улыбкой, но со схожей манерой ответила пророчица. – Тебе стоило добавить нечто подобное в мою программу обучения!
    Но вслед за радостью пришла и неловкость. Снова Анна оказывается на руках мужчины, отчего начала краснеть и смущенно отворачивать голову. К тому же, вдруг вспыхнувшее в памяти то, как яро она защищала Снеговика перед хозяином дома, даже ей самой теперь казалось странным. А его неприкрытая радость на лице…
    «Лучше я спишу все это на стресс».
    - Я, между прочим, нашла, куда двигаться дальше. Думаю, это стоит потраченного времени. И похвала сейчас была бы куда уместнее, чем упреки, вообще-то!
    Слегка пошевелившись, Ясуда удобней перехватила раненую руку. Из нее продолжала сочиться кровь, и с этим срочно нужно было что-то делать.
    Зрелище мертвых тел в пещере достигло ее разума не сразу. Но когда это произошло, Эспер лишь с тревогой «глянула» на напарника и произнесла:
    - Я рада, что они не причинили тебе вреда. «Видела», как она отправил их на охоту, но ничего не могла сделать. – А потом совсем тихо, но все же слышно добавила, - я волновалась.

    +1

    70

    Его легкая издёвка, её легкая реторта в ответ. Маленькие и несущественные детали по сути, в глобальности происходящего, но все же, почему-то их было вполне достаточно, что бы мужчина со всем внутренним спокойствием спрыгнул вниз и опустил девушку на крепкую старую добрую землю. Все было именно так, как должно было. Все было, как было. Но почему все должно было поменяться?
    Потому, что она узнала, что он - мертв? Но ведь он и сам говорил ей это. В тот самый день, когда она сбежала от Ямато, в тот самый день, когда она решила "сражаться", когда стала одной из них. Было ли что-то странное в заявлении Дальримпла там? Но если так, то почему эти слова так взбудоражили её? Почему она отреагировала на них подобным образом?
    Может быть дело было в решении самого Снеговика, когда он встал на пути её собственного выбора? В конце-концов, никому не нравится, что с его мнением не считаются. Призрак же отмёл её ответ, как ответ неразумного ребёнка, непонимающего во что он ввязывается. Это можно было воспринять как неуважение или недоверие... Как много могло измениться после произошедшего?
    Но все это было мыслями для другого дня. Сейчас у них была задача поважнее, чем разбор странного социального взаимодействия между ними двумя. Сейчас они должны были двигаться вперёд, на встречу чему-то, что контролировало здесь все и вся... Во всяком случае, таково было предположение. Но до того, как пуститься в путь...
    Наёмник внимательно посмотрел на девушку, на её позу, на руки, на то, как она держала собственную руку и зажимала ранение. Без лишних слов Сэлем взял руку Анны и не прикасаясь к самой ране, направил поток света на неё.
    - Будет немного жечь. Придётся потерпеть. - фраза сказанная достаточно отрешённо, но с ощутимой концентрацией. Сначала пришло тепло, потом жар, потом жжение стало болезненным. Мужчина использовал собственные силы, что бы прижечь рану напарницы. Он буквально сшивал края раны собственным лазером, как бы глупо это не звучало в отрыве от ситуации... В боли от происходящего не было ничего глупого. Но через несколько секунд... Единственным напоминанием о ранении был небольшой шрам. - Когда вернёмся на поверхность, профессор уберёт и его... Конечно, уже после того, как прополощет нам обоим мозги, но все же. - в последних словах в равной степени соединились грусть и отрешённость от происходящего. Примерно так выглядят заключённых, когда уже точно знают, что им не избежать смертной казни... В какой-то мире, Граусс был даже страшнее. Смертная казнь все же могла закончится... Но профессор помнил все, а потому никогда не останавливался... И Конечно же мужчина не забудет, что это - не первый случай, когда "его любимая пациентка" получила ранение по вине "оппортуниста не имеющего ни малейшего представления о последствиях его действий".
    - Рано или поздно, ты допросишься. И я включу одну из его двухчасовых лекций для меня в твои тренировки. Посмотрим, насколько осмотрительнее ты будешь тогда. - полу-серьезно, полу в шутку сказал человек в белом. Это весьма и весьма значительной угрозой. Когда человек науки был в ярости... От него действительно стоило держаться подальше. - Так или иначе, все готово.
    С этими словами, Мужчина отпустил руку девушки, и ещё раз внимательно осмотрел окружение, под звук голоса Анны, говорящей, что она видела стаю отправляющуюся за ним. На мгновение глаза мужчины расширились, но через секунду, он был вновь собран и сдержан. Хотя его вечная улыбка... Выглядела несколько иначе, чем обычно. Она была более напряжённой?
    - Не стоит. Я крепче, чем кажусь. И гораздо умнее. И привлекательнее. И талантливее. - сказав все это, наконец "герой" развернулся к тоннелю. Невозможно было разглядеть чем он заканчивался... Но где-то с середины его расходилось лёгкое фиолетовое сияние, которое, Анна видела куда отчётливее своего напарника. Это было кристаллами... Бесконечным множеством их. Примерно с половины тоннеля все его стены были полностью закрыты мириадами и мириадами фиолетовых кристаллов.
    - Я так понимаю, особого выбора у нас нету. - скорее констатация факта, нежили вопрос. Они прошли слишком далёкий путь, что бы сворачивать на финишной прямой. Слишком далёкий.

    +1

    71

    Вместе с тем, что ноги девушки, наконец, коснулись земли, пришла и боль в руке. Во многом дело было в том, что конечность практически безвольно повисла, и боль, растягивая плоть, начала тянуться к земле. Страдальчески поморщившись, Анна прижала рану свободной ладонью.
    «Вот тебе и предсказательница! Серьезно, надо было больше внимания уделять будущему, а не песням», - но размышления мгновенно покинули голову девушки, стоило только напарнику взять ее руку и проговорить предупредительные слова. Пророчица сразу поняла, что сейчас произойдет. Оттого сразу напряглась, нахмурилась и кивнула.
    Стоит ли говорить, что до того, как тепло переросло в слабое жжение, а потом и боль, Ясуда думала вовсе не о прижигании раны. Анна чувствовала тепло, скорее моральное, чем физическое от проявленной заботы, «смотрела» на серьезное лицо мужчины и думала о том, что совсем недавно ей говорил Дальримпл. Он так уверенно и настойчиво называл ее напарника мертвецом, что Анне даже становилось не по себе. В этом странном мире существовало много странностей, но ожившие мертвецы… все они была Акумами. А что если Снеговик - Акума? Такое уже приходило в голову пророчицы и эта мысль совершенно не напрягала девушку. Расисткой она не была ни в коей мере. Но почему же Ас скрывал это? Или не скрывал? Анна не помнила, чтобы спрашивала об этом, а говорить об этом специально необходимости не было…
    - Ай! – пророчица вскрикнула, когда руку сильно обожгло, но боль прошла слишком быстро. – Знаешь, может быть, я оставлю его. Боевой трофей! – в голосе звучала гордость. Наигранная? Ну, разве что совсем немножко.
    Слова о профессоре Грауссе отчего-то задели Анну. Ясуда переживала, что между мужчинами натянутые отношения и то, что ученый ругает Снеговика за происходящее время от времени с провидицей из-за ее ошибок, казалось ей крайне несправедливым. Сама она пыталась разговаривать с упертым стариком, но он только отмахивался, называя ее «наивным ребенком». Может, если им попробовать поговорить с ним вдвоем… как-то объяснить, почему так происходит?
    - О, ты всегда становишься самим собой, верно? – снова веселая манера, но разве не стало все как-то не так? Как-то специально? Естественность происходящего пошатнулась после событий в доме и ясновидящая чувствовала некоторое неудобство от этого и потому, стоило напарнику отвернуться к тоннелю, брюнетка, поддавшись порыву, обошла друга и, схватив его за руку, пылко начала:
    - Так! Не перебивай меня, пожалуйста! - Анна набрала полные легкие воздуха и, медленно выдыхая, продолжила. – Мне не правится, что профессор так срывается на тебе. Не знаю, почему о так относится к тебе, но я намерена положить этому конец. Мы сходим к нему, и поговорим вместе, потому что никто не смеет оскорблять моего напарника. – От произнесенного «моего» Ясуда вздрогнула, но не прервала монолог. – Он должен знать, что все это происходит в какой-то мере из-за меня, и ты ввязался в это, потому что ненормальная Скорн решила, будто я неведомый Истмутский Якорь. И все, что проиходит каким-то образом связывается с тем, что тогда случилось. – Эспер говорила не громко, но уверенно и эмоционально. – Думается мне, ты спасаешь мир, а я, непонятно почему, втянута в это и если могу, то должна помочь. А все эти царапины – мелочь. А этот мужик в доме… - тут Ясуда действительно замаялась. То, что она собиралась сказать, было чем-то более личным, чем сказанное до этого и потому, слова лились несколько медленнее. – Он предлагал мне твою тайну, все время называл тебя мертвецом. Было неприятно это слушать. Я отказалась. И не позволяла ему тебя оскорблять, как могла. – Девушка слегка потупила голову в смущении. – Я не хочу узнать о чем-то важном от третьих лиц, и если ты захочешь мне что-то сказать, скажешь сам. Мне все равно, кто ты, это не изменит моего к тебе доверия. Я просто хочу, чтобы ты знал об этом. – Пророчица снова спокойно подняла голову, и пусть ее лицо все еще заливал румянец, слова ее были полны веселья и тверды. – А теперь давай, встряхни мне волосы, так раздражающе, как только ты умеешь, и пошли уже начистим рожу еще какому-нибудь мерзкому типу!
    Анна улыбалась, ей определенно стало легче. Пусть она, возможно, и наговорила лишнего, зато больше не будет накручивать себе всякое. Наверное.

