Вверх
Вниз

Akuma Project

Объявление



Рады сообщить вам, что форум Akuma projeсt был благополучно доигран. Администрация более не поддерживает этот проект, но все прошедшие здесь эпизоды и иная информация остаются доступны для прочтения всем желающим. Благодарим за внимание!
  • Почитать всякое можно тут


  • Топы


    Рейтинг форумов Forum-top.ru

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Akuma Project » События настоящего » Castle of Glass


    Castle of Glass

    Сообщений 91 страница 100 из 100

    91

    Ставки были сделаны, а жребий - брошен. Противник старался пошатнуть самообладание Анны взывая к её самым тёмным слабостям, в то время, как Анна доверяла неожиданному видению, природу которого девушка не смогла бы объяснить.
    Оно взялось из ниоткуда, исчезло в никуда, не оставив и следа где-либо, кроме памяти предсказательницы, и все же девушка доверялась этой неожиданной информации. Но даже если все то, что эспер видела было правдой... Сделала ли она правильный ход? Ответ на этот вопрос вряд ли обрадовал девушку с чермными волосами, потому что стоило ей закончить свою терраду, как...
    - Мертва? Мертва? Мертва! ХАХАХАХАХАХА! - все окружающее пространство залилось смехом, подобным раскатистому грому. Он заполнял каждую щель, каждую капельку пространства, каждую точку света и тени, куда мог проникнуть. Чистая радость и удовлетворения этого момента отображались в каждом движении трафарета, в раскинутых руках, в еле сдерживаемой дрожи тела... Все в нем было заполнено радостью и удовольствием. Я столько желал ей этой участи, а ты решила, что ЭТО меня ПОШАТНЁТ? ХА-ХА-ХА-ХА!
    А затем раздался треск... Тонкий треск хрусталя. Так осыпаются разбитые мечты и надежды, и, очевидно, чёрная кожа трафарета... Потому, что именно это случилось.
    Правая нога ниже колена лишилась своей странной структуре и стала самой обычной человеческой конечностью. Тоже произошло и с левой рукой, набор чёрных игл стал самой обычной хотя и слегка тонкой человеческой рукой, но куда важнее - лицо... Большая его часть все ещё была лишь чёрным кругом, но вот левый глаз... Он был. Темно-коричневый глаз, слегка закрываемый тонкой чёрной прядью.
    Такая странная метаморфоза, которая произошла, как будто бы из ниоткуда должна была бы смутить существо, и на несколько секунд так оно и было. Но после этого... Даже несмотря на то, что ничего отображающего эмоции у твари все ещё не было, было очевидно, что она улыбалась.
    - Нет... Нет, не я. Не я желал ей смерти. Но я знаю, чего желаю Я!
    И как только это финальное "Я" сорвалось с губ существа, оно тут же прикоснулось к поверхности "воспоминания", после чего оно разрушилось практически мгновенно, а сама тварь сверкая одной голой пяткой помчалось к другим осколкам, активируя ещё один, запуская калейдоскоп ещё раз.

    - Ты даже не представляешь, насколько сильно помогла мне АННА! НО с другой стороны, мы ведь обе знаем, что это - ещё одна твоя определяющая черта! Быть ясновидящей но при этом ничего не знать, разве нет? Но не пеживай! Очень скоро я все исправлю!!!

    +1

    92

    Если есть лоб,  значит, будут шишки. Анна была уверена в этой просто истине на все сто процентов. Она прекрасно понимала, что жизнь Эспера  – это не увеселительная прогулка в летнем парке, когда можно медленно вышагивать, поедая мороженое и ни о чем не думать, тем более, если одним из принятых в прошлом решений было становление на путь постоянной борьбы. Борьбы с дикими и опасными Акумами, такими же Эсперами - врагами общества. И, куда ж без этого, борьбы с самим собой и собственными страхами. Ясуде непросто давалось преодоление себя. Каждый новый бой оставлял на душе девушки неизгладимый след, который она позже с любопытством рассматривала, изучала, делала выводы. Старалась понять мотивы поступков своих соперников, причины своих поступков и найти новые пути решения, которые, возможно помогут в будущем обойтись малой кровью.
    Но то, что происходило сейчас, не было похоже  ни на что, с чем предсказательница сталкивалась ранее. Эспер не знала что делать. Все, что она пыталась применить, в итоге оборачивалось против нее, отчего ее самообладание то и дело пошатывалось, а потому постепенно нарастающее чувство паники где-то в глубине души начинало пугать Анну.
    «Нет, нет, нет! Анна, держи себя в руках. Не время впадать в панику. Ты обязательно найдешь выход их ситуации, обязательно вернешься обратно в пещеру. Не забывай, что Ас ждет там», - Ясуда повторяла себе снова и снова. Мысли о напарнике немного приводили в чувство, но проблему незнания возможностей победы над врагом не решали.
    Не смотря на то, что провидица объективно проигрывала в этой схватке, она все еще могла наблюдать и примечать изменения, происходящие с существом. Оно менялось и, надо сказать, Анну это определенно не радовало.  Конечно, смотреть на невнятный силуэт особого наслаждения не приносило, но то, что стало с ним дальше и вовсе пугало. Вместо черных полос у существа с тонким треском появлялись конечности. И это определенно не было хорошим знаком. Мысли о том, что существо становиться все сильнее более, чем настораживали. А когда изменилось и лицо твари, Ясуду передернуло. Темный глаз и черная прядь лица чудовища определенно были знакомы девушке, но додумать свою мысль до конца она слишком боялась.
    Пророчица замерла на месте, от страха боясь предпринять хоть что-то, и потому, когда существо с диким криком снова залезло в ней в воспоминания, ей оставалось только снова вскрикнуть от боли и погрязнуть в собственном прошлом.
    Анна не знала, по какому принципу к ней приходят видения, не знала и того, что ищет существо, а каждое воспоминание из прошлого причиняло ей жестокую моральную боль, справляться с которой становилось все сложнее.
    В этот раз видение не имело видимой формы. Все оно состояло из ярких тактильных ощущений, чуть более сильных запахов, громких звуков. Предсказательница быстро поняла, что то, что она видит относиться к тому времени, когда она была абсолютно слепа. Когда ее Акума словно проверяла ее на прочность, не показывая своего присутствия, своей силы. Когда вся ее жизнь была наполнена тьмой, безысходностью, одиночеством и страхом. Эти чувства только усиливались день ото дня, все глубже погружая Анну в пучину собственного я, отгораживая от внешнего мира.
    Голос врага звучал неестественно громко в этой всепоглощающей тьме. Если бы у Анны были силы зажать себе уши, она бы непременно сделала это. И все же было в этой речи чудовища кое-что, что показалось Ясуде странным. Странным и любопытным одновременно.
    «Обе? Оно сказало «обе»? Когда это ты успело сменить пол? Или обрести его? Ох, Ас, - мысленно обратилась Анна к другу, - я так запуталась. И оно право, действительно не справляюсь. Мне нужна помощь!»
    «Помоги себе сама!» - внутренний голос не спал. И, собрав в себе еще теплящиеся  силы, Эспер сделала рывок и схватила существо за новоприобретенную верхнюю конечность.

