Вверх
Вниз

Akuma Project

Объявление



Рады сообщить вам, что форум Akuma projeсt был благополучно доигран. Администрация более не поддерживает этот проект, но все прошедшие здесь эпизоды и иная информация остаются доступны для прочтения всем желающим. Благодарим за внимание!
  • Почитать всякое можно тут


  • Топы


    Рейтинг форумов Forum-top.ru

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Akuma Project » События настоящего » Вечное око


    Вечное око

    Сообщений 31 страница 48 из 48

    31

    Ответа на вопрос не было. Яритэ молчал и это, если быть откровенной, Анну действительно беспокоило. А за беспокойством к Ясуде последнее время слишком часто захаживала паника. Верная спутница шествовала под руку со страхом, медленно втаптывая сознание в грязь. Они выглядели важно, вальяжно, уверенно. Они знали, какую власть имели на хрупкой душой провидицы. Она знали, как остро она ощущает боль, когда они втирают в ее душевные ранения соль, заставляя снова и снова желать ударяться головой о стену, чтобы потерять сознание и не чувствовать.
    Нервы предсказательницы разрывались день ото дня, истощая разум девушки, отчего сама Ясуда начинала все чаще причинять себе телесную боль. Ее кожа во многих местах была расчесана, но одежда успешно скрывала это от окружающих.
    Анна ломалась, словно фарфоровая кукла. Ее уже смахнули с полки, и она неумолимо летит вниз, чтобы разбиться на десятки осколков, переживая последние горькие минуты. Она летела вниз, осознавая, что не желает найти ни одной даже самой жалкой причины как-то спастись. Боль на ранах, постепенно становящихся сквозными, была слишком сильна. И бороться с ней было невыносимо.
    А потом она открывала глаза.
    Свои насыщенно синие.
    Благодаря подарку друга, она могла, сконцентрировавшись, некоторое время видеть мир таким, какой он есть. Светлым днем и темным ночью. Ярким летом и бледным зимой. Она могла следить за играющими детьми, улыбками людей. Могла смотреть в глаза близким, и это давало ей силы. И потому друг, сделавший ей этот бесценный подарок, слишком много для нее значил. И он молчал. И это вызывало беспокойство. И потому Ясуда держалась изо всех сил, она контролировала свою панику и ускоряла шаг, чтобы скорее преодолеть, казалось, бесконечный коридор, добраться до друга и убедиться, что с ним все хорошо.
    «Я иду, Яритэ. Иду».

    +3

    32

    Пёс остался позади, а Анна двигалась вперёд, влекомая горячим желанием поскорее увидеть друга. Что-то было не так, что-то неуловимо изменилось в мире вокруг - и это лишь усиливало беспокойство. Анна шла, оставив позади длинный коридор, пустую комнату с голыми стенами, некое тёмное помещение. И вот, наконец, последняя дверь. Даже сдерживая свои способности предсказательница знала: именно за ней она найдёт то, что ищет. И Анна открыла дверь.
    Мёртвое свечение мониторов было слишком слабым, чтобы хоть отчасти рассеять окутавший комнату мрак, и всё же его было достаточно, чтобы понять: сидевший перед ней человек - не Яритэ. Возможно, это вовсе не было человеком. Даже в жуткой, неестественной темноте выделялись глаза, которые были ещё темнее, и яркие алые искры в них, рассечённые вертикальным зрачком. Как бы Анна не глядела на мир, эти глаза всегда были одинаковы. И секунду спустя они стали всем, больше ничего не осталось. Это был тот самый взгляд, что пророчица ощущала на себе, глядя на картины гибели мира - но теперь всё было на самом деле. И в мёртвой тишине зазвучал холодный голос:
    - Наконец-то ты пришла ко мне. Скажи, если бы ты могла исполнить одно желание, что бы это было?

    С этого момента и до соответствующей пометки отвечает только Анна, ну вы поняли

    +2

    33

    Анна беспокойно шла по коридору, оставляя за собой двери, комнаты. Ничего для нее не имело значения, кроме ее конечной цели, к которой она неумолимо приближалась. Беспокойство было для нее верным спутником на каждом шагу, но изо всех сил держа себя в руках провидица только подгоняла себя.
    Наконец, конечная цель замаячила перед глазами. Перед самой дверью, уже протянув руку, Ясуда неуверенно замерла. Она знала, что первоначальная цель посещения этого здания находится за дверью, но отчего-то не решалась войти. Но, с другой стороны, если не входить то, что делать? Собрав волю в кулак, ясновидящая толкнула дверь.
    Для Ясуды не имела значение темнота. Никогда до этого момента. Впервые девушка ощутила нехватку способностей, она находилась в полумраке, и оттого становилось неуютно. Понадобилось всего несколько мгновений, чтобы осознать, что основной причиной неудобства было все же иное.
    Впервые Анна «видела» ее воочию. И даже не смотря на невозможность взглянуть кому-то в глаза, ЕЕ глаза она видела. И оттого даже дышать было трудно. Было ли провидице страшно? Несомненно. Но желание убежать слишком сильно подавлялось желанием узнать, что же на самом деле происходит.
    - Наконец-то ты пришла ко мне. Скажи, если бы ты могла исполнить одно желание, что бы это было?
    Ясуда молчала. Молчала так долго, что эти минуты показались вечностью.
    - Ничего. Я ничего не буду у тебя просить.
    Конечно, это было правдой лишь отчасти. Анна хотела мира, спокойной жизнь, чтобы смерти прекратились, хотела вернуть себе зрение, хотела еще очень много всего. Но она не была готова заплатить цену за все этого. А потому от казалась от желания.
    «Все имеет свою цену. А твоя цена, мрачное Око, точно будет слишком велика».