    +1

    72

    Слова девушки лились подобно водопаду. Она не останавливалась, пока её мощная тирада не была закончена. Любой человек, услышавший её был бы повергнут в шок. Такие речи могли поднять и мертвых из могилы, заставить их взять оружие в руки и идти на передовую, настолько все было воодушевляюще. Но...
    Сэлем не был мертв. И он не был человеком.
    Его рука легко легла на голову девушки, но все было не так. Не было обычной "трепки". Ладонь мужчины просто легла на макушку Ясуды, давая ей понять, что мужчина услышал её и, что он здесь. На его лице была легкая улыбка, но это не было выражением радости, скорее покорности перед происходящим. А затем он заговорил.
    - Это все правда. - три холодных слова, произнесённых с выражением, которая девушка ещё никогда не видела. Это было покорностью и спокойствием, в которых было что-то простое. - Нет смысла спорить, или оспаривать эти вещи. Все то, что было сказанно в том доме, ровно, как и все, что говорит профессор - правда. От того, что в определённый момент ты сделала этот выбор, не делает мой вклад в происходящее меньшим. Как бы тебе сильно не хотелось, что бы все было иначе.
    Рука мужчины поднялась. Он развернулся и двинулся в тоннель. Его шаги отскакивали от поверхности в обе стороны, создавая тяжёлое эхо, как если бы каждому шагу, сделанному им, вторили ещё десять пар ног. Но вопреки этому, голос был чётким и холодным, как горный ручей.
    - Я много вещей, Анна. Но я не герой, каким ты меня видишь. Рано или поздно, этот урок тебе придётся выучить. И, к сожалению, ни я, ни кто-либо из твоих тренеров, ни даже страна чудес не смогут подготовить тебя к этому.
    Ультимативность, холод и четкость каждого сказанного слова... Насколько сильно это отличалось от того человека, с которым Эспера так долго работала? Возможно ли было, что и эта фигура в белом сейчас была иллюзией? Как много бы это объяснило? Но нет. Никакого шлейфа, никаких искажений. Мужчина оставался все тем же пятном без эфира в окружающем пространстве, каким он обычно был. Но не хуже ли это на самом деле?

    Звуки продолжали отражаться от стен, создавая какофонию, давящую на уши, но что такое обычный дискомфорт в сравнении с настоящей угрозой, с которой они сталкивались все это время? Однако, чем дальше двое вынуждены были идти, тем "хуже" становилась ситуация. Не намного, но определённо хуже. Через несколько десятков метров стены начали покрываться густым слоем мелких кристаллов. Анна легко могла узнать их, в конечном счёте, она уже видела подобные наслоения, на кусте, с которым столкнулась ранее, с той разницей лишь, что кристаллы куста были куда плотнее и тверже. Эти же легко раскалывались под ногами с громким хрустом, который все так же расходился в обе стороны. Они издавали лёгкий поток энергии, который Анна легко могла проверить, но ничего хорошего или полезного в осколках заключено не было. Каждый из них был лишь очередной историей смерти, самоубийства, жертвы принесенной в жутком экстазе. Каждая иголка была новым живым существом, будь то жук, зверь, местное чудовище или даже человек. Все здесь перекликалось со смертью и становилось неразделимым.
    И хотя Снеговик не мог видеть то, что видела девушка, даже он встал, как вкопанный через несколько минут движения вперёд. Эхо было все так же сильно, это не могло быть концом тоннеля, но все же что-то заставило человека в белом замереть на месте, а потом присесть на корточки и прощупать землю руками.
    Ясуда же увидела причину происходящего другим образом. Перед её глазами развернулись ... Две картины... Два потока времени накладывались друг на друга, противоречия друг-другу. Один был отчетливым, как будто это происходило прямо сейчас, другой же был абсолютно размыт и испорчен. Крики и агония перемешивались и с тем, и с тем, как будто жертвы не могли определиться, кто же больше связан с их смертями и их агонией.
    В отчетливом временном отпечатке два человека передвигались по тому же тоннелю, что и Анна с Сэлемом. Они разговаривали о том, через что им пришлось пройти, о чудовищах снаружи, о лиане. Но сейчас они были вполне веселы. Анна уже видела этих людей. Тогда, когда она ныряла в коллективное бессознательное ведьм, эта парочка представала перед ней. И мужчина, и женщина. Женщина была куда моложе, чем молодая девушка запомнила её, но было очевидно, что сейчас перед ней находилась будущая Королёва Шабаша. Единственная ведьма, что не пережила приключения с кровавыми сёстрами. Мужчину же рядом с ней Эспера видела впервые с того раза. Слегка худощавый, спокойные голубые глаза, рыжие волосы. Сейчас его можно было рассмотреть получше, но он все ещё был... Всего лишь ещё одним человеком.
    Другой же образ, который "лез" в глаза девушки - образ целой группы пробирающейся здесь. У них не было лиц, действительно отчётливых деталей. Женщина с достаточно пышной копной волос, высокий мужчина с тростью, немного более низкий мужчина, держащий руки в карманах штанов. Ещё одна женщина в чем-то напоминающем вуаль... И ещё один мужчина в Фёдоре, что шёл за ними. Лишь мелкие детали, которые не давали полной картины. Единственным, что давало представление о возможном времени когда эти события разворачивались относительно друг друга и относительно нынешнего момента - колличество кристаллов. В четком видении кристаллы начинались с того самого места, где Сэлем и девушка стояли сейчас. Но во втором их не было совсем.
    - Здесь два следа ботинок - голос Сэлема, абсолютно не подозревающего о том, что только что отнеслось у девушки перед глазами был достаточно спокоен, но все же, очевидно, что что-то беспокоило его больше обычного. - Можешь что-нибудь о них рассказать?

    +1

    73

    Дар предвидения давал Анне возможность четко видеть, как она, стоило только напарнику отвернуться, а потом и замолчать, срывается с места, обгоняет его, преграждает путь, «смотрит», будто в лицо, заставляет обратить на себя внимание, вынуждает внять словам. Весь ее образ говорить о решимости, почти фатальности, бесповоротности. Ясуда даже думает о том, что может ему сказать:
    «Я не сказала, что не верю этим словам. Я сказала, что мне все равно! А еще ты несколько раз спасал мою жизнь. Я буду считать тебя тем, кем захочу. И это даже не шутка!» - последняя мысль, мысль, которую Анна не единожды слышала из уст напарника, отчего-то звучала громче, настойчивее, правильнее. Ее мысли отобрали такое простое выражение, присвоили, завладели им. И все теперь любопытно, не расплачется ли пророчица, когда в следующий раз его услышит?
    Анна не знала, что будет дальше, «видеть» будущее, напрямую связанное со Снеговиком она не могла. Но все равно, ей так хотелось не таить зла, не растить в себе обид, будто брать одной рукой за воротник и в лицо говорить все, что накипело. Но что же произошло на самом деле? В реальном, объемном мире настоящего ясновидящая скромно смахнула со щеки каплю хрустальной обиды, шмыгнула носом, еще прочнее укоренила в себе чувство того, что она всего лишь Анна, и то, что нет смысла внимать ее даже самым пылким речам. Легко вздохнула и устремилась вслед за напарником.
    Девушке не было понятно, почему ее чувства к мужчине в белом так сильны. Откуда взялась эта обидчивая, болезненная привязанность. Возможно, Ясуда себе ее выдумала? Нет, у нее никогда не было таланта фантазировать на тему чувств на пустом месте. Но ведь прошло так мало времени даже с их знакомства. Не сыграла ли Страна Чудес с ее восприятием плохую шутку, или, может, все это первая встреча, где-то в ее сознании (она все еще придерживалась теории, что это был именно Снеговик)? Ответов у Анны не было, и это одна из причин, почему она молчала и держала все в себе.
    «Довольствуйся тем, что есть, девочка, - мысли говорили сами с собой, - радуйся мелочам, так ведь проще жить. Ты же все еще прокручиваешь в голове его голос, и чувствуешь прикосновение к голове. Может, со временем, он научится тебе доверять?»

    Предсказательница шла  по тоннелю, то и дело шарахаясь от особенно крупных кристаллов. Ей не нужно было даже пытаться «заглянуть» в них глубже, они словно сами жаждали поведать своей горькую, печальную, трагичную историю. Хотели поделиться своей смертью. Анна шла, аккуратно, но все равно давила камни, которые с глухим хрустом разламывались. Смерти заполоняли ее сознание и если бы Ясуда увидела подобное хотя бы год назад, она, бы, скорее всего, сошла бы с ума. Но теперь ее разум и сознание были закалены, а потому девушка глотала горячий ком скорби и упрямо шла дальше, решив для себя, что обязательно найдет время оплакать всех, кто пал жертвой безумной жестокости.
    Когда Снеговик замер, пророчица почти врезалась ему в спину, замерев лишь на шаг позади. И дело было в видениях, яркость которых в этом самом месте проявилась сильнее всего. Они смешивались, взбалтывались, пытались вытеснить друг друга, не прекращая вторить о смерти. Нахмурившись и скривившись, Анна закрыла лицо руками, закрываясь от настоящего и собственных переживаний. Девушка углублялась в прошлое, чтобы «увидеть» навязчивые образы точнее.
    Первый образ, до которого дотянулась предсказательница, был намного четче и ярче. Настолько, что узнала людей в них сразу, стоило только разочек уловить их Эфирный след. Даже внешность их была в этом видении доступна. Мужчина, который должен был, кажется, совсем скоро погибнуть от рук идущей рядом женщины, главы недавно разогнанного женского культа, интересовал Эспера намного сильнее. Худой, рыжий, светлоглазый, Анна всматривалась в его лицо так внимательно, как только могла, но все еще не узнавала его. И не знала о нем ничего.
    Второе видение с трудом проникало в сознание. Оно было так далеко, что для того, чтобы вглядеться в него Ясуде пришлось сильно постараться. В этом видении было намного больше людей, но никто из них не был знаком девушке настолько, чтобы она узнала их за туманом прошлого.  Единственное, что было видно достаточно четко, так то, что кристаллов в том видении не было совсем.
    «Это что получается, они могли появиться здесь из-за них? - Одна лишь личная, осознанная мысль вернула Анну в настоящее. Голова пророчицы слабо кружилась, появилась слабая тошнота. – Слишком глубоко в прошлое я нырнула. Надо будет подумать над тем, может ли быть это опасно».
    Голос мужчины вывел из оцепенения.  Не теряя времени Ясуда произнесла.
    - Да… да, конечно, - с силой потерла лицо рукой. – Те двое, жрица и тот, кого она потом убила. Они были здесь и видели все, что через что пришлось пройти нам. Но еще эти люди… Ох, лучше сам взгляни, это сложно, - девушка замолчала и порывисто протянула руку другу, готовая передать все детали видения.