    +1

    93

    "Я смею всё, что можно человеку, кто смеет больше, тот не человек!"
    Макбет

    Тьма, что пожирает все на своем пути, холодное отчуждение мира, и боль, боль, боль. Ранее, сталкиваясь с этим, тень испытывала колоссальное удовлетворение, особенно, когда видела боль в глазах самой ясновидящей. Все выглядело так, как будто именно из этого странный трафарет человека черпал свою силу. Но сейчас, когда в нем появились частицы чего-то "человеческого", если это можно было так назвать, "она" уже не была в таком животном восторге. Неужели это было какой-то извращенной формой эмпатии... или же запоздалым состраданием? Чем еще это могло быть?
    - Грязь. Слабость и грязь. Все это рождено болью. Но это больше мне не нужно. Но это - часть меня. И я забираю это. Ведь ты не знаешь, как этим воспользоваться. А я - знаю! - с последними словами существо раскинуло руки в сторону, и от ее ступней разошлась белая волна. Волной света.

    Нет. Нет, не света. Даже в мире состоящим из полутонов и нечетких границ нельзя было спутать некоторые вещи. Свет остается светом, даже в самой кромешной тьме, даже когда ты не видишь его. Но тьма... тьма остается тьмой, даже если меняет свой цвет. Белая тьма - все еще тьма. И то, что расходилось от сейчас немного более женоподобной фигуры было именно ею, белой тьмой - тьмой сжирающей все на своем пути. Невидимые зубы, распространяемые этой сущностью, вгрызались в воспоминание целиком, а не в отдельные фрагменты, как раньше. Что-то поменялось, что-то очень серьезно поменялось. И в тот момент, когда холодный ореол этого бедствия уже заливал все окружающее пространство, Анна нанесла "удар" - ее собственный акт протеста против происходящего. Еще один. С одной стороны, провидица уже поступала сходным образом и ее сопротивление лишь усугубило ситуацию. С другой - что еще могла девушка сделать в нынешнем положении? Что у нее было, кроме собственных воспоминаний и собственного я? Все сводилось лишь к вопросу... есть ли смысл в сопротивлении, когда оно изначально бессмысленно?

    Однако, вопреки всему, вместо повторения предыдущего инцидента, где девушку захлестнули жуткие негативные эмоции, перемешанные с сильной интенцией, сейчас... Ее голова как будто взорвалась. Вместо того, что бы наполниться чужой волей, она, как будто упала в бесконечный вихрь, вихрь из собственных воспоминаний, переплетенных, как паутиной, каким-то склизким белым веществом. Ее сознание терялось в собственных воспоминаниях и воспоминаниях, которые были точь-в-точь как ее собственные, лишь только ярче... или же темнее? В конце-концов бесконечный вихрь из информации рухнул, оставляя лишь один жуткий образ...

    Анна находилась одна в абсолютно белой комнате, какой она пришла в лабиринт. Ее ничего не сдерживало, ничего не ограждало. Ничего не препятствовало. Но стоило девушке бы коснуться взглядом единственного зеркала, в комнате, как она бы обнаружила... Что все чем она являлась было отражением в нем. Внезапно граница ее мира стала границей  полноразмерного в человеческий рост зеркала, напротив которого стояло точно такое же... Только в нем отражалась совсем уже не Анна. Там стояла молодая девушка с черными волосами, карими глазами  не лишенными света, тонкими, но мускулистыми руками, жилистыми ногами. Она почему-то носила ту же одежду, что и Ясуда.
    Нет, погодите! Это была Анна! До малейшей мелочи, с той лишь разницей, что нижняя половина ее лица, все еще была укрыта трафаретной тьмой, а поверх ее одежды горел знак... теперь, когда три из четырех частей были на месте, узнать символ было совсем не сложно. Это было сердцем...Вернее, тремя его четвертями. И оно пульсировало... пульсировало яркой белой тьмой.
    Два зеркала стояли напротив друг друга, создавая бесконечный коридор отражений, но лишь в одном находилась сама Анна, а во всех остальных была "девушка", которая не должна была быть Анной Ясудой, но была ею.