    Отредактировано Anna Yasuda (2018-01-15 15:20:38)

    +3

    34

    - Ничего. Меня это устраивает. Цена будет той же: всё, что есть.
    Она поднялась. Не так, как встают люди, а просто будто бы разом вытянувшись, став выше. Теперь она смотрела на Анну сверху вниз, и хотя жуткие глаза всё ещё были совсем рядом, казалось, будто нечто взирает на провидицу с высоты огромного небоскрёба, нет, даже более того - из недостижимых тёмных глубин звёздного неба. Человеческие черты в той, что называла себя Синдер, теперь были почти неуловимы - всю её окутала тьма не только визуальная, но и эфирная. Эта темнота была повсюду, она разливалась в воздухе, обвивала, нависала. Но сколь бы непроницаемой не казалась чернота, для глаз Синдер она не была помехой. Этот взгляд не отпускал, и одного его было достаточно, чтобы изничтожать в душе осколки надежды, впуская на их место смертельную пустоту - ту же, что была по ту сторону.

    http://ipic.su/img/img7/fs/Sinder.1476753837.png

    - Иногда я позволяю им просто уйти. Но не тебе. У тебя было слишком много возможностей сбежать. Сегодня мы заключим сделку, и это неизбежная реальность. Я могу просто заставить тебя. Или же...
    Тьма отступила. Совсем чуть, на пару шагов, и всё же этого было достаточно. Теперь Анна могла ощутить помещение, в котором они находились. И понять, что был здесь ещё один человек - тот самый, ради которого она и пришла. Он не видел ничего вокруг, ничего не чувствовал, его обволакивала завеса тьмы... И всё же он был жив.
    - Ты можешь получить взамен его жизнь - и тот мельчайший шанс, что она в себе несёт. А ещё ты можешь удивить меня. Но помни, что не всякое желание может исполниться.
    Рука протянулась к Анне. Несмотря на венчавшие пальцы тускло-золотистые когти, рука была небольшой, даже изящной. Она казалась вполне человеческой в те ничтожные секунды. А потом выставленную для рукопожатия ладонь объяли языки беспощадного чёрного пламени.

    +3

    35

    Когда девушка в кресле поднялась и приблизилась к Анне, и без того напряженный упругий воздух стал неестественно сжатым и словно разряженным.  Окружение поглотила темнота не дающая глянуть куда-нибудь еще, кроме как на Синдер. Ясуда старалась держать себя в твердом сознании, но чувствовала, что страх, скрипичным концертом вновь и вновь взрывающийся в голове, слезами сочится из ее глаз. Ей было очень, очень страшно, и то, что она не могла «осмотреться» в этой тьме только пугало еще сильнее.
    «Яритэ, где он? Жив ли?»
    И словно прочитав мысли бледноволосая продолжала говорить, заставляя одним своим голосом волосы на голове провидицы шевелиться. Она продолжала говорить о сделке, и то, что она считала это неизбежным, вызывало диссонанс в сознании Анны, выводя страх на совершенно иной уровень. Ровно до того момента, когда ясновидящая, наконец обнаружила друга. И поняла, что является настоящей ценой этой сделки.
    «Подлая ты сука…»
    Пророчица тихо застонала, «наблюдая» за протянутой рукой. Язва в душе от того что снова ей предстоит выбор: смерть или услужение, разболелась еще сильнее. Однажды Анна уже выбрала жизнь, пережила унижение и слабость, но разве сейчас она тот же человек, что когда-то сделала выбор? Разве сейчас она способна поступить так же? Мысли занозами свербели в мозгу, не давали забыть о том, что теперь на кону не только ее жизнь. Но с другой стороны, разве Ясуда может быть уверена в том, что Кацу выживет в итоге, если она загадает желание?
    Ответы на все эти вопросы были заключены в слабости Анны Ясуды. Да, она боялась смерти. Да, она была готова на много ради жизни друга. Но стать снова чьей-то марионеткой..?
    Предсказательница выпустила Акуму на свободу. Она дала ей столько воли, сколько той было необходимо, чтобы почти целиком уйти в созерцание будущего, подглядывая в настоящее всего мельком. Дала лишь указку найти то будущее, где есть хоть маленький шанс.
    «Будь храброй».
    Всего один вдох понадобился Ясуде чтобы принять фатальное решение. Всего одно движение языком во рту, где неестественно работали слюнные железы. Всего два жеста и два слова:
    - Пошла ты.
    Плевок под ноги.
    «Может оскорбление выиграет мне пару секунд?»
    Шаг назад, взмах рукой и изящный эфирный пистолет направлен туда, где должно находиться лицо Черного Ока. Курок взведен, и провидица стреляет столько раз, сколько возможно.

    +3

    36

    Пули зависли в воздухе, а затем полетели вниз, в черноту. Звука удара об пол не было. Тёмная рука метнулась вперёд, и словно бы увеличившись в размерах опустилась на голову Анны. Череп сдавило, когти больно впивались в кожу, и Анна ощутила, как по лицу ползёт тонкая струйка крови. Тварь из Бездны теперь была совсем близко, её лоб почти соприкасался со лбом Анны, а ужасный взгляд всё также был устремлён в её глаза.
    - Какая решимость. Это и есть то, что дало тебе не сойти с ума, не убить себя в тот момент, когда ты увидела? Это отличает тебя от остальных? Или же ты просто заглянула недостаточно глубоко, чтобы вполне понять?
    Акума рвалась наружу, стремясь увидеть, удовлетворить хоть отчасти свою жажду знаний, но повсюду её встречала одна лишь чернота. Тёмный эфир окутывал их, заслонял собою всё. Бесстрастное лицо Синдер исказилось, брови нахмурились и сузились глаза, как бы обозначая желание заглянуть поглубже, уловить что-то важное там, в глубине души провидицы. Лишь взгляд не изменился, являя всё ту же бесконечную тёмную пустоту.
    - Ты ведь не могла даже поверить в то, что убьёшь меня этим смешным пистолетом. Тогда что это было? Твоя попытка самоубийства? Нет, смерть не придёт так легко. Сперва ты увидишь будущее, увидишь так, как ты и хотела.
    Тёмный эфир отступил, и Акума Анны радостно рванулась вперёд. Но вместо того, чтобы увидеть, предсказательница услышала. Хруст костей. Её собственных костей. Следом пришла боль, шокирующая, выворачивающая наизнанку боль, которой не должно было бы быть. Это было не на самом деле, это было всего лишь видение, но почему же оно было настолько ужасающе реальным? Почему оно приносило с собой боль, которая, казалось, вот-вот сотрёт рассудок...
    Она была совершенно одна в темноте. Она пыталась идти, но вокруг ничего не менялось, кричала, но не слышала своего голоса. Прошлое сокрыто, а в будущем лишь та же холодная темнота. Анна не чувствовала голода или жажды, не чувствовала боли, вообще ничего. День проходил за днём, и ничего не менялось. Наверное, дни уже обращались неделями, но сосчитать их было невозможно, потому что чернота оставалась всё такой же. Всегда. И не было никакого выхода, ни одной лазейки, ничего, за что можно было бы уцепиться...
    Она ничего не чувствовала. Судьба мира теперь не казалась чем-то значительным. Друзья и близкие? Существа, ничем не отличающиеся от прочих, их добрые поступки легко объяснялись стремлением к исполнению собственных желаний и примитивными, скучными и низкими мотивами. Но когда она заглянула внутрь себя, она не обнаружила того же. Лишь пустоту. Сердце билось, но она не чувствовала себя живой и не желала жить. Желаний вообще не было, лишь два возможных курса - но и они были лишь результатом измышлений. Она взглянула на мир, и увидела его одновременно с тысячи различных ракурсов. Яркость и детализация этого видения не шла ни в какое сравнение с тем, что когда-то предрекало конец света. Теперь картина всеобщей гибели раскрывалась во всех подробностях, во всём её ужасающем величии, но не вызывала ни малейшего отклика в душе...
    Анна снова была собой, снова ощущала когти на своей голове. Руки тряслись, пистолета больше не было. Но Синдер была здесь, и её гипнотический взгляд, по-прежнему пугающий, но также и странно знакомый.
    - Я могу позволить тебе увидеть больше. Ты проживёшь здесь сотни, тысячи ужасных жизней - но при этом не выиграть своим друзьям ни секунды. Сейчас у нас есть всё время мира. Время всех миров. Может быть, ты думаешь, что твоя сила нужна мне для победы? Это не так. С твоей помощью я увижу правду. А затем освобожу тебя от этого мира.