    +1

    74

    Сэлем был немногословен. В тон действиям Анны он лишь обронил одинокое
    - Понял.
    Затем короткое прикосновение рука об руку. Но видение Анны не достигло Снеговика.

    Первым, что УВИДЕЛА девушка, была чёрная стена... Бесконечная стена из черноты, что была темнее самой безлунной ночи. Девушка находилась во тьме, но при этом, она явственно видела эту стену, уходившую в самые небеса... Здесь было небо. Но за жуткими свинцовыми тучами можно было лишь едва едва разглядеть потухшее солнце, походившее скорее на чёрную дыру, рваную рану в небе из которой сочилась жидкость больше всего походившая по консистенции ивнешнему виду на мазут... Чем она была на самом деле? Вряд ли стоило искать ответ на на этот вопрос.
    Рука девушки была протянута. Это от того, что она протянула её снеговику? Или от того, что "видение" играло с ясновидящей злую шутку? Да и вообще было ли это ведением? Могла ли Эспера увидеть что-то подобное в призраке?
    Окружающей действительности было все равно. Она была холодна. Но жестока. В ответ на протянутую руку, стена из тьмы ответила тысячью "чернильных" игл. Некоторые из них оставили лишь маленькие царапины на теле девушки, одна или две прошили её ладонь, те, что поднимались из земли атаковали её стопы. Каждая рождала боль, но каждая следующая притупляла её, как будто... Так и должно было быть.
    Но до того, как эта мысль устаканилось в голове девушки, две пары рук подхватили её. Они тоже выросли из чёрной стены, но они были лишь покрыты ею. Под её маслянистым слоем, они все ещё отдавали белезной. Мужчина в КРИЧАЩЕ белом костюме подхватил девушку, вырывая её из объятий черноты, раскалывая окружающий мираж, "унося" её из мира где могла быть только смерть.
    Мужчина внимательно проверял девушку, прощупывая её руки, шею, лицо, проверяя глаза, что бы убедиться, что с ней ничего не случилось. Его лицо показывало больше эмоций, чем Анна, когда-либо могла ВИДЕТЬ. Даже неожиданная белизна его коже, побледневшей от страха, была чудовищно выраженной. Этот Снеговик не просто заботился о девушке, он невероятно боялся за неё.
    - Ты в порядке? Я не знаю, что произошло. Возможно это опять действия той твари, из самого начала. Не думаю, что продолжать только вдвоём разумно. Нам нужно выбраться отсюда и вызвать подмогу из Ассоциации.
    Мужчина снял свои перчатки незадолго до этого, что бы утереть лицо Ясуды, и его руку и руку впервые не разделяло ничего кроме воздуха. Ровно, как незадолго до этого это делала Эспер, сейчас ГЕРОЙ протягивал Анне руку. Все, что ему было нужно - её ладонь.

    +1

    75

    Сомнений в решении не было. Анна смело преодолевала оставшиеся миллиметры между собственной рукой и рукой напарника. Желание ее было прямо и обычно, всего лишь передача видения, информации, воспоминаний. Но стоило лишь только коснуться, прошла всего доля секунды, но все сразу же стало иначе. Настолько, что понять это сразу даже не удалось. Что-то засвербело в сознании, но кричащая реальность слишком яростно привлекла к себе внимание.
    Предсказательница смотрела на бесконечно высокую, выше, чем хватало взгляда, и такую же широкую стену.  Девушка неверяще вертела головой из стороны в сторону, понимала, что вокруг непроглядная тьма, но смогу увидеть небо. Тяжелое, серое небо, в котором было солнце, больше напоминающее дыру, через которую сочилась неизвестная и оттого еще более пугающая консистенция.
    Пророчица не сразу поняла, что все еще стоит замерзшая в том же положении; все еще протягивает руку невидимому собеседнику, но теперь ее ладонь тянулась к стене и разве она могла справиться с любопытством?..
    Пальцы продвинулись лишь на несколько сантиметров вперед, когда вся стена будто ожила, выпустив из себя тысячи словно чернильных игл, слишком стремительных для Анны. Они царапали Ясуду, вонзались в нее,  протыкали ладони, ноги. Девушка вскрикивала, морщилась, потом замолкала, хмурилась, будто пыталась что-то понять, снова кричала, успокаивалась, смирялась с произошедшим, но совершенно не ориентировалась в происходящем…
    Чернильные руки вылезли из все той же стены и схватили пророчицу. От неожиданности девушка в который раз вскрикнула, принялась отбиваться, бесноваться, но все ее попытки отбиться были тщетны. Ее собственные ладони пачкались в темной жиже, что обволакивала загадочные руки, и лишь когда Анна взглянула на них и заметила белизну, просачивающуюся через тьму, она успокоилась и отдалась на волю происходящего. 
    Сознание было будто в тумане, Ясуда не понимала и не осознавала, что происходит, она чувствовала чьи-то руки, снующие по ее телу, будто попроверяющие, все ли в порядке, а сама при этом продолжала смотреть перед собой, на лицо напарника. Смотрела и поражалась тому, что видит. Столько чувств, эмоций, искреннее переживание. Разве ясновидящей хоть раз приходилось видеть на этом лице такую гамму мимических изменений? И что это еще, страх?
    Голос Снеговика казался чем-то странным, Анна не понимала, что именно не давало ей покоя, но стоило мужчине только протянуть руку, стоило девушке только взглянуть на нее…
    «Что? Я… ВИЖУ!»
    То, что испытала пророчица, не было страхом, к которому она привыкла, не было паникой, с которой была знакома достаточно близко, это был неописуемые, неожиданные ужас, тревога, волнение, которые заставили девушку отшатнуться куда-то в сторону, схватиться за голову, начать смотреть по сторонам и почти кричать:
    - Я далеко не в порядке! – девушка сделала несколько кругов на месте. – Ас, я вижу! ВИЖУ! Посмотри на меня. – Анна метнулась к другу, схватив его за плечи. – Что с моими глазами? – Снова отошла, глядя куда-то в стены пещеры. – Я не чувствую Акуму. Я не вижу время, я… Я не уйду отсюда, пока не найду ее. И к тому же… - Ясуда обернулась к напарнику, подозрительно воззрившись на него, - ты что, знаешь, где выход? Разве не его мы ищем? – брюнетка потерла глаза руками. – В любом случае, я никуда не уйду. Я иду дальше.

    +1

    76

    Каждый раз, когда Анна проявляло собственную волю, как она принимала самостоятельное решения, настаивала на своём, чем бы это не было, Сэлем был горд. Он показывал это разными способами, иногда это было видно лишь по едва заметной улыбке в уголке рта, иногда он откровенно улыбался, в самых редких случаях, он даже озвучивал эту гордость. Это было одной из самых непреложных истин этих отношений, но сейчас... Сейчас она пошатнулась.
    Вместо гордости в ответ на решение Ясуды, вместо радости или уважения, лицо мужчины одеревенело, а затем и вовсе выдало мину, похожую на отвращение. Затем протяжный выдох, а затем "Снеговик" сказал фразу, которую вряд ли можно было от него ожидать.
    - Попробуем ещё раз. Первый блин всегда комом. - тьма, облепляющая костюм мужчины, резко собралась на его лице, а затем превратилась в две иглы, которые ударили девушку прямо в глаза.
    Боль была такой быстрой, такой скоротечной, что девушка практически не успела её почувствовать. Практически. Её мир вновь стал непроглядной тьмой, но в этой тьме была одинокая фигура. Одна единственная невысокая фигура, читающая книгу. Эта фигура с ершистыми волосами посмотрела на ясновидящую, помахала ей рукой, а затем щёлкнула пальцами и Анна вновь оказалась в мире с чёрной дырой вместо неба, стеной из черноты.
    Девушка вновь протягивала руку, а затем её вновь ударили иглы, что бы затем, все тот же снеговик вновь вырвался вперёд, подхватил её на руки и вылетел вверх, разбив на куски ткань происходящего.
    Они вновь стояли в пещере, но теперь, вместо того, что видеть происходящее своими глазами, Анна видела события, как если бы она смотрела на них сверху.
    Девушка видела себя, видела Снеговика покрытого чернотой, видела тоннель. Все это напоминало игру, в которой девушка была игроком, а мужчина в ослепляюще белом костюме покрытом "чернотой" и её собственное тело были лишь персонажами.
    Ас вновь внимательно осматривал девушку, проявляя небывалую заботу и беспокойство. Анна, казалось, была центром его мира. Для него не было ничего важнее. А затем, он вновь протянул ей руку. Но его слова были совсем другими.
    - Пойдём Анна. Я чувствую, что мы уже близко к нашей цели! Мы обязательно справимся со всем! В целом мире мне не нужен никто, кроме тебя!!! - из каждого этого слова лился пафос и напор. И каждый звук, казалось, отдавал заботой, любовью и нежностью.