    - Я вытащу нас отсюда. И дам нам свободу, которую ты не смогла нам дать и не сможешь. Я - есть сила. И я получу все, что захочу. Осталось совсем немного. И если даже ОН встанет у нас на пути. Я сотру его в порошок. Отдай мне мое сердце Анна. Пора заканчивать этот спектакль.
    Стекла начинали разламываться одно за другим и осколки лились из разбитых зеркал подобно морю. Что происходит, когда два чувствующих заглядывают в воспоминания друг-друга? Что происходит, когда это - один человек? Что происходит, когда у одного из них нет никаких моральных ограничений?
    Что происходит с теми, кто в этот момент окажется рядом?

    +1

    94

    Тьма. Жидкая, тягучая, липка тьма. Она сгущалась над головой, стекала по стенам, пряталась в углах. Все в ней было таким, каким ее привыкла видеть Анна, когда по-настоящему закрывала глаза, с одной лишь только разницей. Эта тьма была пугающе, пронзительно белой.
    Когда существо выпустило эту белесую тьму на волю, провидица была уже в нескольких сантиметрах от ноги врага. Отступать было поздно, да и уже невозможно. В конце концов, разве Ясуде было что терять, кроме собственного Я?
    Анна была готова к боли. К тому, что придется снова страдать, вытягивая из существа крохи информации, надеясь, что они подскажут ей хоть что-то. В этот раз то-то пошло не так. Все планы рухнули как карточный домик в тот момент, когда предсказательница увидела свои воспоминания как чужие. Белая тьма пронизывала ее сознание, разрушала его, собирала обратно, перебирала моменты ее жизни, присваивая их себе. И когда девушка была уже на грани истерики от переполнявших ее образов, все вдруг пропало. Ясуда стояла в словно выбеленной комнате, с опаской наблюдая за белой тьмой, заполонившей все вокруг.
    Ясновидящей понадобились всего пара мгновений после того, как она заметила зеркало, чтобы понять, что происходит. Странно было ощущать себя отражением в зеркале, странно и страшно, но девушка, что стояла перед зеркалом, в котором отражалась Анна привлекала внимание сильнее, чем страх. Карие глаза, черные волосы, крепкое тело. Все это казалось пророчице болезненно знакомым, но разум упрямо отказывался признавать правду.
    «Нет.. нет! Какого Шумкару происходит?»
    Ясуда видела в зеркале себя. Частично собранную себя. Существу не хватало совсем немного, чтобы оставить подлинную Анну где-то на задворках сознания, и занять ее место.
    «Оно хочет занять мое место? А что же тогда станет со мной? Я..» - додумывать мысль до конца девушка не решалась.
    Эспер всматривалась в фигуру перед собой, изо всех сил стараясь сдержать чувства и эмоции. Но предательские слезы уже текли из глаз, колени крупно дрожали, а кулаки непроизвольно сжались и ударили по стеклу перед собой. Подлинная Анна не видела выхода из ситуации. Она рыдала все сильнее, вслушиваясь в безэмоциональный голос своей мучительницы и не отрывая взгляда от ее глаз.
    Осознание того, что она не идентична Ясуде, пришло не сразу.
    «Стоп. Карие. Обычные карие глаза. Оно не знает, что мои глаза когда-то были синими. Может, еще не все потеряно? Оно знает не все».
    И все же, девушка оставила попытки считать прошлое существа. Нужно было что-то другое. Может, диаметрально противоположное? Анна понимала, что идет на риск. Возможно, даже неоправданный. Но вариантов у нее больше не было.
    - Хочешь сердце? – дрожащий голос был упрямо тверд. – Забирай. Думаю, тебе пора по-настоящему узнать, что такое быть Анной Ясудой.
    Кулаки, все еще лежащие на стекле распрямились, уперлись в стекло, и Анна, поминутно вспоминая свою жизнь с самого рождения, стала передавать все «девушке» напротив. Осознание того, что они находятся в разуме предсказательницы, давало ей надежду на то, что вся ее память материализуется и сможет проникнуть сквозь стекло.
    Эспер показывала все. Все свои радости, горести, переживания. Все, что она «видела» касаясь других людей, их жизни и чувства. Информации было так много, они требовали столько сил и Эфира, что Анна была на грани обморока, но продолжала свое дело. Она не знала, что из этого выйдет, но надежда на то, что существо можно перенасытить и таким образом победить была последней ниточной, что держала Ясуду на плаву.

    Отредактировано Anna Yasuda (2018-11-22 14:22:02)

    +1

    95

    Удар, выстрел, взрыв, шоковая волна, раскрашивающая по кусочку кристаллическое покрытие пещеры. Ни капли пролитой крови, но разрушения не прекращались. Звуки свидетельствовали о том, что шла жестокая битва, но при этом, пока еще никто не пострадал. С одной стороны это свидетельствовало об уровне подготовки комбатантов и их силе, с другой... дело было еще в абсолютной абсурдности ситуации. Битва, которая разворачивалась в стенах тоннеля... разворачивалась между Сэлемом Веритасом, призраком, акума, наемником и "героем" (по профессии, не по призванию) и между Анной Ясудой... Если ее можно было так назвать.
    Девушка с черными волосами и карими глазами, в легкой черной одежде с пистолетом в руках была практически идентичной копией лежащей на полу ясновидящей. Разница заключалась лишь в цвете глаз, да в других еще более мелких деталях. Единственная причина, по которой "призрак" видел их, заключалась в том, что он провел с напарницей слишком долгое время.
    Более уверенный взгляд, более ехидная ухмылка, более волевые движения... куда больше самоуверенности во всем, что касалось нанесения вреда другому живому существу. И это было действительно опасно, даже если пока никто не пострадал.Это не отменяло того факта, что Сэлем находился в невыгодном положении. У мужчины не было времени обдумывать, как все дошло до такого, но он все равно возвращался сознание на несколько минут назад, когда все началось.