    +2

    37

    Анна не удивилась, когда пули, отозвавшись звоном в ушах, упали на пол. Не удивилась, когда цепкая, когтистая рука вцепилась ей в голову, вызвав болезненный крик и осознание, что теплая струя на лице – ее собственная кровь. Она даже не удивилась, услышав пронизанный ядом голос Синдер. Почему? Потому что не верила в свою удачу, которой в этом мире больше нет места. Да, возможно, ее действия были попыткой умереть без мучений, но раз уж не удалось…
    Контролировать себя Ясуде становилось все сложнее. Ее слезы перемешивались с кровью на лице, она выла и скулила, но сил поднять руки, чтобы хотя бы вцепиться в руку нападающей уже не было – они безвольно висели вдоль тела. И единственная, кто сохраняла самообладание, это ее Акума, которая как шальная стремилась заглянуть в прошлое беловолосой, через болезненное прикосновение к голове, но все, что ей удавалось увидеть – лишь тьма.
    Но, стоило лишь противнице захотеть – темнота расступилась. И неподвластная контролю Акума устремилась вперед…
    То, что «увидела» провидица вызвало новую волну слез. Она «видела» темноту, темнее которой не ощущала даже, когда ослепла. Она не чувствовала течения времени, боли, жажды, голода, жизни. В этой темной пустоте не было ничего, ни начала, ни конца. Пустота меняла и ее саму. Она осознавала, что чувства и эмоции покидают ее, оставляя место только безразличию, цинизм и эгоизм наполняли ее натуру. А новое видение, показывающее крушение мира не вызывало ничего, кроме скуки…
    Если бы ясновидящей сказали, что она будет рада снова увидеть свою мучительницу, она бы сочла говорящего сумасшедшим, ну, или себя, оттого, что способна испытывать к ней что-либо, кроме ненависти. Но правда оставалась правдой, Ясуда «смотрела» в глаза Синдер, в ее жуткий, вызывающий панику глаза и была рада тому, что видение, наконец, закончилось и она снова чувствует страх за себя и всех живых, на которых всего несколько мгновений назад ей было плевать. И когда тирада Синдер закончилась, Анна даже выдавила подобие улыбки:
    - Правду? О чем ты? – это не было насмешкой, это было искренним непониманием. – Правда в том, что люди умирают! Люди виноватые лишь в том, что живут здесь и сейчас. Кто ты и зачем ты все это делаешь? Тебе доставляет удовольствие смотреть на страдания? Что ж, я покажу тебе поближе. Есть хоть что-то, что заставит твое черное сердце дрогнуть?
    Сложно сказать, что дало предсказательнице сил на этот порыв, возможно, всего лишь разница между восприятием настоящего и возможным восприятием будущего, но дикое нежелание стать бесчувственным овощем было поистине велико. Акума внутри пророчицы бесновалась. Ясуда взывала к своему прошлому. Ко всем прошлым людей, которые когда-либо видела. Она вытаскивала из закромов своей памяти то, отчего не могла спать по ночам, она воскрешала в разуме смерти и страдания сотен, тысяч людей, которые успела «увидеть» благодаря своему дару-проклятью. Она собирала в единое целое жизни детей, женщин, мужчин, стариков, людей, Эсперов и Акум, всех, кого пришлось «прочитать» по приказу, случайности, по собственной воле или чьей-то просьбе. Анна собирала в одном сжатом до долей секунд видении жизни, которые оплакивала сейчас, как десятки раз в прошлом, будила жалость и сочувствие в своей душе и изо всех сил, собрав весь совой Эфир, старалась передать видения Синдер, которую и сама уже начала жалеть, осознавая, что блондинка, скорее всего, испытывает только пустоту, которую совсем недавно показала пророчице в видении.
    - Неужели тебе нужна такая правда? Неужели тебе не жаль их? – Анна зашлась в рыданиях, понимая, что ее собственное сознание уже на краю гибели, а разум от давления Акумы становится все слабее.

