Вверх
Вниз

Akuma Project

Объявление



Рады сообщить вам, что форум Akuma projeсt был благополучно доигран. Администрация более не поддерживает этот проект, но все прошедшие здесь эпизоды и иная информация остаются доступны для прочтения всем желающим. Благодарим за внимание!
  • Почитать всякое можно тут


  • Топы


    Рейтинг форумов Forum-top.ru

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Akuma Project » События настоящего » Castle of Glass


    Castle of Glass

    Сообщений 91 страница 93 из 93

    91

    Ставки были сделаны, а жребий - брошен. Противник старался пошатнуть самообладание Анны взывая к её самым тёмным слабостям, в то время, как Анна доверяла неожиданному видению, природу которого девушка не смогла бы объяснить.
    Оно взялось из ниоткуда, исчезло в никуда, не оставив и следа где-либо, кроме памяти предсказательницы, и все же девушка доверялась этой неожиданной информации. Но даже если все то, что эспер видела было правдой... Сделала ли она правильный ход? Ответ на этот вопрос вряд ли обрадовал девушку с чермными волосами, потому что стоило ей закончить свою терраду, как...
    - Мертва? Мертва? Мертва! ХАХАХАХАХАХА! - все окружающее пространство залилось смехом, подобным раскатистому грому. Он заполнял каждую щель, каждую капельку пространства, каждую точку света и тени, куда мог проникнуть. Чистая радость и удовлетворения этого момента отображались в каждом движении трафарета, в раскинутых руках, в еле сдерживаемой дрожи тела... Все в нем было заполнено радостью и удовольствием. Я столько желал ей этой участи, а ты решила, что ЭТО меня ПОШАТНЁТ? ХА-ХА-ХА-ХА!
    А затем раздался треск... Тонкий треск хрусталя. Так осыпаются разбитые мечты и надежды, и, очевидно, чёрная кожа трафарета... Потому, что именно это случилось.
    Правая нога ниже колена лишилась своей странной структуре и стала самой обычной человеческой конечностью. Тоже произошло и с левой рукой, набор чёрных игл стал самой обычной хотя и слегка тонкой человеческой рукой, но куда важнее - лицо... Большая его часть все ещё была лишь чёрным кругом, но вот левый глаз... Он был. Темно-коричневый глаз, слегка закрываемый тонкой чёрной прядью.
    Такая странная метаморфоза, которая произошла, как будто бы из ниоткуда должна была бы смутить существо, и на несколько секунд так оно и было. Но после этого... Даже несмотря на то, что ничего отображающего эмоции у твари все ещё не было, было очевидно, что она улыбалась.
    - Нет... Нет, не я. Не я желал ей смерти. Но я знаю, чего желаю Я!
    И как только это финальное "Я" сорвалось с губ существа, оно тут же прикоснулось к поверхности "воспоминания", после чего оно разрушилось практически мгновенно, а сама тварь сверкая одной голой пяткой помчалось к другим осколкам, активируя ещё один, запуская калейдоскоп ещё раз.

    - Ты даже не представляешь, насколько сильно помогла мне АННА! НО с другой стороны, мы ведь обе знаем, что это - ещё одна твоя определяющая черта! Быть ясновидящей но при этом ничего не знать, разве нет? Но не пеживай! Очень скоро я все исправлю!!!