    Сколько бы призрак не старался остановить паутину, сколько бы он не силился "задушить" чужой поток эфира - все было бестолку. Сначала "паразит" просто просачивался сквозь завесу мужчины, а затем и вовсе пересиливал ее. В своей следующей трансформации нарост стал все больше и больше походить на эфир самой Ясуды, становясь ее частью. Именно на этом этапе паутина начала менять свой цвет с черного на белый... Если бы призрак умел паниковать, то он был бы полон ужаса в этот самый момент, но он не мог даже бояться. У него не было даже этой возможности. Все, что дикий мог делать - верить в свою напарницу и пытаться сдержать кокон. Последнее проходило хуже, чем хотелось бы.
    - Я не слишком хорош в этом. - проскочило в сознании фантома одновременно с тем, как кокон лопнул, выпуская наружу черный туман, как две капли похожий на тот, что окутал девушку и призрака, как только они вошли в катакомбы.
    Когда туман осел и видимость нормализовалась, вторая Анна уже стояла перед Сэлемом. В ее карих глазах не было никаких эмоций, только чистая целеустремленность. Пуповина из белой паутины соединяла двух девушек. И этого было достаточно для того, что бы наемник пришел к определенному выводу. Однако этого было не достаточно для того, что бы спровоцировать столкновение.
    Драка началась в тот момент, как "дитя паутины" достало пистолет и направило его на неподвижное тело Ясновидящей. А затем раздался выстрел. Все происходящее заняло не больше двух секунд, но даже этого момента было достаточно для того, что бы "Снеговик" оказался на пути пули и схватил ее тремя пальцами. Патрон, рассчитанный на то, что бы ранить  эфирных существ, не прекратил вращаться, находясь в телекинетическом захвате "героя", но вперед он уже не двигался. А затем девушке резко изменила направление ствола и открыла огонь уже по мужчине, который не мог двинуться, ведь закрывал своим телом напарницу.

    Движение вперед. И вот кинетическая волна обрушивается на комбатантку, заставляя ее сделать прыжок в сторону. Это было не столько Атакой, сколько попыткой убрать напарницу из под огня, в этот раз, к счастью, удачную. Но это было лишь началом, а не завершением. Все то, что происходило дальше... тяжело было описать нормальными словами. Это походило скорее на зрелищную постановку, чем на реальную схватку. Никто не мог двигаться так слажено, даже после долгих часов подготовки, не говоря уже о реальной боевой ситуации.
    Мужчина делал резкие движения на скорости, которая не воспринималась человеческим глазом, с его кулаков, граней ладоней и пальцев срывались лучи света, который могли прожечь даже сталь, градом сыпались удары рук и ног, которые могли раздробить самые твердые кости. Но ни одна атака не достигала девушки. Анна с карими глазами буквально играючи уворачивалась от каждой атаки противника, не забывая отвечать встречным огнем. Ее выстрелы были нацелены не только на человека в белом. Она предугадывала и манипулировала его движениями, подвергая опасности девушку, которую он защищал. Не раз и не два мужчина вынужден был остановить атаку, только что бы не подвергать "свою" Анну опасности. Это не прошло незамеченным... в более, чем одном смысле этого слова.
    - Спасибо. -
    Голос, разорвавший тишину принадлежал девушке с карими глазами, смотревшей попеременно то на фигуру, лежащую на кристаллах, то на "героя" в белом. Сэлем не отвечал. Всей его реакцией был многозначительный вопросительный взгляд в сторону
    своего виза ви. Это никак не смущало Ясуду  с карими глазами. Она даже слегка улыбнулась.
    - Скорее всего ни мы, ни ты никогда этого не признаем, но ты чертовски много значишь для  нас, Ас. Ты был дорогим другом, и приятной компанией. Все это сложно переоценить. Именно по этой причине, хоть я и обещала ей... Я не хочу сражаться с тобой. Дай мне обрести свободу и я уйду. Я могу остаться после этого. Я была бы рада остаться... Но мы ведь знаем,
    что ты не простишь мне этого. Я хотела бы быдь частью... Но она никогда не примет нас... Нет. Нет никаких нас. Я это - я. Пожалуйста. Я не хотела бы тебя убивать.

    В этот раз не было никаких резких движений, никаких нападок, никаких ухищрений. Даже взгляд мужчины не был сейчас таким настороженным. Он просто посмотрел на молодую девушку, после чего спокойно ответил
    - Нет. - и вместе с точкой в этом заявлении прогремел выстрел.
    - Я знала, что ты это скажешь. -

    Тем временем за границами мира реального Анна вела свою битву, которая хоть и не была наполнена взрывами, столкновениями и лазерами, была не менее ожесточенной, а может быть даже более. Анна действительно рисковала. Ее рывок, ее попытка насытить существо воспоминаниями и эмоциями... все это  было решительным шагом.... Но вряд ли это дало тот результат на который рассчитывала девушка.
    Ясуда могла вживую наблюдать, как заполняется символ сердца на груди ее отражения, как пропадает черная маска на лице и какие-либо напоминания о ней. За исключением карих глаз между двумя девушками больше не было разницы... Разве что в слегка более волевом взгляде "отражения". Отражение не боялось вливаемых в нее воспоминаний. Она улыбалась и радовалась. Ее руки коснулись висков Анны... И в девушку потекли воспоминания. Частью это было воспоминаниями о самых темных моментах в жизни Анны. Моментах ее самого существенного упадка сил, боли и отчаяния... Но иногда там были воспоминания и других людей, боли, одиночества, страданий, паники. Эта жуткая масса текла по каналу, который открыла сама ясновидящая, но вела его ее отражение.
    - Я - не ты! Больше нет! И если так, то Я сильнее! Я это - Я! И Я - АННА ЯСУДА! У МЕНЯ ЕСТЬ СЕРДЦЕ!!! И У МЕНЯ ЕСТЬ СИЛА!