    Отредактировано Anna Yasuda (2018-01-31 17:54:26)

    +3

    38

    - Я не знаю удовольствий. И моё сердце не дрогнет, потому что оно не чёрное. Его просто не существует. Там только пустота. Что бы ни происходило, она остаётся неизменной. И всё же я приму их.
    Совершилось. Анна не до конца осознала тот момент, когда её ладонь оказалась в хватке Синдер. Но когда жадные языки чёрного пламени устремились вверх, поглощая всё тело, это ощущение затмило все прочие. Её словно бы уничтожали и собирали заново, во что-то похожее, почти неотличимое, но, в то же время, совершенно иное. Боль была повсюду, кошмар захлёстывал сознание. И всё же Анна как никогда ясно ощущала, что её послание дошло. Та же безграничная пустота была совсем близко, провидица смотрела на неё со стороны - и в то же время была внутри и глядела на мир с той стороны, глядела тысячей глаз.
    Эта секунда могла быть больше, чем вся предыдущая жизнь Анны, за эту секунду её акума, не задумываясь, отдала бы сотню таких миров, как этот. Секунда, в которую все глаза Бездны открылись по-новому и взглянули одновременно во все стороны пространства и времени. Анна видела всё. От точки первого появления эфира и до тех несчётных точек, где эта мистическая энергия исчезала без следа. Человек не мог осознать подобного, и без того уже ослабевшее сознание провидицы разорвалось бы в клочья и исчезло, продлись это ещё пару мгновений. Но всё оборвалось с диким криком тысячи голосов, среди которых Анна различила и свой. А потом тёмное пламя вернулось, на этот раз с тем, чтобы не оставить ничего - Синдер исполняла своё последнее обещание. Перед тем, как всё исчезло, последняя угасающая искра того, что было Анной, различила крохотный оттенок эмоции, пробившийся в пустоте. Не жалость. То было удивление.

    Кошмар был реален, кошмар под заедающую мелодию из музыкальной шкатулки. Подступающий зловещий туман, спасительница, обречённая умереть от неизвестного яда, а где-то там, за стенами - неотвратимый крах знакомого и любимого мира. Но всё это было лишь прологом. В прологе, который должен был стать их спасением, появился тёмный силуэт. Он быстро приближался - не шагом или бегом, а какими-то странными дёрганными обрывками движений. Музыка изменила ритм, тотчас став столь же урывочной и тревожной, избавившись от обманчивого налёта спокойствия. Туман, что подступал к ним единой волной, теперь был повсюду - Рурун даже не успела понять, как это произошло.
    А силуэт приближался. Туман стелился по полу, и никак не мешал рассмотреть, что приближалась к ним девушка, укутанная в тёмный плащ. Впрочем, надежды на её дружественность не было - Рурун видела красные огоньки и что-то неестественно тёмное, чернее самого мрака, ещё до того, как поняла, что это глаза. Эти ужасные глаза не смотрели на них, куда-то в пустоту глядели они с искаженного лица. По белым, словно у восковой маски, щекам текло нечто чёрное. Оно сочилось из её глаз сплошным потоком, капая в туман и исчезая под белёсым покровом. Кровь или слёзы?
    Всё это длилось мгновения, безумно долгие мгновения, а потом музыка заиграла ещё быстрее, принимая безумный темп движения силуэта, который, шатаясь от стены к стене, видоизменялся. Тело раздувалось и сжималось, то становясь больше и занимая собой весь проход, то истончаясь, то сплющиваясь и принимая иные гротескные, жуткие формы, а руки, с золотистыми когтями продолжали сжимать голову - единственную часть - остающуюся неизменной - и сжимали так, словно бы она должна была вот-вот разорваться. То, что казалось тёмным плащом, менялось вместе с ним, при этом непрестанно извиваясь и дёргаясь. В музыку вплетались голоса - множество голосов, говоривших одновременно. Голова пульсировала от этих адских звуков, хотелось заткнуть уши, хотя это никак не могло бы помочь. И сквозь общую мешанину отчётливо пробивались те слова, что повторялись снова и снова:
    - Правда только одна. Две правды не могут существовать одновременно.
    Нервный акума среагировал первым. Он выстрелил в надвигающееся чудовище - и пуля пробила его собственную белую маску. Хлынула кровь, и несчастный повалился на пол, в туман. Чудовище замерло как было. Сейчас она была неправдоподобно высокой, нависала над ними, а над головой вздымался тёмный горб, почти достающий до потолка. Плащ по-прежнему извивался, и Рурун увидела, как отдельные отростки мрака перестали двигаться хаотично и потянулись к ней. А затем на неё обратился взор этих бесконечно чёрных глаз, ужасных глаз, в которых отражалась сама бездна. Существо медленно опустило руки, и лицо задёргалось, изображая кошмарное подобие улыбки. Чёрная кровь по-прежнему стекала по щекам и медленно капала на пол.

    Яритэ открыл глаза. Он всё ещё был жив, он был в своём теле, в том же самом зале управления. Синдер не было, хотя он по-прежнему ощущал её присутствие - и уже от этого тряслись руки. Время снова шло, работали камеры и лился звук... Нет, то была некая ужасная какофония звуков. С трудом Яритэ различил знакомые ноты той музыкальной шкатулки, но как же теперь изменился её мотив! А ещё были голоса. множество голосов, в которых было что-то знакомое. Усилившаяся дрожь подсказала, с чем они должны быть связаны.
    - Две правды не могут существовать одновременно. Не могут существовать.
    Яритэ смог подняться, подойти и взглянуть на камеры.

    А6
    Офисная каморка укутана белым туманом. Звук идёт отсюда.

    А12
    Туман и здесь

    К1

    Туман стелется по низу коридора.

    Б1
    Ничего нового

    Г27
    Ничего нового.

    Е3
    Комната пуста.