    +1

    77

    В тот самый момент, когда голос Снеговика замолк, когда Ясуда осознала, что гримаса отвращения на его лице предназначалась ей, предсказательницу прогиб холодны пот, и, ведомая, скорее интуитивным чувством опасности, она сильнее отшатнулась от напарника, так резко, будто бы он ее ударил.
    - Что ты..
    Вопрос закончить не удалось. Чернота, все еще искажающая ткань белого костюма, вдруг сконцентрировалась в одном месте, на лице напарника, и раньше, чем Анна успела испугаться или задаться вопросом о происходящем, иглами воткнулась в глаза провидицы. Девушка не кричала. Она лишь взвизгнула, словно собачонка, а в следующее мгновение уже всматривалась в темноту, силясь узнать человека, представлено перед ней.
    Незнакомец читал книгу. Ростом он был невысок, его отличали, будто колючие, ершистые волосы. Девушка вытянула руку пред собой. Странное желание прикоснуться к чужим волосам, быстро сменилось смущением, когда фигура помахала Анне.
    «Он знает меня?»
    Щелчок пальцев, и мир вокруг ясновидящей меняется. Она снова видит черную стену, и с содроганием предчувствует боль.
    Ясуда снова вздрагивает, когда иглы пронзают ее все еще протянутую руку, снова облегченно вздыхает, когда заботливые руки вырывают ее из кошмара. Снова тяжело дышит, смиряясь с возвращением в реальность. Но вот в реальность ли?
    Верная Акума снова не даёт возможности управлять собой как раньше, не смотря на более привычный ракурс зрения. Анна, наученная прошлым не кричит теперь об этом, не пытается выяснить в чем дело. Да и как ее может волновать собственная способность, когда мужчина перед ней ТАК смотрит? Когда говорит ТАКИЕ слова?!
    «А вот это уже удар ниже пояса».
    Тоска жгутами стянула сердце. Давление на женское одиночество оказалось слишком действенным средством против самообладания пророчицы. Осознание того, что в глубине души она желала услышать подобное, увидеть подобный взгляд напарника на себя, причиняло невыносимую боль. Да лучше б шипы пронзали ее снова и снова! К физической боли Ясуда была больше приспособлена.
    Сложно было точно сказать, что привело Анну в чувства в ту минуту. То ли это были стыд и смущение от собственных чувств, то ли осознание того, что человек перед ней, ее напарник, ее Ас, так вести себя не может, то ли банальное воспоминание, как чернота на его костюме впивается ей в глаза, но как бы то ни было, предсказательница произнесла:
    - Серьезно? – язвительная усмешка. -  А я ведь была уверена, что для тебя нет ничего важнее понтов и твоего дражайшего костюма! Кстати, что за черная дрянь к нему прилипла?
    Мыслей о том, что происходит не было, ровно и уверенности в том, с кем приходится разговаривать. А потому Анна тянула время и надеялась «увидеть» больше при следующей атаке.

    Отредактировано Anna Yasuda (2018-03-21 14:41:01)

    +1

    78

    Слова провидицы вновь шли вразрез с тем, что говорил ей мужчина, протягивающий руку. Она вновь отказывала своему напарнику, вновь уходила от темы, которую он заводи... Но, все же, результат был несколько иным.
    Вместо того, что бы сразу поменяться в лице, мужчина лишь ещё шире улыбнулся и с ещё большей нежностью посмотрел на девушку. Хотя, между словами Анны и ответными действиями прошло короткое мгновение, во время которого, можно было поклясться, чернильные пятна покрылись сетью из маленьких иголок, а улыбка на лице мужчины в "белом" преобрела кровожадный оттенок, но, учитывая, сколь коротким был миг, когда все это произошло, вряд ли были возможны такие уоординальные перемены. Это было лишь воображением, или игрой света и тени... Несмотря на то, что источник света не двигался, а значит тени тоже... В любом случае, это не имело значения.
    Снеговик приблизился ещё на шаг к черноволосой красавице и посмотрел прямо ей в глаза, не обращая на то, что в них была лишь чернота.
    - Ты заставляешь меня забывать обо всем остальном. Я смотрю на тебя всего мгновение, но по ощущениям прошёл не один месяц. Мне нужна только ты. - и вновь протянутая рука...
    Жест, который повторяется уже не в первый раз. Жест в котором скрывается куда больше смысла. Жест, который во все времена нёс почти сакраментальную суть. И сейчас он повторяется вновь и вновь. Почему? Зачем?

    До того, как кто-либо мог бы ответить на это... "Человек в белом", отступает от девушки на шаг. Его выражение лица вновь меняется. Оно становится странной смесью недоверия, удивления, исступления и гнева. Одинокая вена на лбу пересекает лицо, как трещина. Чернота приходит в движение. То, что раньше было лишь грязью принимает все более и более осмысленные очертания, как если бы поверх одной фигуры проступала другая, уходящая вглубь. Как если бы поверх одного человека был нарисован другой.
    - Ты же не можешь... - фраза обрывается ещё до того, как была сказана. Фигура делает ещё шаг назад и озирается, по сторонам, пока не находит идеально центр изображения, которое видела девушка. Если раньше "Ас" смотрел Анне в глаза лишь в физическом плане, то сейчас он разве что только фигурально сверлил её видение, как будто пытаясь заглянуть ей в душу. Но как мужчина мог знать, как именно видит Эспер, если для неё самой нынешняя форма видения была в новинку? Или в этом и заключалась отгадка?
    - Невозможно! Ты не должна?! Или это лишь - голос напарника, каким бы странным он не был перемешивался совсем с другим, чужим - незнакомым. Они шли почти параллельно, как если бы одну запись наложили на другую, но все же они начинали разъезжаться. Среди этих причитаний... Девушка даже могла на короткий миг увидеть, как голова её напарника на секунду как будто съехала, выставив другую, несколько меньшую с короткими грязными золотистыми волосами... Но может и это было галлюцинацией? Как такое могло пройти за секунду?
    - Я должен убедиться! - в этот раз никаких искажений не было. Только очередной приступ боли, когда иглы вновь воткнулись в глаза девушки, но не физические, которые она чувствовала в собственном черепе, а те, которыми она видела. Её зрение вновь заполнила тьма... И она вновь оказалась в тёмном помещении с одинокой фигурой.
    Эта фигура вновь посмотрела на девушку. И сейчас Анна могла разглядеть немного больше. Или же просто запомнить? Несмотря на юный вид, торчащие волосы были седыми, как у старика, а по переносице со лба скрываемого челкой скатывалась одинокая капля крови. Ещё один щелчок пальцев. Ещё одно путешествие сквозь тьму.

    Все было так же, как в прошлый два раза. Начиная от антуража, заканчивая болью и наказанием. Все тот же странный угол обзора не соответствующий собственному углу обзора девушки, все то же появление "Напарника", вот только сейчас он не смог прорваться и спасти девушку. Чернота схватила его со всех сторон, удерживая в миллиметре от Анны. Она пронзала его обагряя все алой, как с картин, кровью, а мужчина с гримасой ужаса и отчаяния на лице протягивал руку Ясуде.
    - Анна! Пожалуйста! Помоги!!!

    +1

    79

    Анна ждала нового нападения. Готовила себя к боли и к тому, что может произойти, но «Напарник», вместо повторения атаки, продолжал улыбаться, казалось еще искренней и нежнее. Или все же на его лице мелькнуло презрение? Все происходило слишком быстро и провидица окончательно запуталась в том что ей приходилось видеть и чувствовать. Когда же мужчина подошел ближе, Ясуде требовалось приложить немало усилий, чтобы не сорваться с места и не постараться убежать, но голос, которым наполняется пещера, заставляет ее замереть на месте.
    - Да кто же ты такой? – Сипло шепчет ясновидящая, снова игнорируя протянутую руку.
    Через мгновение мужчина отступает. Анна не отводит от него взгляда, наблюдая за тем, как его фигура словно расслаивается, чернота движется, принимая форму еще одной человеческой фигуры, фигуры, которой не должно было быть здесь. Сам он озирается по сторонам, что-то ищет, и находит. Центр зрения предсказательницы.
    «Что? Как это возможно?» – Ясуда сама не была уверена в том, что он у нее есть, а теперь, когда некто (в том, что перед не ней не Снеговик девушка уже практически не сомневалась) так пристально всматривался в него, девушка не на шутку испугалась. Как кто-то мог так точно знать принцип работы ее силы?
    А изо рта напарника тем временем вырывались слова, словно эхо, перемежаясь с чужим голосом, пока и сама его фигура не раздвоилась, продемонстрировав ей на долю секунды совершенно иного человека.
    Потом снова слова, будто угрожающие и снова боль, пронзающая иглами до самых глубин сознания. Что-то в этот раз было иначе, но разве мола пророчица понять что именно, когда захлебывалась в собственном крике? Страх и боль захватывали ее ровно до того момента, когда она вновь очутилась во тьме.
    В этот раз Анна узнала того, кто смотрел на нее из этой тьмы. Флетчер Ренн. Девушка потянулась к нему, искренне обрадовавшись. Она доверяла этому Акуме, даже не смотря на то, что тот был мертв. Что-то в его образе помогало ей оставаться в уме. А сейчас, когда с напарником творилось что-то необъяснимое, образ Ренна внушал двойное спокойствие.
    «Но почему я снова его вижу? Не намекаешь ли ты, что я снова в плену иллюзии?»
    Но вместо того, чтобы податься навстречу Анне, прозвучал щелчок, который снова бросил предсказательницу в уже слишком хорошо известные декорации. А потом возврат, обратно в пещеру.
    Анна устала. Происходящее здорово вымотало ее и морально и физически. Девушка не представляла, что ей делать в данной ситуации. Она смотрела на напарника, который, вроде как и не был ее напарником, и ее сердце разрывалось от переживаний. Мужчина был связан чернотой, она снова и снова ранила его, заливая все вокруг кровью, а тот молил о помощи. Жалость и сострадание наполняли сердце предсказательницы. Она не чувствовала слез, что текли  по ее щекам, не чувствовала своего тела, которое снова и снова содрогалось то ли от рыданий, то ли от напряжения. Она боялась сделать хоть что-то, не решаясь сдвинуться с места, смотрела на протянутую руку и не делала ничего. Она не верила, что перед ней ее напарник, а помогать очередному врагу она не желала.
    «Пожалуйста, пусть это окажется не Ас. Пусть я не ошиблась!»

    +1

    80

    Он смотрел на нее... Он видел в её "глазах" сомнение... Он видел в них панику и страх... Но он видел в них и решимость. Решимость, которая выходила не из сиюсекундного порыва... Эта решимость, как и все остальные эмоции могли происходить лишь из одного... Из знания...
    - Ты... Знаешь... Как?! - голос выходящий из глотки Снеговика, разрываемого на части тьмой больше не скрывался. Больше не было поддельных интонаций, не было притворства. Был лишь гнев, и боль, и свет...

    На смену миру бесконечного мрака, пришёл мир бесконечного света... Куда бы девушка не повернула свою голову, она видела только бесконечный белый горизонт. Ну, не всюду, все же. Если бы Анна повернулась вперёд, то она увидела бы перед собой фигуру из абсолютной черноты. Тьма была настолько насыщенной, что странная фигура больше напоминала дыру в пространстве. При этом, визави Ясуды не отличался весьма "жизненным" обликом. Скорее, он выглядел, как простейший детский рисунок. Две тонких полосы вместо рук, две вместо ног, одна вместо тела, и неровный овал вместо головы... Все вокруг выглядело сюрреалистично и глупо, но отдавало запахом жуткой реалистичности и жестокости. Все было слишком честно, что бы быть не по-настоящему. Белое свечение повсюду только усиливало впечатление. Оно не было тем сюрреалистичным, каким отдавала сила Линдермана. Этот белый был белым больничных палат, абсолютно стерильным, лишенным хоть какой-то человечности.