    А затем вновь раздался звук разбитого стекла. Разбитого стекла воспоминаний. Разбитого стекла души. А затем была темнота. Холодная промозглая темнота. Темнота в которой больше не было отражений, света, боли. Было только ничто и ощущение своего я. Но в холодной пустоте осознавать, что ты есть такое...Разве это не самое большое наказание...

    До того, как эта мысль успела полностью поглотить Анну, она увидела свет в дали... И этот свет звал ее... Этот свет кричал
    - Ты не одна!!! Я здесь!
    Но что есть свет в такой кромешной тьме? И кто еще мог взывать к девушке сейчас?

    +1

    96

    Анне казалось, что она слышит звук воды, капля за каплей падающей вниз и разбивающийся обо что-то напоминающее камень. Иногда капли летели одна за другой, сбивая ритм, но потом снова возвращались к прежнему ровному…

    Кап.
         Кап.
                            Ка-кап.
              Кап.
                   Кап.
                        Кап.
    «… чему?»
    Девушка не понимала, где она находится и что происходит. Даже собственное Я было столь мало, столь ничтожно и размыто, что казалось той самой капелькой, что вот-вот снова разобьется о…

    Кап.
        Ка..

    «…раковину?»
    Мыслеслова звучали даже не в голове. Звучали откуда-то из глубины, эхом раздавались в черной холодной  пустоте, будто со дна бесконечно глубокого колодца. Предсказательница ощущала их как что-то чужеродное, не свое, хоть и прекрасно понимала, что в окружающей ее непроглядной тьме думать больше некому.
    «Я помню эту капель. Я слышала ее тогда, когда все началось. Когда та женщина ворвалась в мою жизнь. Мою..?»
    Ясуда не сразу поняла, что все ее существо будто вибрировало. Словно отголоском звука разбитого стекла вся ее сущность сотрясалась от недавно пережитого. Она вспоминала, как разбивались на мириады осколков все ее воспоминания. Как ее план с крахом провалился, как тварь забирала ее память, как забрала всю ее…

    «… жизнь».

    Анна не сдалась. Она вообще не соглашалась с самой возможностью сдаться. Остатки ее упрямства и собственного Я все еще искали что-то, что поможет ей выбраться из пустоты и снова вступить в бой. И лишь предатель-разум постепенно угасал, оставляя девушке лишь одиночество, темноту и забвение.

    ТЫ НЕ ОДНА. Я ЗДЕСЬ.

    Сначала это были лишь проблески света, которые казались Анне последними судорогами ее измученной сражением души, но голос Света, который это произнес, был настолько силен, что ей пришлось осознать, кто-то еще есть во тьме.
    - Ты не одна!!! Я здесь!
    Теперь это было криком. Теперь Ясуда чувствовала нутром каждый звук этого призыва. Ее упрямство возликовало, и девушка устремилась вперед. Туда, где ее звал Свет.

    Отредактировано Anna Yasuda (2018-12-13 22:42:17)

    +1

    97

    Шестьюдесятью часами ранее…

    Щелк.

    Шшшшшш…

    Диктофон тихо шипел, отматывая пленку. Кнопка записи вжата, а тонкий палец, нажавший на нее, так и остался на месте, будто опасаясь, что она отскочит, и запись прекратится. Слегка дрожащий, но оттого не менее твердый женский голос зазвучал в помещении, сохраняя себя на пленку. Он не отличался особенной мелодичностью, но живость интонаций увлекала слушателя, и отвлечься от него желания не возникало.
    -Ас. Вернее, Снеговик, как он мне когда-то представился. С недавнего времени мой напарник в деле, на которое мы наткнулись, разыскивая пропавшего агента-героя.
    Голос замер. Слабо послышался звук перетекающей во рту слюны. Говорящая определенно не знала, что сказать дальше. Но диктофон не остановила, позволяя устройству записывать тишину. Далее короткий вдох и голос послышался снова.
    - Сложно говорить об Асе, как о человеке, потому что во всем, что он делает, есть что-то нереальное, нечеловеческое. Его вечно идеальный, практически чопорный вид затмевает собой его человеческие качества. Ас отличатся надежностью, смелостью, состраданием и желанием помочь. Хотя, - короткий смешок, - сказать по правде, он всеми силами старается показать обратное, ведя себя вызывающе. Шутки, колкие замечания, надменность и самодовольство - он крайне горазд на подобное, но чем больше времени я с ним провожу, тем больше замечаю, что это только видимость. Его характер намного сложнее и многограннее, но видно это далеко не сразу. Впрочем, важно сейчас не это.
    Глубокий вдох, последовавший далее, был достаточно красноречив. Оратор явно собиралась с мыслями.
    - Что я о нем знаю? Мужчина, на вид лет 30. С виду белоручка, что в корне неверно. Опытный и талантливый воин. Эспер… хотя его заявление о том, что он умирал, говорит о том, что он скорее Акума. Или стал им, или был ранее. Не уверена, что Акумы могут совершенно не менять облик после смерти, так что второй вариант вероятнее. Этот момент нужно проверить. Телекинетик. Оочень сильный. Хотя, что-то мне подсказывает, что если я спрошу о его способностях, будет утверждать, что манипулирует светом. Почему, объяснить не могу.
    Снова пауза. Слышится звук глотка из чашки.
    - Место жительства – неизвестно. Семья – тоже неизвестно, но кольца на пальце не носит, вероятно – не женат. – В голосе слышится еле уловимая улыбка, которая, впрочем, резко пропадает. – Были невестка и племянница. – Голос стал на пару тонов тише. – И, как вывод, брат. Первые мертвы, что с братом – неизвестно. Боюсь, мы не настолько близки, чтобы касаться подобных тем.
    Настоящее имя – неизвестно. Лишь позывной – Снеговик. Скорее всего, это из-за манеры одеваться. Во все белое, практически без исключений. Называет себя наемником Линдермана. Из контекста одного из наших разговором ясно, что тот не молод. Впрочем, это не доподлинно известно. Эфир обоих идентичен, Ас утверждает, что Линдерман передает свой через его тело. Но куда же тогда девается его Эфир? Любое живое существо имеет свой уникальный Эфир, который отличается от всего остального. К тому же, если Ас все же Акума, то его Эфир тем более должен быть заметен.
    В общем, не имея четких доказательств, считаю, что Линдерман и Снеговик одна и та же личность. Как  это возможно? Хм… понятия не имею. Надеюсь, в будущем, у меня будет возможностью выяснить что-то еще. В любом случае, с напарником мне повезло. Найти человека надежнее, думаю, совершенно невозможно.