    +1

    39

    Почему он всё ещё жив? Яритэ вернулся к своему недавнему занятию, будто ничего и не было. Будто не его нити жизни пару минут назад касались острия черных ножниц. Из инстинктов первым заработало самосохранение.
    -Где Рут? - палец опустился на кнопку и в комнате Е8 активировалась ловушка. Не суждено было увидеть ее в деле, не суждено было приравнять её принцип аннигиляции ко всем остальным ловушкам. Зачем он вообще это делал?
    -Анна оттуда вроде бы уже ушла.. - Анна? Кто такая Анна? Её жизнь не стоит того, чтобы сейчас уводить мысли в сторону от Рут. Юноша неожиданно для себя понял, что если ранее мог прикрыть полем несколько изъянов в тактике, то теперь первый левитирующий стол раскрошится вместе с его хребтом.
    Главное не выпускать деталей из головы и все будет окей.
      Взгляд обшаривает комнату. Яритэ вроде выпускал одного или двух паучков разбрестись по комнате - он ищет их взглядом и оценивает работоспособность, проверяет рабочие ли те роботы, что спят в нарукавнике. Да и вообще - пора оценить обстановку на столе. Склянка с удачей, пистолет..
      Ещё Аякс. Ри ищет контакт со псом и первым делом хочет знать, что он видит. Что он видел, что он помнит.
      Мониторы знают точное время и Кацу теперь тоже знает, во сколько минут вместился тот фантомный пузырь бесконечности. Анна должна быть здесь. И Синдер должна быть здесь. Рут только подходит. И если Ясуда не наделала глупостей, то все равно сделала наибольшую из них.
      Яритэ умеет складывать два плюс два. Он был причиной, а может просто приманкой. Он был ценным трупом, а может просто товаром. Сейчас не имело значения. Он не спешил тянуть руки к грузу ответственности, но груз сам полз по спине на плечи.
      Разбитый на сотни фрагментов, он оставался единым целым. Когда так хотелось сравняться с песком..
      Не любитель делать поспешные выводы, через силу отмел единственный правильный вариант - свести счеты с жизнью. Он не мог заставить себя поверить. Только если увидит останки. Иначе рычаг не сдвинется с места.
      Сейчас это придавало сил.

    -Выруби свою гребаную шарманку, убожество. - Эспер выплевывал слова в исступлении. Страх сводил его с ума, переполнял и искал выход.
    -Кто ты и какого хрена здесь забыло? - голоса то ли звучали из камер, то ли переливались прогорклым леденцом внутри головы, Синдер то ли ушла, то ли была совсем рядом, за стеной. Парень даже не был уверен, что кричит в нужной комнате. Всё просто медленно теряло смысл.

    Камеры:

    Е8, Г24, А6, Б1, Е6, В1

    Ловушки:

    Е8

    +1

    40

    Кошмар был настолько же реален, как и пытающееся разорваться от ужаса сердце. Она всегда любила музыку и верила, что музыка дарит любовь, но эта…эта мелодия. Она мерзким дребезжанием ввинчивалась через уши в самый мозг. Она была обманчиво спокойна, и это спокойствие слетело, как только в дальнем конце появилось нечто ужасное.
    Оно было похоже на разных монстров из фильмов ужасов, которых так любил ее отец. Судорожно вздохнув, девушка сделала шаг назад, почти полностью концентрируясь на приближающейся фигуре, туман неожиданно оказался повсюду вокруг, четче на своем белом фоне выделяя женский силуэт. Ее глаза, смотреть в них не хотелось, но почему-то смотрелось постоянно, с трудом удалось отвести взгляд. В тот же момент музыка сменилась, а Ру осознала, что существо все ближе. Оно постоянно видоизменялось, сжимая голову. «Ему…ей больно?» в звенящей пустоте головы неожиданно появилась мысль. Все другие мысли видимо разбежались от ужаса.
    - Правда только одна. Две правды не могут существовать одновременно. – эти слова ввинтились в уши, взбудораживая мысли и возвращая девушку в свой привычный ритм движения. Страх чуть -чуть отступил, позволяя двигаться. И соображать чуть лучше. Впрочем, очнулась не только она. Видимо это сделали и другие, поскольку нервный акума сразу же покинул их стойкие живые ряды, выстрелив в существо…и схлопотав эту же пулю. Тут уже девушка не выдержала и бледнея уцепилась за большого акуму, просто как за оказавшегося рядом.
    - Ребята…надо отойти назад…-тихо прошептала она, впрочем, кажется она хотела еще что-то сказать, но слова застряли в горле. Поскольку она привлекла к себе внимание ЭТОГО. По мере протяжения к ней разных щупалец она все больше отступала, подавляя в себе крик. Сердечко на ее голове посерело и прижалось к голове, а сердце билось где-то в пятках. «Оно…смотрит на меня…смотрит…» на глаза навернулись слезы и взгляд метнулся от одного края коридора в другой. Замутившийся от слез взгляд выхватил каждого из оставшихся живых в команде, хотя туман откровенно мешал. «Они тоже боятся. Может даже больше меня? Не знаю…но смогут ли они защитить хотя бы себя от этого…этой шутки?» Она продолжала осторожно пятиться, судорожно ища в себе силы противостоять хоть чем-то. Удивительно, но что-то даже находилось, медленно подняло голову желание помочь другим и Руна снова налилась краской, еще не сияет, но уже слегка поблескивает. Она остановилась, прямо глядя на странно улыбающуюся стремную хрень нависающую над ними. «Может быть я смогу помочь ИМ? Один уже мертв, но остальные еще нет, может они смогут убежать…?» Глубокий тяжелый вдох и едва заметная отчаянная улыбка, а еще едва заметное сияние Руны. Взгляд снова прикован к глазам этой твари и в душе снова начинает скрестись страх, сводящий ее судорогой, который старается подавить решимость.

    Отредактировано Рурун (2018-02-17 23:02:27)

    +2

    41

    Карта

    http://ipic.su/img/img7/fs/Karty.1520205567.png

    Е8
    Здесь темно и почти пусто. На полу валяются останки, по меньшей мере, двух людей, буквально разорванных на куски. Тела повреждены больше, чем ранее, есть повреждения и на стенах, хотя рассмотреть как следует не удаётся из-за освещения. Вероятно, это последствия активации ловушки.

    Г24
    Комната, в которой нет абсолютно ничего - только голые каменные стены.

    А6
    Без изменений, но звук продолжает поступать и Яритэ слышит, что происходит во фрагменте Рурун.

    Б1
    Ничего нового

    Е6
    Мигающий свет мешает разглядеть детали, но большой стол, когда-то стоявший в центре комнаты, сейчас раскроён надвое. По полу тянется след зелёной крови. Из западного коридора сюда вошла Рут, которая держится за голову и выглядит потерянной.