    - Как ты это сделала?! - голос существа странным образом отдавал одновременно и в уши, в голову, к тому же, линии составляющие его тело странным образом вибрировали в такт голосу. Но, самое странное, несмотря на то, что эллипс абсолютного ничто заменял голову этому созданию, девушка могла почувствовать, что он смотрит прямо ей в глаза.
    Да, Анна вновь видела. Именно видела, а не "видела". Как будто почувстввова необходимость прояснить... Тварь прокомментировала.
    - Я предпочитаю смотреть вам в глаза. В твоём случае, это удобнее сделать так, так что тебе придётся привыкнуть. Как ты меня запомнила?! - сначала тихий, почти спокойный тон в конце сменился на привычную ярость.
    Голос все так же вибрировал в голове девушки, линии все так же откликались на голос и на громкость.

    +1

    81

    - Ты… Знаешь… Как?!
    «Знаю что?» - мгновенно придя в себя от изменившегося голоса существа перед ней, мысленно спросила Анна. Спросить вслух у нее не хватило ни духа, ни желания.
    Предсказательница зажмурилась, когда белый свет вдруг залил все вокруг. Слезы, еще недавно льющиеся из ее глаз, высохли быстрее, чем если бы девушка вытерла их. Она оглядывалась вокруг, но не видела ничего кроме бесконечного света и странной фигуры, карикатурой висевшей прямо перед ней. Словно рисунок маленького ребенка, это существо несло в себе слишком мало того, за что можно было зацепиться. И Ясуда не смела ни малейшего понятия кто перед ней.
    - Не то, чтобы это было сложно, - самоуверенно, но все же не громко ответила Анна. Прямого ответа на вопрос у нее не было к тому же, о том, что именно «сделала» понятия у пророчицы тоже не было. И о том, что делать дальше тоже. А потому она слушала и старалась не отвечать на вопросы прямо.
    «Запомнила? Да я понятия не имею кто ты!»
    - Я не настолько наивна, чтобы полагать, что кто-то способен испытывать ко мне столь яркие чувства, - начала ясновидящая, даже не смотря на то, что собственные слова причиняли ей боль. Говорила она спокойно, не реагируя на эмоции собеседника. – Кто ты такой? – на самом деле хотелось спросить «Что ты такое?» - И что тебе от меня нужно?
    Ситуация пугала и напрягала. Анна не знала, что ответит ее собеседник, не знала, как он отреагирует и не имела ни малейшего понятия, что дальше делать. Но все же больше всего ее заботило другое:
    «Если Асом было это существо… тогда где же сам Ас?» - волнение за друга захватывало пророчицу.

    +1

    82

    Ответы Анны, её реакция на происходящее... Обычные человеческие сигналы, которые не так тяжело было расшифровать. Простых ответов девушки было достаточно, что бы понять, что она не играет, не умалчивает.
    Существо спрашивало о воспоминаниях девушки, в то время, как её ответы относились к спектаклю, который разворачивался ещё несколько минут назад. (С другой стороны, кто точно мог утверждать, сколько времени прошло в царстве тьмы до этого с его заковыристой механикой, или в этой "больничной палате".)
    Любой человек бы понял позицию Ясуды... Но перед ней стоял не человек. Чем бы не было это создание - монстром/Акума/фантомом/странной смесью первого, второго и третьего (нужное подчеркнуть) - человеком оно не было. И нормальное общение определённо было за пределами его поведенческой установки. Вместо ответов и пояснений...
    - НЕ СМЕЙ МНЕ ЛГАТЬ!!!! - дикий разбирающий крик, вырвавшийся из трафаретного лица не уходил в сознание девушки... Это было хорошо. Но, даже соприкосновения со звуком этого голоса, порождало в девушке отторжение, как если бы она была графином с вином, в который по капле пытались налить мазут. Ощущение грязи, мерзости, черноты... Даже одного голоса было достаточно для всего этого. - Кого волнует твоя значимость?! Никто не может запоминать мои создания! Никто не может запоминать того, чего не было?! Каким образом ты смогла?!
    Теперь, когда голос вновь вернул себе прежнюю силу доходить напрямую и до разума, "трафарет" вновь начал дрожать. Теперь ему не нужно было говорить, все его тело слегка вибрировало, как если бы он искал свою собственную радиоволну. Но, очевидно, что это было не нарочно. В противном случае, он бы не поспешил остановить себя, как только заметил это.
    - Что же, раз ты не хочешь говорить, я увижу сам!? - не только отсутсвие понимания, но и нетерпеливость. Плохое сочетание во все времена, но, когда они перемешиваются ещё и с значительной силой, дающей контроль над ситуацией... Это - рецепт катастрофы.

    Тварь даже не двигалась. Она просто оказалась рядом с девушкой, абсолютно статичная. Это можно было бы назвать телепортацией, вот только не было ничего, что должно было бы её сопровождать. Хлопок, вспышка, подготовка - ничего. Просто до и просто после.
    Рука "кляксы" поднялась и то, что было просто тонкой полосой... Разошлось на конце на пять составляющих. От "линии" отошли пять сгибающихся иголок... Если первая была рукой пленительна Ясновидящей, то эти иглы, очевидно, были его пальцами...
    Они с быстротой молнии вошли прямо в лоб молодой девушки, и та могла почувствовать боль... Ужасную боль, которая однако не была физической... Более всего это походило на самую жуткую мигрень, какую можно себе представить, а затем помноженную ещё на тысячу. Эта боль исходила не от вонзившихся "пальцев", а от того, за что они цеплялись...  Ещё одно резкое движение и вот рука "вышла" из головы, вытягивая на свет...
    Полосу из тонких плёнок хрусталя, каждая из которых была сплетена с соседней тонкими нитями. Они пролились в пространство из черепа девушки, не оставив и раны. И как только одна из крайних соприкоснулась с глазами молодого эспера, её сознание заполнила картина.

    Вот она стоит рядом со Снеговиком. Она собирается передать ему воспоминание, они соприкасаются руками, но мужчина резко одергивает свою. Он падает на одно колено и начинает кашлять, задыхаться. Его рот резко распахивается, это выглядит абсолютно неестественно, и из него льётся абсолютно чёрный эфир. Но он льётся не на пол тоннеля к кристаллам. Он извивается змеей и делает резкий рывок к Ясуде, расширяясь, стараясь поглотить её целиком, как питон свою добычу. Затем угол обзора меняется. И миру предстаёт Анна, чьё тело покрыто тонкой чёрной паутиной, впившейся в её кожу, как клещ, и мужчина в белом, методично проверяющий пульс напарницы, а лишь затем мир тьмы.

    Видение проходит, но нет сомнений, что увиденное было правдой, все было слишком по-настоящему, слишком отлично от той гламурной картинке, где Ас признавался девушке в любви, или той где он делал её центром своей реальности, или той постановки из фильма ужасов, где мужчину разрывали на части. Мир без фильтров. Это было воспоминанием девушки... Воспоминанием о том, как она оказалась здесь. Была ли последняя часть, позволяющая Анне увидеть себя со стороны, и что с ней происходило, попыткой акумы защитить хозяйку, или просто очередным проявлением любопытства - кто знает.
    Куда важнее было то, что тварь перед ней вытянула на своё обозрение сейчас всю её жизнь и была намеренна рассматривать её жизнь кусочек за кусочком, как на операционном столе у патологоанатома.
    Похожие на иглу руки уже вытянули из общей массы один фрагмент
    - От этого идёт особенно сильный сигнал. Посмотрим! - было очевидно, что твари не было дело до чувств самой девушки. Но она произносила каждое слово с особым градусом садизма, как если бы в отместку за то, что заключённая смелее что-то утаить.

    Рука прикоснулась к тоненькой пластинке, и расколола её своими иглокожих-пальцами... А затем мир заполнился образами, которых здесь быть не могло, красками, которых здесь не должно было быть... Память Анны приходила в движение. И теперь она должна была быть наблюдателем даже в собственной судьбе.

    +1

    83

    Существо кричало. Невозможно было не заметить, что это нечто было в ярости. Оно злилось на Анну, но причину девушка не улавливала. Конечно, встретив такую мощную, практически физическую ярость, Ясуда больше не пыталась что-то говорить, как-то защищаться или строить диалог. Она молчала и лелеяла желание оказаться где угодно в другом месте, но, к собственному сожалению не могла сдвинуться с места. А когда тварь «напала» на Эспера от неожиданности Анна, казалось, забыла даже дышать. Впрочем, когда ее сотнями раскаленных спиц пронзила необъяснимая боль, о дыхании девушка вспомнила в последнюю очередь. Но следом за протяжным криком пришло видение и, не смотря на его странность, Ясуда была рада тому, что видела.
    «Ас жив! И в относительном порядке. Что это за мерзость из тебя рвется?» - хоть частично Анна знала ответ на вопрос, непонятного было все еще больше. Чернота, вырвавшаяся из нутра напарника, поглощала Ясуду в том видении, но то, что мужчина не бросил ее там, остался рядом, согревало и давало силы не сдаваться. И в том, что теперь предсказательница видела реальность, сомнений не было.
    Вся жизнь Анны короткими фрагментами мелькала в памяти, не давая возможности за что-то зацепиться, а тварь, исследовавшая все это, с садистским удовольствием искала что-то, чем можно было полакомиться. И когда нашло, девушке пришлось стать свидетельницей одного из самых темных периодов собственной жизни.
    Когда имеешь возможность прорываться сквозь материю времени в любой момент, когда пожелаешь, вместе с ней приходит способность, которая часто приносит не только выгоду. Память Анны Ясуды была практически идеальной. Очень мало что ускользало из воспоминаний провидицы, к тому же, если что-то было необходимо вспомнить, заглянуть в прошлое и восстановить какие-то события в памяти, было слишком просто. Но был один день, который пророчица помнила слишком хорошо. Раньше он с завидным постоянством приходил к ней во снах, но путем нечеловеческих усилий Ясуда смогла освободиться от влияния прошлого. Но почему же это существо снова заставляет ее пережить те моменты ужаса, с которыми было так тяжело справиться? Чего он добивается? Ответов у Анны не было. Ровно, как и выбора.