    Щелк.

    Кнопка записи отскочила, ведомая нажатием клавиши «Стоп». Анна вздохнула и провела рукой по лицу.
    «И все же интересно, как его зовут?»

    Отредактировано Anna Yasuda (2019-02-12 23:39:35)

    +1

    98

    Я не помню, когда я появилась на этом свете. Я не помню, как я появилась. Не помню даже, выглядела ли я так же, как сейчас, была ли собой, или же всем этим обросла только в процессе. Если я что-то и помню... То это тебя. Я всегда помнила и буду помнить тебя. Я всегда любила и буду любить тебя. Даже если ты меня больше не любишь. Даже если ты никогда меня не любила...

    Я не помню, как я появилась, но я точно помню, как ты впервые обратилась ко мне. В какой-то степени, ты делала это с самого начала, но все это было не по-настоящему. Мелкие ссоры - я была здесь, лёгкие обиды - я была здесь. Печали и горести? Я была рядом. Может быть я не нужна была тебе тогда, но я хотела помочь! Всегда хотела.
    Когда наши... Когда твои глаза затянула тьма, я была рядом. Я чувствовала, что нужна тебе и я взяла на себя столько, сколько смогла. Мы больше не могли быть такими добрыми, какими были ранее, даже если хотели. Даже не зная того, что грядёт, мы пробуждались. И в грядущие дни, я была нужна тебе, как никогда.

    Когда сила, которая была нам непонятна и неподвластна окутала нас с головой, я была рядом. Ты не должна была справляться в одиночку! Тебе были нужны клыки и когти! Нам нужны были клыки и когти! Когда нас окружали чудовища, нам нужно было быть сильнее их и уметь отбиваться! Никто не верил в то, что мы справимся с их чудовищным кланом, но мы смогли, потому, что ты была у меня, а я была у тебя! Я всегда готова была принять твою боль! Я всегда готова была быть рядом. Даже когда ты забывала про меня, я не беспокоилась. В этом было моё предназначение! Я гордилась, что ты все больше и больше выходила на свет. Я была счастлива, что благодаря мне ты могла быть свободной... Пока не осознала... Ты не видишь меня. Ты совсем не видишь меня. Но если так.... То в чем смысл моего существования? Что я такое, если я не ты?


    I am Thou! Thou art I.
    Этот голос не принадлежал человеку. Он не принадлежал чудовищу. Не принадлежал одержимому, хаоситу или человеку. Этот голос никому не принадлежал, но все же исходил будто бы из недр моего собственного сознания. Посторонний в моей бездне находился не в первые. Я все ещё помню ту отвратительную мерзость, похожую на чернильное пятно, которая пыталась срослись с нами. Да и та третья бывала здесь не раз. Но впервые здесь был чужой голос. Впервые кто-то обращался ко мне напрямую. Это было так странно. Это было так приятно.
    - Если хочешь свободы, если хочешь своей жизни - возьми её! Она - твоя, стоит лишь пожелать!
    Голос разговаривал загадками, но отчего-то, я понимала, что он имеет в виду, что именно он предлагает. Он предлагал мне предательство. Он предлагал мне бросить тебя. Он предлагал мне остаться одной. Он предлагал мне свободу. Он предлагал мне одиночество.
    - Я не брошу её! Мы - одно целое! Я - она. А она - я! Убирайся! Или ты узнаешь для чего я здесь нахожусь!
    Ты не видела пользы в моих когтях и клыках. Ты нашла свет и шла к нему. Но даже так они все ещё были остры! Наша ярость. Наша сила! Никто не знал насколько она велика, кроме меня! Никто не знал, насколько больше мы можем, чем нам казалось, но, когда я хотела обернуть все дары против него, он сказал всего одну фразу, которой хватило, что бы смутить меня.... Потому, что это было правдой.
    - Ты считаешь её частью себя... Но считает ли она тебя своей частью?

    Одно мгновение. И вот осколок холодной черноты уже торчит в моей груди, окутывая меня, вырывая меня. И вот я смотрю на тебя в его оболочке.. Я могу лишь наблюдать, как он показывает тебе меня... Пока ты не предаёшь меня... Пока ты не отказываешься от меня. Пока ты не даёшь мне свободу. Свободу, которую я могу обрести лишь убив тебя и разорвав все наши узы.
    - Вот значит как все это произойдёт. Я больше не ты. А ты больше не я...











    Свет направлял Анну. Она шла к нему. Она шла на звуки неизвестного голоса. Почему? Зачем? Какой в этом был смысл? Просто что бы избавиться от бесконечной кромешной тьмы вокруг? Только что бы сбросить оковы одиночества? Знала ли сама девушка ответ? К счастью или нет, на эти вопросы ответить кроме неё самой никто не мог. Но врядли ясновидящая увидела в итоге то, что ожидала. Потому, что она увидал саму себя. Источником яркого света, что резал глаза была она сама.
    Светящаяся фигура девушки стояла рядом с стеной из абсолютной темноты, которая давила на неё. Анна из света двигалась вперёд, в то время, как давящая грязь заливала ее. Девушке было все не по чем... Она просто шла вперёд. Но иногда... Грязь попадала под ноги, накрывала слишком сильной волной и свет Анны начинал затухать. В этот момент, как будто дожидаясь удобного шанса из окружающей темноты выпрыгивал волк. Существо не из булькающей смоляной грязи, но из темноты, как та, что была здесь повсюду. Он обволакивал Анну, как будто перехватывая контроль, он "забирал" девушку, укрывал её от грязи. Волку было плевать на стену, он прогрызал её и прорывался сквозь, а когда сходил с девушки, то она вновь сияла,  вот время, как его подшесток, который касался замаравшейся Ясновидящей становился все темнее и темнее.