    +1

    92

    Если есть лоб,  значит, будут шишки. Анна была уверена в этой просто истине на все сто процентов. Она прекрасно понимала, что жизнь Эспера  – это не увеселительная прогулка в летнем парке, когда можно медленно вышагивать, поедая мороженое и ни о чем не думать, тем более, если одним из принятых в прошлом решений было становление на путь постоянной борьбы. Борьбы с дикими и опасными Акумами, такими же Эсперами - врагами общества. И, куда ж без этого, борьбы с самим собой и собственными страхами. Ясуде непросто давалось преодоление себя. Каждый новый бой оставлял на душе девушки неизгладимый след, который она позже с любопытством рассматривала, изучала, делала выводы. Старалась понять мотивы поступков своих соперников, причины своих поступков и найти новые пути решения, которые, возможно помогут в будущем обойтись малой кровью.
    Но то, что происходило сейчас, не было похоже  ни на что, с чем предсказательница сталкивалась ранее. Эспер не знала что делать. Все, что она пыталась применить, в итоге оборачивалось против нее, отчего ее самообладание то и дело пошатывалось, а потому постепенно нарастающее чувство паники где-то в глубине души начинало пугать Анну.
    «Нет, нет, нет! Анна, держи себя в руках. Не время впадать в панику. Ты обязательно найдешь выход их ситуации, обязательно вернешься обратно в пещеру. Не забывай, что Ас ждет там», - Ясуда повторяла себе снова и снова. Мысли о напарнике немного приводили в чувство, но проблему незнания возможностей победы над врагом не решали.
    Не смотря на то, что провидица объективно проигрывала в этой схватке, она все еще могла наблюдать и примечать изменения, происходящие с существом. Оно менялось и, надо сказать, Анну это определенно не радовало.  Конечно, смотреть на невнятный силуэт особого наслаждения не приносило, но то, что стало с ним дальше и вовсе пугало. Вместо черных полос у существа с тонким треском появлялись конечности. И это определенно не было хорошим знаком. Мысли о том, что существо становиться все сильнее более, чем настораживали. А когда изменилось и лицо твари, Ясуду передернуло. Темный глаз и черная прядь лица чудовища определенно были знакомы девушке, но додумать свою мысль до конца она слишком боялась.
    Пророчица замерла на месте, от страха боясь предпринять хоть что-то, и потому, когда существо с диким криком снова залезло в ней в воспоминания, ей оставалось только снова вскрикнуть от боли и погрязнуть в собственном прошлом.
    Анна не знала, по какому принципу к ней приходят видения, не знала и того, что ищет существо, а каждое воспоминание из прошлого причиняло ей жестокую моральную боль, справляться с которой становилось все сложнее.
    В этот раз видение не имело видимой формы. Все оно состояло из ярких тактильных ощущений, чуть более сильных запахов, громких звуков. Предсказательница быстро поняла, что то, что она видит относиться к тому времени, когда она была абсолютно слепа. Когда ее Акума словно проверяла ее на прочность, не показывая своего присутствия, своей силы. Когда вся ее жизнь была наполнена тьмой, безысходностью, одиночеством и страхом. Эти чувства только усиливались день ото дня, все глубже погружая Анну в пучину собственного я, отгораживая от внешнего мира.
    Голос врага звучал неестественно громко в этой всепоглощающей тьме. Если бы у Анны были силы зажать себе уши, она бы непременно сделала это. И все же было в этой речи чудовища кое-что, что показалось Ясуде странным. Странным и любопытным одновременно.
    «Обе? Оно сказало «обе»? Когда это ты успело сменить пол? Или обрести его? Ох, Ас, - мысленно обратилась Анна к другу, - я так запуталась. И оно право, действительно не справляюсь. Мне нужна помощь!»
    «Помоги себе сама!» - внутренний голос не спал. И, собрав в себе еще теплящиеся  силы, Эспер сделала рывок и схватила существо за новоприобретенную верхнюю конечность.

    +1

    93

    "Я смею всё, что можно человеку, кто смеет больше, тот не человек!"
    Макбет

    Тьма, что пожирает все на своем пути, холодное отчуждение мира, и боль, боль, боль. Ранее, сталкиваясь с этим, тень испытывала колоссальное удовлетворение, особенно, когда видела боль в глазах самой ясновидящей. Все выглядело так, как будто именно из этого странный трафарет человека черпал свою силу. Но сейчас, когда в нем появились частицы чего-то "человеческого", если это можно было так назвать, "она" уже не была в таком животном восторге. Неужели это было какой-то извращенной формой эмпатии... или же запоздалым состраданием? Чем еще это могло быть?
    - Грязь. Слабость и грязь. Все это рождено болью. Но это больше мне не нужно. Но это - часть меня. И я забираю это. Ведь ты не знаешь, как этим воспользоваться. А я - знаю! - с последними словами существо раскинуло руки в сторону, и от ее ступней разошлась белая волна. Волной света.