    В1
    Большой зал своим убранством живо напомнил о Фредерике и её личной гвардии. Здесь никого не видно, но выглядит помещение аккуратным и нетронутым, здесь точно не сражались и отсюда не спасались в панике.


    http://ipic.su/img/img7/fs/Rut.1507237637.png

    Паучки в нарукавнике были в порядке, а вот те, что отправились бродить, на зов больше не реагировали. Яритэ видел одного из них, паучок был, вроде бы, совершенно цел снаружи. Но что там теперь внутри? Где именно маленький робот побывал и как это могло изменить его? Аякс, к счастью, подобному воздействию не подвергался. Пёс просто стоял на повороте, глядя прямо перед собой.
    Теперь время на мониторах. Яритэ не запоминал время специально - он ведь не знал, что произойдёт - но всё равно в памяти отложилось то, что должны показывать часы. Сейчас они показывали практически тоже самое. Может быть, он просто ошибся? Или же всё то, что произошло с момента появления перед камерой жуткого ока не заняло даже минуты. Что ж, оставалось решить, что делать дальше. На его крики никто не отвечал, то ли их не услышали, то ли просто игнорировали. Однако ответ на вопрос, похоже, он таки получил, потому что в процессе диалога, транслируемого камерой А6, множество голосов постепенно сливалось в один и очень знакомый.



    Голоса больше не звучали, резко прервалась и адская мелодия. На несколько секунд на коридор опустилась тишина, в которой было слышно даже хриплое дыхание Ртути - оно явно давалось ей с трудом. А потом что-то произошло позади. Рурун не могла отвести взгляда от нависшего над ней существа, поэтому только различила сдавленный стон Красной шапки. А потом были медленно приближающиеся шаги, сопровождаемые скрежетом и лязгом цепей. Когда-то это, возможно, могло напугать до полусмерти, но сейчас Рурун отчётливо осознавала, что какие-то там железки не страшны, они были совершенно жалкими по сравнению с тем, что стояло перед ней. Синдер открыла рот, и в первый момент оттуда полилась та же мешанина голосов. Однако с каждым звуком всё отчётливее выделялся один - то ли он заслонял собой все остальные, то ли вместе они и образовывали именно его:
    - Если бы каждый из вас мог исполнить одно желание, что бы это было?

    http://ipic.su/img/img7/fs/Sinder.1476753837.png



    http://ipic.su/img/img7/fs/Krasnayashapka.1508109688.png

    Этот голос даже хуже того безумного хора. Холодный, мёртвый голос. Ответил ему снова голос Красной шапки - у неё почти получалось звучать бодро и непринуждённо, как раньше. Почти, но всё же не совсем, и под этим чувствовался скрываемый страх.
    - Я хочу, чтобы мы поменялись ролями!
    - Вот как, ты выбрала этот вариант? Если ты не хочешь больше бояться, я могу взять тебя на нашу сторону. О, а вы не торопитесь. Мы теперь можем никуда не спешить.
    Существо обвело взглядом всех собравшихся, не забыв даже Ртуть, а затем снова сфокусировалось на Рурун. В этот момент снова ожила "музыкальная шкатулка". Играла она пока довольно плавно, лишь слегка заедая - как в самом начале.

    +2

    42

    -Мусор. - Яритэ широкими размахами руки нащупал пистолет на столе, пальцы сжались вокруг рукоятки. Она казалась гладкой, хотя Ри точно знал, что отвалил внушительную сумму за гравировку, даже если упустить прочие пафосные причиндалы. Его подвел даже такой мелочный стимулятор самолюбия.
      Из темноты еще более темное дуло уставилось на нерабочего паучка - Кацу держал руку на весу, а сам выискивал камеру злосчастного робота. Если она работает, можно поглазеть на главного убийцу своих творений с интересного ракурса. Сжать курок оказалось непросто. Был ли выстрел? Даже если нет, технологическая польза пистолета будет равна камню. А камни можно метать.
      Новому паучку предстояло взять на себя роль хранителя одного из шаров Инквизитора. А Аякс должен пройти вдоль коридора, выискивая Анну в комнатах по пути.

    -С тобой случилось что-то нехорошее, сладкая? Ты можешь рассказать мне все, что угодно. Что ты чувствуешь? - Анна говорила, что почти во всех реальностях её убийцей была Рут Гласснер. Но ведь за эти крохи времени они не могли встретиться. Или состояние Рут последствие драки? Истерия подкатывала вновь, но Эспер молчал, давил комья в горле и смотрел сквозь мониторы.
      Е8 откроет объятья Рут, если та решит войти. Теперь можно будет хотя бы застать действие ловушки.

      В остальном юноша оставался все тем же наблюдателем.

    Ловушки

    Е8, при желании Рут

    Камеры

    Е8, Г6, А6, Б1, Е6, Д3

    +2

    43

    - Если бы каждый из вас мог исполнить одно желание, что бы это было?
    Этот вопрос заставил Рурун удивиться и растеряться. Уж чего она не ожидала, так это этого вопроса точно. Пока на зависала, обдумывая вопрос со всех сторон, в игру вступила шапка и сразу же израсходовала свое желание. Сложно было сказать, но на взгляд Ру, девушка существенно поторопилась, стараясь показательно храбриться, можно было подумать и загадать что-нибудь более полезное для себя.
    - Ну… - она все же решилась подать голос, осторожно подбирая слова. Взгляд этого существа чувствовался всей кожей, изрядно отвлекая и сбивая с мысли. Еще и шкатулка эта, чтоб ей пусто было. – Я хочу, чтобы этот кошмар закончился и мир снова цвел, не разрываемый всем этим ужасом. – девушка махнула рукой в сторону, куда-то на улицу. – Это ведь война, я правильно понимаю? Так вот, я хочу, чтобы она закончилась и мы, эсперы, акума, обычные люди и прочие, выжили и смогли спокойно жить дальше. Как-то так, наверное. – девушка развела руками и вздохнула. Для себя ей чего просить? Разве только что бы родители были живы, но это достаточно эгоистично, да и не факт, что они мертвы, так что... Почему бы и не попробовать спасти остатки того, что осталось? Вздохнув поглубже она обвела взглядом оставшихся, взгляд упал на Ртуть. Девушка очень понадеялась, что у той еще есть силы загадать желание и она сможет придумать хорошее, хотя бы для себя. Зеленые глаза в упор уставились на существо, Ру с некоторым напряжением даже ждала продолжения. На данный момент она сделала видимо все, что от нее зависело, остается только ждать и может быть даже ничего хорошего.