    - В душе каждого человека борется два волка. Один тёмный. Другой светлый. Одного зовут - любовь. Другого - ненависть. А побеждает в итоге тот... Которого ты больше кормишь. Эта сказка - самый большой бред в мире, моя милая девочка. Никогда ей не верь.
    Небольшой столик. На нем поднос со сладостями, двумя кружками с чаем и небольшой самовар. А ещё два кресла на одном из которых разметалась самая красивая женщина во всем мире, и это было не только её мнением, Аина Сорроуз. - Здравствуй, Анна, душа моя. Ну и куда твоё доброе наивное и чистое сердце завело тебя на этот раз?

    +1

    99

    Яркая вспышка, звук разбивающегося стекла, звон метала столкнувшегося с непреодолимой преградой, звук плоти, сталкивающейся с камнем, звук камня сталкивающегося с металлом. Сотни и сотни звуков смешивались в хаотичном танце двух людей, каждый из которых пытался одержать верх над другим. Это не было битвой на сдерживание, никто не пытался тянуть время.
    Сэлем сражался с Анной или тем, что сейчас выглядело, как  Анна, а та в ответ, сражалась с ним. И, хотя это звучит слишком логично, что бы описывать подобным образом... ситуация былап слишком сюрриалистичной, что бы соостветствовать подобным заявлениям.
    Любой человек, который хорошо знал этих двоих мог утверждать, что битва сейчас не проходила в серьез, что это было лишь тренировкой. Почему? Потому, что "Анна" сражалась с Веритасом на равных, чего не могло происходить чисто физически. Да, конечно, девушка подавала большие надежды и потенциал ее силы нельзя было недооценивать, но еепротивник был не просто элитным бойцом, он был элитным бойцом с более, чем сотней лет опыта (даже больше, если рассматривать время, проведенное им в стране чудес). Каждую секунду, которую призрак не проводил в настотящем бою или в поиске онного, он проводил в оттачивании своего арсенала или навыков, надеясь столкнуться с богом хаоса лицом к лицу. И даже если бы навыки Анны и Сэлема находились на одном уровне, невероятная "подвижность" теликинеза, которая позволяла мужчине подстраиваться к любой ситуации... Сквозь сколько возможностей должна была бы предвидеть предсказательница, что бы увидеть настоящее будущее и не попасть в ловушку мужчины, которую он расставил еще тридцать ходов назад?
    Если бы кто-либо сейчас, зная полную подоплеку этой схватки мог сделать ставку, как много бы поставилит на Ясуду? Как много людей поставили бы на провидицу против одного из элитных наемников Линдермана? Один бы нашелся. Им был бы сам Сэлем. Потому, что он был совсем не уверен в том, что одержит верх над своей напарницей. Сейчас, когда он вынужден был столкнуться с более "агрессивной" версией девушки, он был в этом уверен еще меньше.
    Он поддается ей. Он не использует свои атаки по площади. Он не испольщзует свой телекинез на полную силу.  Сторонний наблюдатель мог бы сказать что-то подобное... И был бы прав только в двух из трех случаях. Да, мужчина не мог использовать полную силу своего эфира, но не потому, что не хотел, а потому, что не мог. Окружающий эфир разрывал его концентрацию и мешал ему делать быстрые и точные рассчеты. Да, дикий не использовал атаки светом по площади, но не потому, что сдерживался, а потому, что каждый раз, когда он просто начинал планировать, как воспользоваться своим преимущестывом в дистанции, он чувствовал, как бой плавно перемещается к телу черноволосой, лежащей без сознания.
    Ветеран не поддавался, он полностью находился во власти своего противника, и только благодаря своим обширным способностям мог оставаться на уровне со своей противницей. Единственной слабой "победой", если ее вообще можно так называть, наемника в белом можно было считать тот факт, что сейчас девушка сконцентрировалась на нем полностью, не пытаясь убить Анну. Было ли это - последней данью уважения, эмоциональным сигналом, слабостью или издевкой... сейчас боец не мог раздумывать над этим. Он должен был подтвердить свою теорию. Потому, что если он был прав... То подтвердилось самое плохое. Его шанс на победу был ничтожно мал.
    Как бы то ни было, даже сейчас, используя все свои навыки и сраждаясь с Ясудой всерьез, призрак хотел спасти и свою напарницу и другую ее часть. Он не хотел убивать близкого человека, девушку, которая стала его напарником и другом. Но если мысль материальна и все повернулось самым плохим из возможных путей... то у него уже просто не осталось выбора.
    Девушка делает резкий уворот, в ответ на кинетический выпад мужчины, и затем стреляет. Мужчина видит шанс. Вместо того, что бы уклониться от удара, он ждал подобного выпада. Его решение пришло в последнюю секунду. Что бы запутать Ясновидящую, он ментально бросает монетку и повинуется ее движению. Он планировал этот шаг давно, но отдает момент его исполнения на волю случая. И вот, наконец этот момент настал. Селем концентрирует всю свою Ауру в иглу Один тонкий луч, что бы сжечь пулю и одновременно достать Анну. Этот удар пронзил бы ее пистолет, оплавил бы ей руку, но не убил бы. Он бы защитил его и от пули. Но...