    Ясновидящая помнила, как хорошо начинался тот день, но кого интересуют счастливые воспоминания? Лучше сразу бросить ее в самое пекло, проводить туда холодным светлоглазым взглядом, крепко держа ее чрезмерно холодной для человека рукой, словно у покойника. Или ей в тот момент это только казалось? Девушка бесновалась, вырывалась, кричала и рыдала, старалась освободиться от картинок, рыдала, силилась укусить руку, что скармливала ей ужасы жизни, но все было напрасно. Ее только сильнее держали, казалось, со всех сторон.
    - За что? – срывая голос, что есть мочи вопила девушка. – Ты же отпустил меня! Ты же забрал мою память! Не надо, нет, не возвращай ее мне!
    Голос, отвечающий ей, был холоден, жесток и прямолинеен. Ему чуждо было сострадание. Своими интонациями он только сильнее погружал сознание Анны в пучину кошмара.
    - Ну что же ты, Анна? Нельзя отказываться от собственного «Я».  Ты же помнишь наш уговор? Ты так упорно твердила мне, что наше поле деятельности не для тебя, что ты хороший человек и то, с чем тебе приходится сталкиваться в клане, ломает твою психику, что я поверил тебе. Поверил и отпустил. И что же в итоге? Стоило тебе попасть в опасную ситуацию, ты убиваешь двух человек и, что самое интересное, спокойно живешь с этим дальше.
    Младший Ямато холодно усмехнулся, наблюдая за страданиями предсказательницы, которую все еще держал за руку, восстанавливая ей память, всего лишь показывая собственные воспоминания. А воспоминания о грехах, что она совершила, находясь под влиянием клана, давили на Ясуду, ломали ее и причиняли ей невыносимую моральную боль. Она ненавидела себя за содеянное, но ее заставляли примириться и сжиться с этим.
    - Ты неплохо себя показала там, в поезде, твоя тяга к жизни весьма похвальна. Что? – спросил молодой человек, заметив вопрос на лице пленницы. - Ты не думала о том, что все происходящее там было подстроено и подсмотрено? Напрасно. Ты была слишком осторожна, озиралась по сторонам, обходила стороной неприятности, а потому мы немного помогли тебе раскрыть твой потенциал. – Дай Ямато отпустил руку Ясуды, и схватил ее за подбородок, внимательно вглядываясь в черноту глаз пророчицы. - Теперь тебе ясно, что и без влияния клана тьма твоей души вылезает наружу? – еще мгновение и руки, держащие пророчицу, опустились, а сама она, обессилев, упала на пол.
    Прав он был или нет, тогда Анна не смогла решить это. Страх перед собственным прошлым затмил  ее силу воли, а жестокие слова, заставляющие вспомнить о том, на какие низости она была способна, ранили ее душу. Девушка осознавала, что свобода для нее теперь недоступна и, возможно, сейчас Эспер выбрала бы смерть, но никто ей ее не предлагал. Она помнила, из чего могла выбрать: подвалы Бюро, где ее заставят быть покладистой, либо добровольное согласие. Выбор был слишком прост.
    Через несколько минут, когда рыдания провидицы начали стихать мучитель присел перед ней на корточки:
    - Ну-ну. Все уже закончилось. – Нежно, в полголоса говорил он, поглаживая ее по голове. - Пойдем домой, Анна, - подытожил он и протянул руку, чтобы помочь девушке встать.
    «Вот и вся эпитафия» - думала девушка, протягивая в ответ свою.

    Отредактировано Anna Yasuda (2018-04-11 19:18:15)

    +1

    84

    Из тех мелких деталей, что существо из линий и абсолютной черноты продемонстрировало, можно было более, чем полностью, понять, что чудовище не способно было понять человеческие чувства... Но в таком случае, вопрос "может ли человек понять чудовище" был более, чем логичен.

    Мир раскручивался и трансформировался, подобно изображению в калейдоскопе. Краски сменяли друг-друга, обломки сцеплялись, складывались в итоге формируя картину. Картина приходила в движение. Мир оживал. Воспоминание показывало все таким образом, каким его видела тогда Анна. Её эмоции звучали в воздухе, передаваясь "посетителям". Но чёрная класса оставалась недвижима.
    Все было так, как должно было, разве что - несколько темнее. В то время, как девушку и её "пленителя" окружал тонкий, толщиной лишь с ниточку, ареол света. Тварь не спешила объяснять Ясновидящей (если в нынешней ситуации этот эпитет ещё подходил барышне), что происходит. Сейчас она даже не смотрела на черноволосую, во всяком случае не на настоящую. Клякса осматривала Анну из воспоминания. Он искал ответ на свой вопрос... Но... Как только воспоминание начало разворачиваться...медленно, но верно существо переносило все большую часть своего внимания к Даю Ямато.
    У "трафарета" не было глаз. Но холодный пристальных взгляд невозможно было не почувствовать. У него не было рта, но почему-то не отпускало ощущение, что тот искривлён в гримасе ненависти. У "Черноты" не было груди и лёгких, но то, как колыхались линии составляющие его тело... Это не могло быть чем-то кроме как истерической конвульсии. Так продолжалось до самого конца воспоминания... Пока цепочка событий не закончилась, и все окружающее пространство не застыло. А затем все началось заново: все те же эмоции, буквально вращающиеся в воздухе; все та же картинка, погружённая в лёгкий сумрак; все та же речь, наполненная расчетливой жестокостью. Идеальный цикл.
    И с каждым движением цикла, ненависть существа была все более очевидна, все более физически ощутима... Пока, наконец, на третьем повторе...
    - МЕРЗКАЯ ВЕДЬМА!!! - крик, вырвавшийся из неоткуда. Крик, ушедший в никуда. Чистая физическая ненависть. Но было нечто ещё. За секунду до того, как это случилось, белый ареол, который окружал "Трафарета" расширился и захватил границы фигуры Дая Ямато. А затем существо, растопырив свои длинные когти, пронзило лоб представителя благородного семейства. Неужели тварь могла добывать воспоминания таким образом? Неужели его сила была так велика?
    Но то, что монстр делал с Ямато никак не было сопоставимо с его действиями в отношении Анны. Не было кристаллов, не было осколков... Это было просто жестоким насилием. Из центра лба сереброволосого мечника лилась кровь... Кровь и мозговая жидкость. А когда тварь выдернула руку, то можно было увидеть... То, что находилось прямо за головой мужчины - радикальное насилие. Но этого было мало.
    Щелчок длинных, похожих на иглы, пальцев - время повернулось вспять, пускай и на несколько секунд всего лишь. Фигура из воспоминаний была цела. А в следующую секунду тварь из тьмы начисто снесла ему голову. И так повторялось несколько раз. За эту минуту Тварь убила Дая Ямато более 20 раз разными способами.
    И самое страшное... Что Анна Ясуда помнила все это. Девушка помнила, как это существо появилось тогда из неоткуда... Как оно убило Ямато... Как он продолжил говорить, несмотря на это. Как его убивали ещё раз, и ещё раз, и ещё раз, и ещё раз. Но в то же время она помнила, что они разговаривали только вдвоём, и она помнила этот момент, где она оказалась со странным чудовищем среди своих воспоминаний, где, желая узнать больше о ней, существо лишилось малейшего самоконтроля, столкнувшись с Ямато...
    Или дело не в Дае, а в том, что он делал? И что происходит с её воспоминаниями?

    +1

    85

    Ясуда была сломлена в тот миг. Мало того, грешной мыслью ее было, что это навсегда. После всего навалившегося на нее груза она считала, что оправится от этого, будет совершенно невозможно, что теперь она навечно слабая кукла-марионетка клана. Что все, на что она теперь способна это пассивное послушание и исполнение приказов. Одна часть ее личности даже радовалась этому, думая, что вместе с пассивностью придет и равнодушие к чужим прошлому и чувствам, но, как оказалось, зря. Очень быстро судьбы других людей разбудили эмоции Анны, и она стала во многом прежней.
    Самые же большие изменения перетерпело отношение Ясуды к Даю Ямато. Этот человек настолько талантливо манипулировал ею, что ненависть, которую предсказательница испытывала к своему мучителю то и дело видоизменялась, порой превращаясь в подобие садистской зависимости. Все «пряники», которые на фоне бесчисленных «кнутов», что получала Анна, казались ей манной небесной, и не испытывать благодарность девушка не могла. К тому же, тут нужно отдать должное главе младшей ветви, он часто делился с ясновидящей своими воспоминаниями, отчего связь между ними крепла. Так, во всяком случае, думала пророчица.
    Что же касается пугающей сцены, что снова и снова прокручивал перед ней «рисунок», Анна старалась взирать на нее с холодным спокойствием. Для нее все это было уже пережито, вымучено и даже почти забыто. Ясуда могла терпеть происходящее. Но ровно до того момента, когда услышала истошный крик, от которого вздрогнула и словно взглянула на происходящее под другим углом. И в этот раз снова и снова страдать приходилось не ей.
    - Нет, - тихий шепот. Предсказательница невольно задержала дыхание, наблюдая за бесчеловечной казнью. Но не решилась сделать хоть что-то.
    Картинки менялись снова и снова. Существо вгрызалось не только в Ямато, оно меняло воспоминания, восприятие Анны, отчего боль в голове становилась нестерпимой. Но Ясуда терпела. Тихо постанывала, хватаясь за голову, мечтала о помощи, хоть какой-то, но терпела, не вмешивалась. Почему? Ответ был загадкой даже для самой ясновидящей. Она продолжала смотреть на пытки перед ней, почти упивалась тем, что видела, страдания Ямато приносили ей удовлетворение. Но ровно до тех пор, пока чудовище не повторило убийство.
    - Нет! Прекрати, оставь его! – всем своим существом Ясуда стремилась защитить ненавистного ей человека. – Прочь из моей головы! И не трогай его! – разум раскалывался на мириады кусков. Анна не осознавала, где настоящее, где иллюзия, где прошлое, и где реальность. Девушка защищала человека, которого ненавидела, человека, которого презирала, человека, которого, не смотря на все, что он совершил, прощала снова и снова.
    - Оставь мой разум в покое!