    +2

    44

    Е8
    Ничего нового

    Г6
    Тёмное помещение, изрядно захламлённое при этом. Трудно разглядеть, есть ли там что-то действительно полезное.

    А6
    Звук исказился, и теперь слышно только помехи и какие-то отдалённые отзвуки.

    Б1
    Ничего нового

    Д3
    Это место также походит на офисное помещение, однако свет здесь мигает, а у самого пола стелется плёнка тумана. Есть и что-то ещё, что трудно определить беглым взглядом, но можно понять: эта комната является границей, на которой благообразная часть здания заканчивается и начинаются настоящие владения Воронов.

    Е6

    Подёргиваясь, Рут подняла глаза на камеру. В каждом из них застыл тот самый символ.
    - Так ты не убил себя? Другая линия, да? Или... Или просто ещё не наступило время? Никогда не думала, что скажу это, но иногда может быть... Слишком много. Даже интересного может быть слишком много.
    Она зажмурилась и прислонилась к стенке, избавив Яритэ от необходимости созерцать проклятый символ или же спешно вырубать монитор. То, что терзало Рут, похоже, не спешило униматься. Чем бы оно ни было.

    http://ipic.su/img/img7/fs/Rut.1507237637.png

    http://ipic.su/img/img7/fs/Sinder.1476753837.png

    Те белоголовые тоже что-то говорили, но Рурун поняла, что не может их расслышать. Даже звук шкатулки как-то отошёл на второй план, оставив на переднем только какой-то белый шум. А потом этот шум прорезал голос, тот же жуткий голос:
    - Пусть будет так. Ты окажешься на стороне победителя, война закончится, ты будешь жить, вы снова увидите брата. Пожмите мою руку, и договор будет заключён.
    Мир вокруг потемнел, съёжился до размеров той самой руки, увенчанной золотыми когтями. Она тянулась к Рурун, и вокруг ладони плясало тёмное пламя. Жуткое зрелище, но вот сама рука сейчас выглядела вполне человеческой. И хотя итог согласия или отказа трудно было подсказать, что-то подсказывало, что это может быть последним шансом на... Что-нибудь.

    +1

    45

    Яритэ воздержался от ядовитых фраз. Надеялся, что от Рут не последует сюрпризов и нетерпеливо поглядывал на кнопку активации ловушки в следующей комнате. Мысли скандировали вселенски простое слово:
    -Умри. Умри. Умри. Умри.. - главная опасность Анны должна быть уничтожена и развеяна по ветру. Плотоядное здание не могло достать жертву, но его рецепторы обострились, как никогда. Условия игры были понятны для обоих участников.

      Обрывки и еще раз обрывки..

    Ловушки

    Е8, при желании Рут

    Камеры

    Е8, Г6, А6, Б1, Е6, Д3

    +1

    46

    «Неужели это получится?» Удары сердца гулко отдавались в ушах, смешиваясь с воцарившимся вокруг белым шумом. Было очень неожиданно осознать, что ты не можешь расслышать то, что говорят другие. Даже этот надоедливый заедающий звук шкатулки как-то откатился на фон, совершенно перестав цепляться за сознание. Кодо была взволнована. Это странное, даже, наверное, правильнее будет сказать страшное, существо дало надежду. Конечно, этот мир жесток и довольно наивно надеяться, что все это будет просто так, но если война закончится и все будет хорошо, то рискнуть определенно стоит.
    Когда существо вновь заговорило, сердечко Ру забилось быстрее, а руна вспыхнула, рассыпая искры. Неужели все получится? Неужели?! Все должно получиться! Мир вокруг потемнел и сузился до размеров тянущейся к ней руки. «Просто пожать руку?» Черное пламя навевало на не очень хорошие ассоциации и откровенно отбивало всякое желание прикасаться к нему, но ведь от этого зависит очень многое, если не все. Сглотнула. «Надо быть смелее! Решительнее! Как Сажа, когда вы сбегали с яблоком! И как много других людей и эсперов! Ну давай, ты же хотела быть среди героев, трусиха…» Поджала губы, сжимая в кулаках края юбки и нерешительно протянула руку, пальцы замерли перед огнем. Нахмурилась, сердясь на саму себя за трусость, руна немного померкла и почти перестала искрить, но перебороть себя было сложно. «Может все таи стоит спросить, что от нас требуется взамен? Хотя не важно, ты же все равно все сделаешь так же.» Глубоко вздохнула и на выдохе, пока не успела передумать, крепко сжала протянутую руку, подсознательно ожидая боли от черного пламени и зажмуриваясь.

    0

    47

    Финал Рурун

    Предчувствие не обмануло Рурун: боль была. Вот только она совершенно не походила на поцелуй пламени, прикосновение чёрного огня было обжигающе ледяным. Хотелось вырвать руку и бежать, бежать без оглядки, но Рурун была не в силах даже пошевелиться. А потом тёмное пламя взметнулось, охватило её целиком. Это было мучительно и страшно, кошмарная предсмертная агония, но и возрождение. Перед глазами Рурун проплывали тысячи картин самого разного толка, но, к счастью для себя, она просто не способна была запомнить их, и память сохранила лишь смазанный отпечаток. В уши её вливался шёпот тысячи голосов, но Рурун не могла понять, что они пытаются сказать. И вот всё закончилось. Казалось, что прошла тысяча лет, но оглянувшись девушка увидела всё тот же коридор, тех же людей и нелюдей, переглядывавшихся с потерянным видом. Должно быть, она и сама сейчас смотрится также. Только Ртуть теперь стояла на ногах, а существо преобразилось, приняв образ хорошо сложенной девушки в чёрно-золотом. Только глаза её остались прежними. Пару секунд все молчали, и вновь вступившая шкатулка, слегка заедая, отыгрывала какую-то весёлую мелодию. Но тут кто-то вскрикнул: белоголовый акума, тот, что поменьше.
    - Эй! почему он всё ещё мёртв?!
    Опустив глаза, Рурун поняла, что нервный акума по-прежнему валяется на полу с простреленной головой.
    - Почему бы и нет? Разве вы не видите его сейчас? - в этих словах не прозвучало никаких эмоций, даже издёвки не слышалось в них, и оттого становилось ещё неуютнее. Но по-настоящему плохо стало, когда взгляд бесконечно пустых глаз снова стремился прямо на Рурун. - Теперь ты.
    Девушка вновь оказалась словно бы парализована и даже не шелохнулась, когда золотые когти стиснули её плечо. За секунду перед тем, как всё вокруг исчезло, Рурун услышала расстроенный детский голос из глубины белого тумана:
    - Ну вот, а я хотела поиграть с ней...