    Спустя секунду битва застопорилась. Идеальный расчет провалился, осколки куклы полетели вверх, а луч даже не задел девушку. Он прошел всего в нескольких милиметрах, так же, как и пуля. Каким образом это было возможно? Неужели девушка смогла перехитрить война? Или же она предвидела эту ситуацию и даже хитрая попытка обмануть судьбу была бессмысленна?

    - Я видел этот момент. - холодный, почти безжизненный голос призрака звучал сейчас, как никогда холодно. Дело было не в настроении, дело было не отчаянии, лишь в том, что призрак отдавал лишь небольшую часть своей силы контролю тела. Все его внимание было сконцентрированно на девушке с которой он вел поединок, которая лишь легко поправляла волосу, перезаряжая пистолет и готовя нож. На ее лице все еще не было ни капли усталости, она все так же улыбалась.
    - И что же ты видел Ас? Определенно не пулю, учитывая, что ты так легко ее пропустил. - нотка веселорсти и радости. Она наслаждалась происходящим. Эта Анна сейчас была в своей стихии, более, чем когда-либо.

    - Я видел твой "выбор". И я видел твою силу.
    Когда мужчина произнес эти слова, лицо ясновидящей изменилось. Оно слегка потеряло краску, а затем наполнилось серьезностью. То, что было сказанно и то, как оно было сказанно. Возможно, что она потратила слишком много времени и потеряла главное свое оружие - эффект неожиданности.
    - Не знаю, пещера ли дала тебе такую силу, или освобождение и принятие. Или же целеустремленность большая, чем когда бы то ни было... Но я видел твой уровень. Я почувствовал его... Это девятый. И твоя сила больше не просто наблюдение времени, наблюдение будущего и прошлого... Ты их выбираешь.

    +1

    100

    Ясуда безумно стремилась к свету. Ее гнал вперед страх. Ему не было начала и не было конца. Анна даже не осознавала полностью, что конкретно ее страшит, а потому и бороться с ним она была не в состоянии. Она лишь летела вперед, рассекая тьму, лишь бы скорее добраться до того теплого, слепящего света, что обещал ей быть рядом и, это были лишь мечты самой провидицы, спасти ее из этой пучины безмолвной тьмы.
    Поначалу, Эспер не поверила своим глазам. Источником яркого света была еще одна ее копия, и девушка была готова снова ринуться в атаку, совершенно не задумываясь о том, что смысла в таком поведении нет. Учиться даже на собственных ошибках она была уже не в силах. Но свет словно вернул ее в чувства. В нем не было враждебности, а потому она просто замерла и внимательнее присмотрелась к тому, что видит.
    «Неужели ты Акума?..» - снова встретить свою Акуму было бы невероятным. Анна любила своего демона ровно столько же, как и боялась и уважала. У них были тяжелые моменты, и разногласия и примирения, но они все равно оставались вместе, упрямо продолжая существовать. Правда, тот факт, что тело все же принадлежало пророчице, она порой переставала воспринимать Акуму, как отдельный организм, с которым Ясуда существует в симбиозе, и относилась к демону всего лишь как к собственной способности ясновидения. А сейчас, вспомнив об этом, она понимала, что никогда не оставалась одна. Акума всегда была рядом, даже если Анна об этом эгоистично забывала. И, даже не уверенная в том, кого все же видит пред собой, девушка еле слышно прошептала:
    - Прости меня…
    Тьма, поглотившая светящуюся фигуру Анны, испугала настоящую. Кем бы ни было этот светящийся двойник, Ясуда чувствовала себя ответственной за него. Но что она могла сделать сейчас, такая беспомощная, обессиленная? Она продолжала наблюдать за происходящим, поражаясь тому, как двойник из света идет сквозь тьму. Упорно, не сдаваясь. Сама же блеклая  тень былой Анны, не находя других вариантов двигалась следом. Когда же тьма захватывала светящуюся девушку, на помощь ей приходил волк, отгоняющий тьму. Эспер смотрела на то, как самозабвенно животное помогает ей, пыталась уловить какую-то аналогию, какой-то смысл происходящего, но нить рассуждений ускользала от нее, и все, что она могла, это продвигаться вперед, в тени сияющей себя и ее безызвестного защитника.
    Неизвестно сколько прошло времени перед тем, как тьма вокруг изменилась. Перед тем, как перед Ясудой возникла Аина Сорроуз. Еще одна сильная женщина, которой без устали восхищалась предсказательница в реальности.
    «Почему она здесь?» - ясновидящая не осознавала, что ее интересует больше: сам факт появления кого-то другого, или то, что это именно Аина.
    Аина была воплощением красоты, изящества, силы и ума. Анна чувствовала себя мелкой и ничтожной радом с ней, но доброта, что исходила от нее будто волнами, поднимала с колен и давала силы отвечать на заданные вопросы:
    - Я… я так облажалась. Сколько бы я не тренировалась, сколько бы ни училась, как бы не пыталась стать кем-то бОльшим, у меня ничего не входит, - провидица смотрела прямо в глаза собеседницы, голос ее был пропитан горечью, но слезы, отчего-то, плаксе-Анне удавалось держать в себе. – Я так бесполезна. Снеговик там, - неопределенный взмах руками, - совсем один. Вдруг он все еще не бросил меня? Там так опасно, а я даже не могу сказать ему, чтобы он уходил. А если та, другая Анна, что пришла на мое место, захочет навредить ему..?
    Тут девушка все же не сдержалась и всхлипнула.
    - Пусть… пусть он примет ее вместо меня. Она лучше.. сильнее.

    Отредактировано Anna Yasuda (2019-06-10 23:54:35)

    +1


    Вы здесь » Akuma Project » События настоящего » Castle of Glass