    +1

    86

    На что рассчитывала Анна, когда вставала на пути разъярённого чудовища? Чего она ожидала? Что она сможет остановить существо, которое уже не раз показывало, что даже не испытывая каких-либо сходных с ней эмоций, оно бы все равно предпочло навредить девушке? Неужели ясновидящая действительно ожидала, что её вмешательство сможет остановить кровавую казнь, или хоть как-то отсрочит её... "Ожидать чего-то подобного было более, чем просто глупо,"- так сказал бы каждый. Однако, именно это и произошло... Вопреки всем законам логики, вопреки всему произошедшему до этого... действия Анны заставили "кляксу" остановиться.
    Его тело замерло в одном положении. Рука с пальцами, как иголками, остановилась в миллиметре от лица юной девушки. Волна из ветра, окатившая лицо Ясуды, не позволяла усомниться, что если бы её голова и конечность её пленителя столкнулись... Результат был бы более, чем "красочный". Но этого не случилось. Если это нельзя было считать победой, то, во всяком случае, это определённо было шагом в её сторону.
    Клякса выровнялся, его тело больше не вибрировало. Он отдавал спокойствием. Даже без глаз сейчас он внимательно осматривал девушку, пока белая рамка, окружавшая его  не оттянулась от фигуры Ямато. Было бы глупо ожидать, что он расскажет почему он остановился. Этого и не произошло. Вместо этого "Трафарет" развернулся и подошёл к фигуре Анны Ясуды из воспоминаний. Вместо белого контура девушку окружил абсолютно чёрный. Существо склонилось над сухой из воспоминаний его голова потекла.
    Можно было ожидать, что это - просто фигура речи. Однако, это было не так, невидимая граница, которая удерживала его голову в той форме, в какой она пребывала до этого просто растворилась, позволяя тьме просто вылиться потоком наружу. Но при этом, она не заливала все и вся. Нет, она накрывала слой за слоем девушку, пока полностью не укрыла её, а затем... По ткани воспоминания пошли маленькие чёрные швы, расходящиеся от девушки во все стороны. "Голос воспоминания" затихал. Воздух больше не был заполнен мыслями Анны и её ощущениями. Они притупились, а затем и вовсе затихли. А в следующую секунду трафарет упёрся своей головой в покрытую тьмой Анну и... Съел её?
    Это выглядело более, чем странно. Это не было похоже на "пожирание", но как можно было описать это иначе? Его голова соприкоснулась с головой "воспоминания", и та медленно, но верно просто вошла в него вместе со всеми швами. Теперь здесь находились лишь "Трафарет", настоящая Анна, Дай Ямато и части окружения, которые не были затронуты тьмой. Воспоминание стало тусклым, блеклым. Оно больше не повторялось и не искажалось. Было справедливо предположить, что существо опять копалось в голове Ясновидящей, но вопреки произошедшему, Девушка помнила, как была здесь, как все происходило здесь. В её голове не было и намёка на то, что какое-то чудовище пыталось сожрать её во время встречи с Даем. Черт, даже искажения относительно смерти Ямато медленно, но верно сходили на нет.
    А затем корка, окружающая их, лопнула, и воспоминание рассыпалось, как будто его и не было. Вновь были только двое, белый войд без границ и возможности зацепиться за что-либо и рассыпанные в воздухе кусочки сверкающего хрусталя - память девушки. Память, в которой, в этом не было никаких сомнений, тварь собиралась продолжать копошиться. Что бы Анна не сделала, когда проявила характер и встала на пути "смерти", не заставило тварь отказаться от его первоначальной затеи.
    - Следующий! - снова этот ревибрирующий голос. Снова калейдоскоп. Снова формирование воспоминание. Но, если бы девушка присмотрелась к фигуре, то она бы заметила... Заметила, что в самом центре его головы находился маленький кусочек, который выглядел ещё темнее, чем он весь.... Кусочек, которого не было до того, как тварь не "съела" другую Анну.

    +1

    87

    Чудовище замерло. Замерла и Анна с трудом осознающая происходящее. Все ее сознание находилось в каше, изменялось, смешивалось, искажалось. Разобрать, что происходило на самом деле, что было плодом ее воспоминаний или фантазии, и что было создано непрошеным гостем ее разума, получалось все сложнее. Мироздание, окружающее ее искажалось, всю ее сущность пронизывала тянущая боль, и больше всего хотелось вернуться в реальность, где все было кристально ясно. Ну, во всяком случае, того, что касалось восприятия.
    Происходящее пугало и завораживало одновременно. Когда существо поедало Анну из ее же собственных воспоминаний, предсказательница даже не дернулась, чтобы попытаться пресечь его действия. Все вокруг словно терялось, пропадало. И все, на что была способна провидица, это наблюдать за тем, как она, прошлая Анна, сломленная и подавленная, исчезает поглощаемая странной фигурой незнакомца. Но отчего-то это не имело особого значения, особенно в свете следующих событий.
    «Да что тебе нужно от меня?» - не в силах произнести хоть звук думала девушка, когда услышала требовательное «следующий».
    Тварь лезла дальше, она хотела больше. Сознание Ясуда сотрясалось под его действиями, снова мелькали картинки, образы, краткие мгновения прошлого девушки, которые и без прямого вмешательства «трафарета» были доступны ей в любое время. Но сейчас, сейчас все было иначе.
    Неожиданно время будто замерло. Силуэты, возникшие перед глазами, были нечеткими, размытыми, и ясновидящей понадобилось какое-то время, чтобы вспомнить, из какого промежутка времени были эти воспоминания. Но когда понимание пришло к ней, осталось только недоумевать. Все, что было доступно зрению, это темный, кажущийся бесконечным коридор, по которому брела тонкая, почти эфемерная фигура девушки, которая вместо крови истекала чем-то светящийся-белым, будто серебристым. Тело ее разлагалось с каждой секундой, она выла и стонала, звала ее – Анну, но ответом ей был только хруст что-то пережевывающих челюстей.
    «Это не мои воспоминания. Они принадлежат моей Акуме. – Чувство нежности к маленькой фигурке захватило пророчицу. – С кем же мы до этого воевали, маленькая моя? Не собой ли? – но злоба и негодование оставались сильнее. - Как же глубоко ты забрался, монстр?»
    А между тем время шло, и умирающая Акума добралась до еле различимой двери, из-под которой пробивалась полоска света. Она, радостная, счастливая, ускорила шаг, направляясь к ней, а сама Ясуда знала, кто ждет ее за дверью.
    «Я… а потом и... НЕТ!»
    - Нет, нет, не смей красть и уродовать их! – Анна старалась закрыться от видения, всеми силами старалась закрыть от внимательно наблюдающего за всем существа свое прошлое. – Прочь из моей головы, не тронь их!
    Предсказательница защищала свою обезображенную Акуму, с которой всего через несколько минут, наконец, найдет общий язык, защищала себя, словно обновленную, которая впервые за долгий промежуток времени решила бороться за свою жизнь. И защищала мужчину в белом, что совсем скоро должен был явиться к ней, вернуть ей уверенность и занять место центральной фигуры в ее судьбе. И если смотреть на страдания Дая Ямато Анна вполне могла, то позволить твари затронуть образ Линдермана она не могла.
    - Эй, ты, какого черта тебе нужно? – Ясуда всматривалась в силуэт врага. – И что это за гадость в твоей голове? – что-то маленькое и черное возникло в центре головы фигуры. Раньше девушка совершенно не обращала на это внимание, но теперь, когда стремление вырваться из тюрьмы собственной головы стало достаточно велико, любая мелочь стала иметь значение. – Может, дашь мне потрогать?
    Изо всех еще теплящихся сил предсказательница протянула руки к голове чудовища…

    +1

    88

    Холодная тишина тоннеля... Странное выражение. Как у тишины может быть температура? Как её измерить? Может ли тишина приболеть? Может ли у неё быть жар? Или же её температура сродни температуре воздуха? Может быть сейчас тишина была "холодной" из-за температуре в этом странном тоннеле, покрытым маленькими кристаллами? Но тогда она должна быть скорее "прохладной", разве нет? Нет. Во всяком случае - не сейчас.
    Сэлем не мог ощущать температуру, не мог чувствовать холода, но если бы каждое движение тела не было лишь проявлением его воли и силы, то его бы пробил самый жуткий озноб, какой только можно себе представить.
    Это произошло почти мгновенно. Наёмник лишь собирался принять воспоминания Анны, что бы увидеть, что произошло здесь ранее, как жуткий "прилив" странного эфира, что терроризировал его все время, пока они были в доме и в катакомбах, настиг его вновь... Но в этот раз - куда сильнее и резче. Не было предупреждений, не было напряжения. Просто одно мгновение невероятной силы, как будто что-то изнутри просто решило выйти из тела "Снеговика" Чёрная рвота лилась на пол... Но затем резко изменила направление и дымом прошла Ясуду насквозь, после чего растворилась в воздухе. А затем девушка просто потеряла сознание. Все, что успел сделать мужчина - поймать напарницу до того, как она упала на кристаллы...
    Он проверил девушку, как мог. Дыхание, зрачки, пульс... Все свидетельствовало о том, что Анна жива, но при этом она не реагировала ни на что... И если бы на этом все кончалось, то наемник бы так не тревожился. Поверх кожи девушки проступала тонкая чёрная сетка. Почти невесомая, проходящая по линиям капилляров кожи. Не толщи паутины, но определённо источающая тот же эфир, что так донимал Сэлема. И самое плохое... Сколько бы мужчина не пытался убрать её... Та не исчезала. Она просто появлялась вновь... И вновь... И вновь...

    Но этого Сама Анна не могла видеть. Что бы не происходило с ней в реальности, это было для неё даже большей загадкой, чем для её напарника. Зато она могла видеть чудовище, которое продолжало манипулировать её воспоминаниями, в то время, как оно оживило ещё одно. И если в предыдущий раз девушка была сдержана до того момента, как тварь впала в бешенство, то сейчас девушка решила предпринимать радикальные шаги со старта.
    Но поведение и самой твари изменилось. Если в прошлый раз крик девушки возымел практически мгновенный эффект, то сейчас... На лице существа возникла "гримаса" (если забыть о том, что его голова все ещё была лишь пустым кругом), ко орая бы более всего походила на "самодовольство"?  Отчего-то, это напоминало лицо "Снеговика" в некоторые его моменты.
    - Или что? Что ты сделаешь? Что ты можешь сделать? - тон полный яда и злобы... Вернее, того, что должно было быть ядом и злобой... Так они должны были бы звучать! Если бы исходили из уст человека, который ничего о них не знал.
    Все большая и большая часть этого существа напоминала лишь часть чего-то. Часть незаконченную, часть обрывочную. Шаблон? Набросок? Кукла? Но почему? И что могла кукла искать в воспоминаниях?