    Они стояли невероятно высоко, на останках одного из небоскрёбов Тэкумо-сити. Внизу была настоящая пропасть, и от неё не отделяли даже хлипкие перила, но Рурун совсем не трепетала перед этой головокружительной высотой: что-то подсказывало, что сейчас смерть от падения ей не грозит. Синдер - в том, что её зовут именно так. Рурун тоже не сомневалась - повела рукой, как бы предлагая оценить раскинувшийся перед ними пейзаж. Где-то внизу догорал титанический корабль, другой быстро терял высоту, третий удалялся к красному зеву адского портала.
    - Как видишь, война закончилась.
    Рурун видела не только это. Изуродованные здания, чёрный дым от множество пожарищ, висящие в воздухе обломки. удерживаемые неведомой силой, и снующие меж ними тени. Её родной город был обезображен и отравлен, разгромлен и сожжён. Наверное, эсперы, акума и обычные люди смогут жить дальше - но никогда также, как прежде. И уж точно не будет прежней она сама. Её желание исполнилось совсем не так, но плата осталась неизменной: всё, что есть.

    http://ipic.su/img/img7/fs/Sinder.1476753837.png
    [Кликабельно]

    +1

    48

    Финал Яритэ

    Шли минуты, а ничего не происходило. Анны нигде не было, и сколько бы Яритэ не перещёлкивал камеры, он не мог отыскать её. Волна безумия нарастала. Кажется, он что-то говорил, и Рут даже отвечала ему, но слова не отпечатывались в памяти, сейчас они просто не имели значения. Всё, что сейчас было нужно - её следующий шаг, шаг в комнату, где уже ожидала ловушка. Яритэ заманивал её, провоцировал, изо всех сил старался надавить на любопытство. Должно быть, он сам сейчас пришёл бы в ужас, увидев выражение на собственном лице, но начинающему компьютерному гению сейчас было вовсе не до того. А голос его продолжал звучать вполне убедительно.

    http://ipic.su/img/img7/fs/Rut.1507237637.png

    И вот он, роковой шаг. Палец опустился на кнопку активации ловушки, в колонках протрещала пулемётная очередь... И ничего. Рут была невредима. Яритэ чертыхнулся, понимая, что в глубине души и не ожидал ничего другого. А его собеседница очаровательно обернулась в камеру, а затем изображение исчезло. Она не сказала ни слова, но дьявол, это молчание очевидно звучало как угроза. И если секунду назад Яритэ мог убедить себя, что является хозяином положения, теперь этот фокус уже не работал, а зал мониторов представлялся теперь не безопасным убежищем, а, разве что, роскошной гробницей. В душе поднялся страх, переплетаясь со злостью. Оба эти чувства говорили одно: нужно бежать отсюда, бежать как можно скорее, потому что напрасная его смерть будет худшим из возможных исходов. Нет, пусть он проебался по всем фронтам, даже если город пал, если Анна никогда уже не дойдёт до командного пункта, нужно же сделать хоть что-то, забрать хоть кого-то с собой. Нужно убить Рут.

    Мозг Яритэ продолжал лихорадочно работать, когда парень спешно шагал прочь, приглушая шаги полем. Сработает ли это? Если даже нет, у него тоже была в кармане парочка грязных трюков. Он не испытывал сожаление, когда его роботы умирали для того, чтобы выиграть создателю жалкую пару секунд. Даже если ты назвал машину Аяксом, она остаётся машиной. Может быть, Рут задержится ещё чуть подольше, рассматривая его искусственные потроха? Яритэ не знал наверняка, он даже не мог точно сказать, сколько длилось это блуждание по тёмным коридорам, жуткая версия игры в кошки-мышки. Действительно ли у него получалось так хорошо? Или же Рут просто забавлялась с ним? Или же она вовсе забыла о старом приятеле, переключив внимание на что-то ещё?

    В любом случае, Яритэ был жив и продолжал действовать. План самопровозглашённого гения был прост, даже слишком прост, и поэтому в душе всё ещё теплилась вера в то, что он может сработать. Нужно было только найти генератор и надеяться на то, что безопасность важной базы Воронов будет достаточно проёбана для того, чтобы он смог взорвать эту штуку. Ха! Но вместо генератора он отыскал Фредерику и результат её поисков. И это было даже лучше. Яритэ не было столь уж интересно, что за гигантское орудие было скрыто перед этой базой и в кого оно предназначено стрелять, равно как и то,  каким образом сумели тайно создать его во вполне приличной части огромного города. Куда важнее были сейчас боеприпасы, потому что они-то как раз могли взорваться!

    http://ipic.su/img/img7/fs/Frederika.1497636918.png

    Он что-то говорил Фредерике. Конечно, это была одна сплошная ложь: девушка с идеальной осанкой и стальным взглядом нужна была лишь для того, чтобы скорректировать маршрут Рут и дать ещё немного времени. Яритэ так никогда и не узнал, что случилось с ней в конце. Да и какая разница? Всё дальнейшее было ещё более смазанным, но он был уверен в том, что никогда прежде не работал так быстро, чётко и уверенно. Ну конечно, он же чёртов компьютерный гений, он просто обязан был справиться! Когда он вновь увидел лицо Рут, оставалось только нажать на кнопку. И всё вокруг заполнил огонь.

    +1


    Вы здесь » Akuma Project » События настоящего » Вечное око