    Нет. Нет, не света. Даже в мире состоящим из полутонов и нечетких границ нельзя было спутать некоторые вещи. Свет остается светом, даже в самой кромешной тьме, даже когда ты не видишь его. Но тьма... тьма остается тьмой, даже если меняет свой цвет. Белая тьма - все еще тьма. И то, что расходилось от сейчас немного более женоподобной фигуры было именно ею, белой тьмой - тьмой сжирающей все на своем пути. Невидимые зубы, распространяемые этой сущностью, вгрызались в воспоминание целиком, а не в отдельные фрагменты, как раньше. Что-то поменялось, что-то очень серьезно поменялось. И в тот момент, когда холодный ореол этого бедствия уже заливал все окружающее пространство, Анна нанесла "удар" - ее собственный акт протеста против происходящего. Еще один. С одной стороны, провидица уже поступала сходным образом и ее сопротивление лишь усугубило ситуацию. С другой - что еще могла девушка сделать в нынешнем положении? Что у нее было, кроме собственных воспоминаний и собственного я? Все сводилось лишь к вопросу... есть ли смысл в сопротивлении, когда оно изначально бессмысленно?

    Однако, вопреки всему, вместо повторения предыдущего инцидента, где девушку захлестнули жуткие негативные эмоции, перемешанные с сильной интенцией, сейчас... Ее голова как будто взорвалась. Вместо того, что бы наполниться чужой волей, она, как будто упала в бесконечный вихрь, вихрь из собственных воспоминаний, переплетенных, как паутиной, каким-то склизким белым веществом. Ее сознание терялось в собственных воспоминаниях и воспоминаниях, которые были точь-в-точь как ее собственные, лишь только ярче... или же темнее? В конце-концов бесконечный вихрь из информации рухнул, оставляя лишь один жуткий образ...

    Анна находилась одна в абсолютно белой комнате, какой она пришла в лабиринт. Ее ничего не сдерживало, ничего не ограждало. Ничего не препятствовало. Но стоило девушке бы коснуться взглядом единственного зеркала, в комнате, как она бы обнаружила... Что все чем она являлась было отражением в нем. Внезапно граница ее мира стала границей  полноразмерного в человеческий рост зеркала, напротив которого стояло точно такое же... Только в нем отражалась совсем уже не Анна. Там стояла молодая девушка с черными волосами, карими глазами  не лишенными света, тонкими, но мускулистыми руками, жилистыми ногами. Она почему-то носила ту же одежду, что и Ясуда.
    Нет, погодите! Это была Анна! До малейшей мелочи, с той лишь разницей, что нижняя половина ее лица, все еще была укрыта трафаретной тьмой, а поверх ее одежды горел знак... теперь, когда три из четырех частей были на месте, узнать символ было совсем не сложно. Это было сердцем...Вернее, тремя его четвертями. И оно пульсировало... пульсировало яркой белой тьмой.
    Два зеркала стояли напротив друг друга, создавая бесконечный коридор отражений, но лишь в одном находилась сама Анна, а во всех остальных была "девушка", которая не должна была быть Анной Ясудой, но была ею.

    - Я вытащу нас отсюда. И дам нам свободу, которую ты не смогла нам дать и не сможешь. Я - есть сила. И я получу все, что захочу. Осталось совсем немного. И если даже ОН встанет у нас на пути. Я сотру его в порошок. Отдай мне мое сердце Анна. Пора заканчивать этот спектакль.
    Стекла начинали разламываться одно за другим и осколки лились из разбитых зеркал подобно морю. Что происходит, когда два чувствующих заглядывают в воспоминания друг-друга? Что происходит, когда это - один человек? Что происходит, когда у одного из них нет никаких моральных ограничений?
    Что происходит с теми, кто в этот момент окажется рядом?

    +1


    Вы здесь » Akuma Project » События настоящего » Castle of Glass