    Вместо того, что бы ответить на вопрос.... Вместо того, что бы получить ответ на свои вопросы... Анна "вонзила" свою руку в голову своего "виза ви". И в этот момент Ясуду захлестнули эмоции и образы. Смирение, покорность, отчаяние, слабость, страх, подчинение они сопровождались жуткой чернотой, но в этой тьме была и свобода, отсутсвие ограничений,  отсутсвие контроля... Там была...

    Когда видение развеялось, девушка обнаружила, что она лежит на полу своего воспоминания, в то время, как фигура уже возвышалась над Анной Ясудой из воспоминаний, держащую в объятиях свою акуму. Тварь съела их обеих. Она съела их, смотря прямо на ясновидящую, смотря прямо ей в глаза. Воспоминание продолжало прокручиваться медленно, но верно. И в тот момент, когда дверь открылась и из неё полился свет... Одним резким движением тварь разбила дверной проем, стерев все, что было за ним. Это не отразилось на воспоминаниях девушки. Было очевидно, что посыл в данном случае заключался совсем в другом. Существо просто действовало наперекор своей пленённой. Оно антогонизировало себя. Или же...
    - Так что ты будешь делать, Анна Ясуда? Что ты можешь сделать? Сдашься, как ты привыкла? Оставив все на волю другого? Ведь это - так комфортно. Или же, ты будешь ждать спасителя? Потому, что никто не придёт к тебе на помощь!

    Жуткая чёрная морда смотрела пристально и внимательно, не меняя даже позы после своей трапезы. И тем временем, как воспоминание медленно осыпалось в пропасть, начиная от того места, где раньше был Линдерман и свет, можно было увидеть, что кусочек более концентрированной тьмы увеличился, теперь это походило на две половинки сферы, которые кто-то разрезал ровно в центре и разогнул.

    +1

    89

    - ... ... ... Холодно. Мне так холодно. ... ... ... И темно... Так темно... -

    Он смотрит на неё. Они прошли так далеко. Они шли так долго. Хотелось бы сказать, что ничего из этого не имело значения, но имело... Огромное! Как бы он не хотел отрицать, но он никогда бы не справился в одиночку. Жуткая лиана, пожирающая людей, жуткие чудовища, которые бродят здесь, жуткая пустой грот, где умирают звуки и надежда, пропитанный эфиром, но где нет ничего кроме давящей тишины - все эти препятствия они смогли преодолеть лишь вместе. Но оно того стоило. Чёрное озеро было уже совсем близко!
    - *************************. - Что он говорил тогда? Как много для него значит её поддержка? Как он был рад, что их пути пересеклись? Или же он признавался ей в любви, окрылённый скорым успехом их предприятия?
    Кто-то бы назвал это глупым, но разве мог хоть один мужчина на самом деле устоять перед этой красотой? Чёрные, как смоль волосы, глубокие глаза, нежный оттенок кожи. Конечно он знал, что её община не признавала отношений... Но даже наряд, напоминающий об этом, не мог не привлекать внимание и не будоражить гормоны молодого юноши. Открытые плечи, лёгкая, почти прозрачная красная ткань. Но это все было бы потом. После незначимых слов, которые услышала только девушка и своды тоннеля.
    Она лишь слегка улыбнулась в ответ, той самой улыбкой, которая позволяла ему сохранять самообладание и идти вперёд. Этого было достаточно, что бы преободрить его. Этого было достаточно, что бы он развернулся и продолжил идти вперёд, занятый размышлениями. Поэтому он не услышал...
    Поэтому, когда они выходили из тоннеля к чёрной воде, он не услышал как слегка дрогнула цепочка, как железо коснулось железа. Он не услышал, как взметнулась рука, как маленькие ножны слегка ударились о камень. Все, что он помнил из того времени - жар... Жуткий жар, который исходил из двух точек в его теле. Одна - слева в горле, а вторая - чуть ниже поясницы в спине. Не было боли, не было страха, не было удивления... Был только жар. А потом он упал и все залилось красным, красным цветом его крови... Красным цветом её одеяния.
    Он чувствовал, как его тело медленно погружается в чёрную воду, но это происходило достаточно медленно, что бы он успел услышать её слова. И ей хотелось, что бы он услышал.
    - Прости, мой дорогой. Но там откуда я пришла, такой как ты может быть только безголосым рабом. И ты был слишком хорош для этой позиции. Поэтому, я давно решила, что ты станешь жертвой. - она повернулась, осматривая пространство вокруг. - Судя по всему, это место и вправду любит свои жертвы. Думаю, что этого будет достаточно ради нескольких капель чёрной крови. Не переживай, когда-нибудь, когда я неизбежно возглавлю своих сестёр и обучу их всему тому, что мы можем сделать с помощью этой силы... Я обязательно расскажу им о твоём вкладе. Ты будешь первым среди всех подобных тебе - А затем девушка просто погрузила маленькую стеклянную колбу в озеро, помахала на прощание и ушла...

    Удивительно, на сколько долго могут тянуться несколько секунд, когда это - твои последние несколько секунд. Я помню её уход. Я помню вечность после этого. Я помню, как я тонул, но не исчезал, не прекращался, не останавливался. Я помню крики, которые взывали ко мне. Я помню ужас и агонию. Десятки, сотни, тысячи голосов взывающих и требующие мщения. Всех их использовали. Всех их оставили сюда умирать. Все они были лишь инструментами в чужих руках. О каждом из них забыли.

    А потом все вдруг замолкло. И в ужасающей тишине, подобной той, какую я слышал лишь в том большом гроте перед тоннелем я услышал голос.
    Я помню голос. Он был сильнее, чем те, звучавшие раньше. Он был прямее. Он был целеустремленнее и злее. Этот голос знал секреты этого места. Мужчина обручил его им. Он знал, силу жертвоприношений. Он знал силу времени. Он знал, как подчинить других. Он знал как понять других. Он знал как стать кем-то другим. Это был мой голос. И все изменилось.

    - ... ... ... Холодно. Мне так холодно. ... ... ... И темно... Так темно...  -
    - Так хорошо! -

    +1

    90

    Анна дрожала всем своим существом. Дрожала ее душа, фантом ее разумп, или чем она была, дрожало ее сознание, и, девушка бы не удивилась, узнав, что ее тело, за которым сейчас так трепетно присматривал напарник, тоже била мелкая дрожь. Предсказательница боялась того, что было перед ней. Боялась, что враг продолжит копаться в ее воспоминаниях, боялась, что не сможет выбраться из происходящего кошмара, не выберется из паутины собственной памяти, не покинет, наконец, пещеру, где лежала ее физическая оболочка. Но больше всего пророчица волновалась за Снеговика, в одиночестве находящегося в пещере. Как долго он будет пытаться вернуть ее? Как много времени еще проведет в катакомбах перед тем, как решит, что пора бросить ее там и двинуться дальше? А если он решит взять ее с собой? Не будет ли ее безвольное тело непосильной обузой? А если она не очнется, не ляжет ли ее смерть грузом вины на его душу? Пусть Анна и не могла видеть глаза мужчины так, как их видят зрячие, но все же успела разглядеть в них что-то такое, что пугало и завораживало одновременно. Она чувствовала, что он пережил намного больше, чем ей было известно, но лезть в его душу без разрешения она не смела, хоть и было готова доверить напарнику свою душу без тени сомнения.
    Слабо постанывая, Ясуда медленно поднимала свое призрачное тело с пола. Упереться одной ладонью, другой… напрячь локти, оторвать от поверхности корпус, - голова кружилась от того, как много чувств и картинок совсем недавно единым потоком хлынули в память, - встать на четвереньки, и, в конце концов, пошатываясь на ноги. А тем временем, чудовище уничтожало то, что дарило пророчице силу и надежду, оно исходило ядом, говоря страшные слова, силилось сломить. И от горечи его голоса лицо ясновидящей морщилось от отвращения.
    «И чего я тебя слушаю? Не для того, я столько времени провела в Стране Чудес в одиночку, чтобы так просто сдаться! И я, судя по всему, вовсе не одна. Моя Акума все еще со мной, иначе как бы я попала в твою память?»
    - Ты, - дрожащим голосом полным, не смотря ни на что, уверенности, произнесла девушка, - видимо, крайне невнимательно копаешься в моей памяти. Никто не придет? Да и плевать! Это лучше, чем получить нож в спину от того, кто тебе дорог.
    Анна сделала ставку на видение. На видение, которое она уже видела, но не так ярко, не так четко, без таких подробностей, без такого  спектра эмоций. И теперь, начав, пути назад не было.
    - А ты знаешь, что стало с твоей подружкой? – Ясуда позволила себе добавить отвращения в голос. Чем больше времени проходило, тем больше «плохого» в ее понимании она могла себе позволить. Впрочем, если это помогало выживать, оно того стоило. – Посмотри внимательно, ты найдешь это в моей голове. Она мертва! И, знаешь что? Мне довелось приложить к тому руку. Так что все твои и ее усилия были напрасны. Вот такая вот права жизни… урод.
    Слова, что с яростью выплевывала провидица, закончились. Теперь ход был за существом. Она не была уверена в том, что делала. Скорее всего, всего лишь хотела пошатнуть самообладание соперника, вывести его из себя, постараться нащупать его слабое место. Она не была пока готова снова бросаться на него, залезать ему в голову, пытаться вытащить из него новые воспоминания, но была готова сделать это в любой момент, стоит только силуэту приблизиться.
    «Странно, все-таки работают его способности. А, может, он заимствует мои? В такой извращенной нашими перемешанными сознаниями форме…»

    Отредактировано Anna Yasuda (2018-06-23 11:57:36)

    +1


    Вы здесь » Akuma Project » События настоящего » Castle of Glass